вторник, 28 августа 2018 г.

Господь шутит жестоко...

Часто иронизируют над «грядущей гибелью Украины». Дескать, пророки пророчат, пророчат, а «ненька» всё жива. Однако  всё не так просто. Некоторым процессам необходимо время для реализации.  Процессы в больших системах вообще имеют свойство разворачиваться  неспешно. Поэтому для не слишком внимательного наблюдателя то, что мы  имеем сегодня, было всегда и точно так же линейно проецируется в  будущее.

Касательно плотности населения: исторически плотность,  например охотников и собирателей, была весьма и весьма невысока.  Причина? А они активно эксплуатировали существующие в природе ресурсы и  «жали там, где не сеяли». Ну да, и голодать им тоже приходилось  порядочно. С запасами продовольствия у них было, прямо скажем, не очень.  Практически то же самое касается так называемых кочевников (очень уж  разные были эти кочевники). Плотность тоже весьма невелика. В случае же  падежа скота их ждал голод.

Поэтому создание земледельческих  цивилизаций — это настоящая революция. На очень ограниченных кусках  земли крестьяне начали выращивать продовольствие, достаточное для  прокорма, да ещё и на продажу, ещё и на налоги хватало! Цивилизация, она  основана на том самом «прибавочном продукте», если все охотятся за  «куском мяса» или бродят в поисках кореньев, при этом находясь в  перманентном состоянии голода, то о цивилизации говорить очень сложно.

«Крестьянские  цивилизации» существовали очень долго, практически большая часть  человеческой истории — это крестьянские, сельскохозяйственные  цивилизации. Понятно, что плотность населения очень плотно коррелировала  с урожайностью. В дельте Нила или в междуречье Ирака она могла быть  невероятно высокой (пока урожаи позволяли). Но наиболее эпична история  китайских сельскохозяйственных цивилизаций. Растёт население, и долина  Хуанхэ потихоньку осваивается… Потихоньку растёт размер и сложность  гидротехнических сооружений (в тёплом климате вода — это всё). Растет  размер пашен, растут урожаи, растёт размер населения и растёт  госаппарат. Но растёт и техногенная нагрузка на окружающую среду. И в  определённый момент поддержание растущей сложности гидротехнических  сооружений становится слишком дорогостоящим.

И тут круги начинают вращаться в обратную сторону…  Сооружения потихоньку ветшают, деградируют, урожаи падают… Растут голод  и беспорядки, снижаются налоги, что приводит к дальнейшему ухудшению  состояния гидротехнических сооружений (в тёплом климате вода — это всё).  И в определённый момент Хуанхэ выходит из берегов и разносит всё к  чёртовой матери: крах госсистемы, голод и беспорядки… и вымирание  населения.

Потом система перезапускается, и так много раз.  Интересная штука — история с археологией. Безусловно, были и  административные, торговые, культовые центры, но мы сейчас не курс  Древней истории пересказываем. Так вот, очень долго плотность населения  лимитировалась сельхозпроизводительностью данной территории. Так было.

И  даже при возникновении международной торговли продовольствием оставался  животрепещущий вопрос оплаты. У кого там «саксонские серебряные  рудники»? Что такого полезного вы нам можете предложить? Продовольствие  достаточно объёмно, и в Древнем мире его можно было таскать или по морю  (Александрия — Рим, например) или по рекам. Но не по суше! И да, кормить  имперский Рим — это одно, а кормить какой-то «левый» город в глубине  континента — это совсем другое. Вообще, всё величие Рима, все его  площади, храмы и дворцы были невозможны без хлеба Египта.

Перерывы в поставках продовольствия приводили к жесточайшим политическим кризисам. Отсюда легендарная фраза «золотой латыни»: «Плыть мне необходимо, а жить нет».  Голодные толпы — это голодные толпы. Разговаривать с ними бесполезно. И  это характерно для всех стран, не важно, Московия это или средневековая  Франция. В столице скапливались массы, не занятые в сельском хозяйстве, но сильные своей сплоченностью.  Перебои в поставках продовольствия, рост цен… и много примеров можно  привести. Не важно: неурожай там или дороги развезло. Это было  проклятием всех государств буквально до Новейшего времени: рост  городского населения, потом спад в производстве продовольствия,  стремительный рост цен, голод и голодные бунты. И государства были  вынуждены заняться регулированием продовольственных вопросов очень рано.

Свободный рынок обеспечит вам голод и политическую катастрофу.  С развитием промышленности всё стало ещё интересней: целые страны, как,  например, Германия или Англия стали нетто-импортёрами продовольствия. И  нетто-импортёрами сырья для своей промышленности, например.  Невозможность закупать продовольствие и сырьё (или завозить его) вела и  для немцев, и для британцев, и для японцев к крайне тяжёлым  последствиям. Катастрофическим.

К чему всё это долгое вступление и  при чём здесь, например, Украина? Сегодняшний относительно высокий  уровень жизни в некоторых странах современного мира (не только золотой  миллиард, кстати) обеспечен достаточно сложной экономической системой. И  не только системой «международной торговли». Кстати, в 20-м веке, в  эпоху «победившей индустрии», голод имел место и в США, и в Германии, и в  России. Так что не всё так здорово, как многим кажется.

Просто рядовой человек обо всех этих вещах задумываться не любит категорически. Ему  хочется большую зарплату и новую машину. Сам современный уровень жизни,  однако, а это возможность каждый день есть досыта, жить в  благоустроенном жилье, и прочее, имеет весьма сложное и хрупкое  обоснование. Это, в частности, современная индустрия, энергетика,  транспортная инфраструктура. Это сложно, безумно дорого и создаётся  поколениями.

«Общество всеобщего благосостояния» в Западной  Европе в 60-е годы основывалось во многом именно на ресурсах, созданных  трудом многих поколений (в том числе в колониях). Невозможно в нищей  стране вот просто так, на ровном месте создать высокие жизненные  стандарты для всех. Это, простите, сказка для маленьких. Именно поэтому,  но не только, СССР не мог быть богаче США. Никак не мог. Чудес не  бывает. Сегодня в Западной Европе тот самый ресурс во многом «проеден»,  плюс поднялись конкурирующие производственные центры в Азии, и  начинается «скольжение вниз»… Чудес в экономике не бывает, сколько ни проводи гей-парады.

Так  вот, основой государств-лимитрофов от Эстонии до Грузии были как раз те  самые советские производственные комплексы, порты и электростанции. Это  очень дорого и сложно — их создать. Это было дорого и для Британии, и  для Германии, и для Японии. Та же Украина вышла в «свободное плаванье»,  получив их «забесплатно» — долгов было ноль. Вот именно этот  дорогостоящий комплекс и был базой, той самой «черепахой и слонами»  одномоментно, на которых и зиждилось здание украинской  государственности. Именно он обеспечивал в 1991-м году проживание на  Украине 52 миллионов населения. Работа и кусок хлеба при этом были у  всех.

Потом эту самую «промышленную суперсистему» стали  разбирать на винтики и резать на иголки. Извлекая при этом из «процесса»  коммерческую прибыль. Этим, собственно, и занимались украинские власти в  «славные 90-е». Население уже тогда начало сокращаться и разбегаться  (что естественно). Логика тут простая: чем выше плотность населения, тем  более продвинутые технологии и изощрённые системы надо использовать.  Разваливается экономика и государство, деградирует «социалка», как  следствие падает плотность населения.

Мы, как правило,  рассматриваем ситуацию отдельно в Прибалтике, отдельно в Белоруссии,  отдельно на Украине. Но, несмотря на имеющиеся серьёзные различия в  новейшей политической истории, у этих стран невероятно много общего  именно с точки зрения плотности населения.

Драматическое вымирание  прибалтийских тигров никакой «мистики» в себе не несёт: это был, по  сути, дела «портовые страны» целиком и полностью завязанные на  общесоветскую экономику. Для Европы это своего рода «камчатка». И с  точки зрения географии, и с точки зрения экономики. Не нужны им эти  территории, неинтересны. Со всех точек зрения, кроме «сдерживания  российского агрессора».

Ушла империя, и прибалтийские экономики отдали богу душу.  А население вполне естественным способом стало разбегаться и без всякой  российской агрессии. Кстати, прибалтийские политики вполне бы могли  себе поставить это в заслугу: заблаговременная эвакуация граждан с  «танкоопасных направлений». Ворвутся русские танки в Таллин, а там пусто! Все съехали, и свет отключён за неуплату…

И  кстати о птичках: в межвоенную эпоху у «суверенных прибалтов» имела  места та же засада: практически полное отсутствие экономики. Как тогда  говорили, колыбель эстонцев — Эстония, а их могила — весь мир. Нечем им  было жить в холодной, маленькой и нищей Эстонии на европейских  задворках. История в общем и целом повторяется.

Господь жестоко подшутил над эстонцами: они могут быть очень успешными, но… строго в рамках России.  Иначе — нищета. И население от бескормицы начинает вымирать и  разбегаться… Рига и Таллин очень хорошо жили за счёт статуса имперских  портовых городов. При этом потоки товаров туда/обратно воспринимались  как нечто само собой разумеющееся. А исчезновение данных потоков было  полностью «неожиданно».

Как «вишенка на торте»: транспортные  евразийские мегапроекты могли бы озолотить маленьких, но гордых  прибалтов, но нет, куда там. И Рига, и Таллин, и Вентспилс с Клайпедой  из них будут исключены. То есть, по идее, гипотетически и теоретически  эта территория могла бы быть сверхуспешной, не прилагая к тому никаких  особых усилий. Просто за счёт удачного географического местоположения.  Но люди сделали всё, чтобы вычеркнуть себя из списка бенефициаров.

А  без «русского транзита» (ЕС-РФ-КНР-ЮВА) по суше и частично морями,  данная территория никому не интересна и население там по факту обречено.  То есть кто-то там жить будет, но мало и плохо. То есть низкая  плотность населения и невысокий уровень жизни… Прибалтика могла бы стать  торговым перекрёстком, но им не станет, тут могли бы возникнуть  определённые производства, ориентированные на обработку российского  сырья/производство товаров для России, но они не возникнут.

Страны  Балтии выбрали независимость? Просто надо «аккуратно расшифровывать»  некоторые красивые термины: они выбрали прозападно-русофобскую политику.  За что и страдают.

История показала, что Прибалтика может  существовать только как часть больших политических систем, но если  европейцам она была нужна как военный плацдарм против России, то России  были очень нужны торговые порты и опережающее экономическое развитие  данных территорий. Ну что ж, прибалты вернулись во времена Тевтонского  Ордена, удачи им.

Про Украину сказано и написано уже очень много.  Хотелось бы глянуть на эту проблему с точки зрения демографии, густо  замешанной на экономике. В момент обретения независимости там проживало  порядка 52 миллионов человек, сразу после 1991-го население Украины  стало стремительно сокращаться. Так как переписи населения принципиально  и давно не проводятся, а госструктуры в целом серьёзно деградировали,  то даже примерно сказать, сколько сегодня там проживает населения,  крайне сложно.

Ведь чем больше цифра, тем на первый взгляд,  значимее страна (хотя, конечно, Швейцария гораздо значительнее  Бангладеша). Поэтому украинским политикам очень нравится говорить от  имени «45-миллионного украинского народа». Но есть ли он в природе?  Столь многочисленный «украинский народ»? Разные эксперты называют разные  цифры, кто-то говорит про 35-36 миллионов постоянного населения, а  кто-то и про 25 миллионов (исходя из текущего потребления хлеба и  электричества).

Сказать точнее  весьма и весьма сложно: в стране полный бардак, и подсчёт поголовья  «будущих европейцев» — последнее, что интересует действующие власти.  Да и правду они говорить не привыкли. Поэтому приходится прикидывать с  точностью плюс/минус 5 миллионов. Такая вот «европа». Кстати, прибалты  так вот откровенно не врут по демографии, но, тем не менее, к  многочисленным трюкам (типа человек приезжает в год один раз на пару  дней, но числится резидентом страны) прибегают вполне открыто. И, тем не  менее, вымирание Прибалтики уже ни для кого не секрет.

Украина же  гораздо больше, гораздо интереснее, поэтому чисто демографические  моменты там остаются на заднем плане. Но, с одной стороны, это резко  облегчает задачу действующим властям — чем меньше народу, тем меньше  голодных ртов (даже знаменитая немецкая сказка про оставление голодных  ртов в глухом лесу есть). То есть вымирание/разбегание населения своей  собственной страны для украинских властей — большой плюс.

Вот  Советам было нужно много рабочих рук, как ни странно, и население  Украины до 1991-го года росло, а потом украинцы стали менее  востребованы. С другой стороны, с чисто политической точки зрения страна  с населением пусть даже не 52, а 45 миллионов (усушка/утруска) — это  одно. А вот страна с населением 25 миллионов (значительная часть из  которых пенсионеры) — это совсем другое. По политической значимости.  Страна с 25 миллионами — это уже не совсем тот слон, от пробуждения  которого (согласно мнению киевского мэра) может «вздрогнуть Европа». Усох киевский слоник…

В  принципе, процесс естественный: та самая промышленная база и  высокоразвитое сельское хозяйство постепенно уничтожались и  деградировали. Как следствие, ресурсов для «прокорма» оставалось всё  меньше и меньше. Разрыв с Россией — 2014 поставил жирную точку в истории  украинской промышленности, а значит, и энергетики. По сути дела,  история Украины 1991-2014 — это история перехода к более примитивным  методам хозяйствования на той же территории, способным прокормить куда  меньше населения.

То есть процесс носит вполне себе естественный  характер, после первого майдана он значительно ускорился, после второго  ускорился до предела и стал полностью необратимым. Все разговоры, о  неких миллионах потенциальных украинских эмигрантов звучат достаточно  странно. Сегодня они (по разным причинам) не нужны ни в ЕС, ни в РФ.

То  есть не важно, какие конкретно политики были у власти и какие именно  политические партии, вопрос был только в сохранении экономической  интеграции с Россией или разрыве отношений. Всё остальное по факту —  пустая и бессмысленная демагогия.

Вот можно тупо  абстрагироваться от всяких стратегически-религиозно-геополитических  вопросов и смотреть только под углом сохранения/разрыва экономических  связей с Россией. Когда в конце концов произошёл полный разрыв, то  американские «друзья» украинского народа в качестве альтернативы  российским промышленным заказам предложили… роль «аграрной  супердержавы».

А знаете, не бывает «аграрных супердержав».  По крайней мере в 21 веке (да и в 20-м их уже не было). Геополитическая  проблема России конца 19-го века во многом заключалась в том, что она  была как раз великой державой, но практически полностью аграрной.
И  надо понимать, что «чисто аграрная» Украина — это как раз страна с  очень небольшим населением. И с очень небольшим бюджетом. Кстати, даже с  этим вариантом развития не всё так просто. Вопросы возникают: в  сегодняшнем мире «вроде как» аграрными сверхдержавами (но не только  аграрными!) являются разные там ЕС, РФ, США… даже Бразилия! Для  современного сельского хозяйства нужно много техники, много ГСМ, много  удобрений. Инфраструктура по сбору/переработке/отправке на экспорт  нужна. И зачастую это всё дотируется/поддерживается за счёт государства  (по крайней мере в ЕС/США/Японии).

Ну, и где это всё в современной  нам Украине? А просто нечего больше Западу предложить «маленьким  украинцам», отсюда и завиральная идея «аграрно-космической мегаимперии».  У нас так долго обсуждали (и высмеивали) вариант «имперских аграриев»,  что народ просто забыл проверить, а возможно ли это хотя бы в теории?  Выходит, что невозможно.

Значит, украинская «экономика» будет  базироваться на натуральном хозяйстве. В принципе ещё при «добром  Януковиче» (и до него) так жили многие миллионы украинцев. Что вырастил на огороде, то и съел. Как в Африке. Но тут ни о какой плотности населения, имевшей место в атомно-индустриальной советской империи, и речи идти не может.

Значительно  ниже. Буквально в разы. Причём в разы от уже достигнутой на сегодняшний  день плотности населения. То есть даже страшно сказать, сколько. Но  немного, однозначно.
Поэтому меня лично «украинская проблема»  тревожит не так сильно, как должна была бы исходя из теории Кличко о  «слоне в шароварах, способном потрясти всю Европу». Вымрут ваши украинцы  от суровой бескормицы, как птица дронт. Даже рыбок в аквариуме надо  периодически кормить, а средний украинец до сих пор съедает куда больше среднего барбуса.

В  отличие от Прибалтики, транзит для Украины был менее значим  относительно, но был очень велик по объёмам (по старой советской памяти  РФ использовала ставшие чужими порты). И как мы понимаем сегодня, этот  самый транзит умер. Совсем умер. И вряд ли возродится по причинам чисто  политическим, а ведь от этого самого транзита тоже многие кормились на  Украине. И что теперь делать этим людям? Да что делать в сугубо рыночной  экономике тем людям, которые в отличие от проклятого совка, в рынок «не  вписались»?
Пойти и сдохнуть. Как это уже было в 90-е годы. Егор Гайдар не даст соврать.

То есть на сегодняшний день есть абсолютно «лишние» миллионы украинцев, чьё существование не обеспечено действующей экономикой.

Ну  и, завершая этот краткий «экскурс», нельзя не вспомнить о Белоруссии,  которая пока всех этих экономико-демографических проблем большей частью  избежала. Ключевое слово «пока». Причина? Квазиинтеграция с Россией. То  есть наличие русского рынка, дешёвых энергоресурсов и громадных  дотаций/«кредитов», позволило сохранить численность белорусов  практически на советском уровне.

Но если мы посмотрим на положение РБ с точки зрения глобальной экономики, то оно значительно хуже, чем у стран Балтии и Украины.  Почему? Нет ни выхода к морю, ни серьёзных запасов каких-либо ресурсов и  мощных экспортных производств первого передела тоже нет (типа  металлургических гигантов Украины). Кому и зачем нужна Белоруссия в  глобальном масштабе? Какое население на данной территории экономически  оправдано?
Давайте так: сколько экспортного продукта может  произвести современная белорусская экономика? Сколько народу она  способна прокормить без учёта возможностей России? Ещё и ещё раз: без  учёта российских возможностей. Да, транзит, согласен. Но сколько народу  он прокормит? Да, какие-то мелкие производства останутся… Но в целом…  натуральное хозяйство, без украинских чернозёмов. И моря, в отличие от  депрессивной Болгарии, у белорусов нет. И «туризм» для белорусов  малоперспективен как средство заработка. Минск — это даже не совсем  Киев, не говоря уже о Париже.

Миллиона 3-4? Где-то так. В первом приближении. И жить они будут совсем небогато.
Нет,  если кто думает, что это всё «ненаучная фантастика», то спешу огорчить:  из литовско-украинского опыта примерно такие цифры и проглядывают.  Просто Россия в последние годы начинает делать абсолютно правильные  вещи: она перестаёт кормить страны с русофобскими режимами. Уже совсем.

А  моментальное «сокращение» населения — это всегда болезненно. Нет, ну вы  вспомните, вот всегда в советское время на большинство заводов  требовались рабочие. И даже квартиру можно было получить, и путёвку в  санаторий-профилакторий. И таковых рабочих не хватало. Постоянно не  хватало. Нет, зарплата была вроде бы небольшой, но вот если взять  тогдашний «соцпакет» (а он был более чем весом!), то картина  вырисовывается весьма интересная.

Сегодня мы наблюдаем обратную  картину. Но если в той же России она не столь плачевна (хотя отнюдь не  весёлая), то, например, и в Прибалтике, и на Украине ситуация сегодня  стандартная: полное отсутствие рабочих мест и запредельно дорогая  коммуналка. И население начинает «съёживаться» вполне естественным  методом. Эмиграция и «естественное» вымирание.

Собственно говоря,  Республика Беларусь вступила сегодня как раз в подобную «стадию  развития». Экономика, исчерпав все возможные и невозможные резервы,  «скопытилась», а от «завоеваний социализма» постепенно отказались. При  этом надо учесть, что Минск — это не совсем тропики и отопление стоит  весьма серьёзных денег. Вообще централизованное, всеобщее, качественное и  дешёвое отопление — это как раз «тяжёлое наследие социализма». Как и  дешёвая/доступная электроэнергия.

Просто пытаюсь понять, как будет выживать Минск и прочие белорусские города, опираясь исключительно на белорусские ресурсы.  Понимаете, многие этого не ценят, многие не понимают, но мы привыкли к  жизни внутри пусть небогатого, но патерналистского социального  государства первого мира. Где медицина, образование и социальный рост  доступны каждому. Библиотеки, школы, детские сады, спортивные секции и  поликлиники. И всё это общедоступно, не говоря о электро- и  водоснабжении.

Беда в том, что всё это стоит громадных денег. А  при отсутствии оных превращается в полную фикцию. А в странах третьего  мира (куда постепенно скатываются Украина и Прибалтика и куда начинает  проваливаться РБ) всё немного по-другому. В смысле, совсем другие  стандарты потребления социальных благ для малоимущих. Ну, правда там и  рождаемость, как правило, гораздо выше, но это не про Украину, не про  Грузию и не про Беларусь. И тем более, не про Эстонию.

То есть  ответ на извечный вопрос, может ли Беларусь стать «нормальной  европейской державой», безусловно, положительный. Вот только количество  населения при этом значительно сократится. То есть, грубо говоря в разы.  Не верите? Ну литовско-болгарско-украинский опыт вам в помощь. Молодёжь  разбежится, старики вымрут…

Ещё раз: рассматривать российские ресурсы/рынок/рынок труда как «своё собственное» — очень и очень большая ошибка всех «лимитрофов».  Любителям «еврошляха» в Минске надо произвести несложные подсчёты:  сколько белорусская экономика сможет зарабатывать сама по себе, отсюда  отнять деньги на выплату долгов и прокорм литвинско-польской «илиты»,  оставшуюся сумму (если она останется) разделить на стоимость  «бич-пакета» (минимальное содержание на грани выживания). Таким образом  вы и получите примерное количество будущих белорусов европейского  разлива (правда, пахнуть от них будет…).

И будет их никак не 10  миллионов. И даже не 8. А как вы хотели? В европейский «рай» да на чужом  горбу? Ещё раз: экономика всё-таки первична, плотность населения —  вторична. При разрыве экономических связей с Россией депопуляция  лимитрофов — процесс естественный чисто математически. Меньше в растворе питательных веществ — меньше популяция микроорганизмов. Ничего личного — чистая арифметика.
Источник: bulochnikov.livejournal.com

суббота, 14 апреля 2018 г.

Когда её не ждут

Любые неприятности, как правило, случаются когда их не ждут. К войне это тоже относится. Возможно, это связано с тем, что когда человек чего-то боится, он на подсознательном уровне пытается предотвратить неприятность. Когда же расслабится и бояться перестаёт, защитные действия прекращаются.

Во всяком случае, к войне с Германией готовились все 30-е годы, но началась она, когда не только население её не ждало (формально отношения были нормальными), но и Сталин начал расслабляться, поскольку по всем расчётам время для нападения в 1941 году Гитлер уже упустил. Оставались одна-две рубежных недели, когда нападение ещё было теоретически возможно, но уже маловероятно, поскольку времени на завершение боевых действий до осенней распутицы оставалось впритык. Дальше можно было до второй половины апреля – начала мая 1942 года жить относительно спокойно.

Но Гитлер рискнул. Во-первых, рискнул потому, что его собственный Генштаб сухопутных войск (ОКХ) оценивал возможности германской армии слишком оптимистично – сказался непредвиденно блестящий результат французской кампании. Во-вторых, и этот фактор был главным при принятии решения, рискнул он потому, что по его собственным расчётам к концу 1942 года Англия, при помощи США сможет нарастить военное производство и собрать достаточно сил, чтобы организовать блокаду Германии. Также Германское руководство считало на 100% реальным вступление в войну на стороне Британии США. Поэтому уничтожить военную мощь СССР (чтобы не воевать на два фронта) и пробить сухопутный коридор в Азию (который бы сделал германо-японские позиции в Евразии неуязвимыми для атаки морских держав необходимо было до конца 1941 года.

Гитлер, собственно, и собирался напасть на СССР ещё в мае – ему помешал непредвиденный государственный переворот в Югославии и поражения, понесённые Италией в войне с Грецией (в Греции уже высадился британский экспедиционный корпус, чтобы открыть против Германии фронт на Балканах). Всего пару недель понадобилось Германии, чтобы уничтожить югославские, греческие и британские войска. В результате вторжение было перенесено на месяц.

Германские генералы утверждали после войны, что этот месяц оказался роковым, что именно его им не хватило до осенней распутицы, чтобы занять Москву. Возможно, что и так. Но генералы оценивают только конкретную военную сферу. В 1941 году германским командованием были допущены и другие ошибки. Сегодня трудно сказать, стала роковой для Рейха какая-то одна из них или весь комплекс. Зато можно не сомневаться, что если бы в этот период совершенно безошибочно действовало советское командование, то, учитывая общее соотношение сил на 22 июня 1941 года, ситуация для Германии была бы значительно хуже и критичнее, чем в реальности.

Но всё это, и ошибки, и неверная оценка возможностей СССР, не заставили бы Гитлера отказаться от войны, как не заставила его отказаться от нападения на Польшу угроза войны на два фронта, при том, что даже одна французская армия по формальным показателям была сильнее германской, а в союзе с Британией Франция казалась непобедимой. Гитлер не мог не воевать, поскольку в противном случае, он оказался бы простым расходным материалом западных «демократий» в борьбе с СССР. А он желал быть как минимум равным среди равных и видел Германию лидером Европы. Поэтому в 1939 году он ни под каким предлогом не мог отказаться от нападения на Польшу (после отказа последней удовлетворить германские требования по прокладке экстерриториальных железной дороги и шоссе в Восточную Пруссию через польский коридор и по возращению Германии Данцига). А в 1941 году он не отказался бы от нападения на СССР, даже если бы пришлось совершить его в августе.

Гитлеру была нужна победа. При этом у него изначально было слишком мало ресурсов, чтобы выиграть в рамках классической стратегии. Его могла спасти только удачная авантюра. А авантюре всё равно когда начаться: в мае, в июне, в августе.

То же самое мы имеем сейчас в наших взаимоотношениях с США. Президентом в Вашингтоне может работать Трамп, может работать Клинтон, а может кто-нибудь ещё. Но любой американский политик столкнётся с необходимостью защищать американскую политическую гегемонию. Это необходимо американцам не из природной вредности и не потому, что они привыкли зарабатывать на войнах (хоть и эти факторы играют, но они не основные). США необходима гегемония, поскольку экономическая модель «золотого миллиарда», верхушку которого составляют США, построена на неэквивалентном, несправедливом обмене. Обеспечивать этот обмен США могут только опираясь на местные компрадорские правительства, а, в конечном счёте, на свою военную мощь, помогающую им создавать и сохранять у власти местные компрадорские правительства.

Если хоть одно государство в мире отказывается подчиняться США и заявляет претензию на собственную сферу интересов, это означает, что создаётся пусть небольшой, но альтернативный американскому мир, в который, в принципе, может прийти кто угодно. Если Россия сегодня спасла Асада, то завтра она может также спасти любого. Безальтернативность подчинения американскому диктату исчезает. Американские экономические интересы перестают быть абсолютными. Система неэквивалентного несправедливого обмена в пользу США начинает работать с перебоями, а затем прекращает работать совсем. С учётом и без того не блестящего состояния экономики и финансов Вашингтона, это означает не просто кризис, но жесточайшие социальные потрясения, грозящие разрушением действующей модели американской государственности. «Лихие 90-е» в американском исполнении будут куда более жестокими, чем в российском (и в целом в постсоветском).

Именно поэтому любой американской власти, будут ли её представлять консерваторы, пытающиеся сохранить господство интернациональных банкирских домов и транснациональных корпораций, которые давно вынесли из США не только производственные мощности, но и штаб-квартиры, или это будут реформаторы, пытающиеся вернуть в США промышленное производство, исправить перекосы в торговле, выбраться из долговой ямы и «сделать Америку вновь великой», им всё равно необходима гегемония. Без военно-политической гегемонии Америка рушится значительно быстрее, чем успевает вновь стать великой.

Камнем на столбовой дороге прогресса (в виде сохранения и упрочения американской гегемонии) лежит Россия. Она обладает достаточными военными возможностями, финансово-экономическими интересами и политической волей, чтобы заявлять о претензии на собственную сферу интересов, в которой её влияние должно быть неоспоримым. До конца 90-х американцы формально признавали пространство в границах бывшего СССР такой сферой российских интересов. Но, к концу 90-х – началу нулевых, когда приближение кризиса американской финансово-экономической модели стало очевидным, а продление её агонии стало возможным только за счёт ограбления ещё не ограбленной Европы и недоограбленных России, Китая и так называемых «азиатских тигров», такое положение вещей перестало устраивать США, и они всё активнее начали влезать в российский огород.

Россия поначалу сосредотачивалась. Её экономика, финансы и вооружённые силы пребывали в жалком состоянии и требовали восстановления. Единственное, что позволило Москве выжить и вернуть себе статус великой державы, был элитный консенсус. Не случайно Березовский, Гусинский и Ходорковский оказались редкими париями, не поддержанными большей частью олигархата. К тому времени российский правящий класс осознал то, что не поняла элита всех остальных бывших союзных республик. Если не иметь возможности защититься от Запада, опираясь на собственное государство, он не успокоится, пока не ограбит тебя до нитки. Такова сущность его экономической модели.

До определённого момента Запад не грабил тех, кого признавал своими – членов ЕС, НАТО, Группы семи. Российская элита сделала в 90-е несколько попыток вступить в ЕС и/или НАТО, получить статус своих и решить, таким образом, проблему без конфронтации. Запад отказал. С этого момента стало понятно, что либо он съест элиту вместе с Россией, либо элита сумеет возродить страну и защитить себя и народ. Российская элита смогла решить стоявшую перед ней нетривиальную задачу, тем более, что после 2010 года Запад оставил вегетарианские привычки в отношении своих. Западная Европа (старые европейцы) стала активно пожирать Восточную (новых европейцев), а США приготовились полностью слопать ЕС в рамках TTIP. Кстати по этой причине тоже российская элита проявляет такую лояльность в отношении политического руководства. Как ни намекает Запад, что не худо бы было избавиться от Путина и можно жить, как при Ельцине, а российские миллиардеры в большинстве своём уже не верят, что их оставят в покое. Наверное предатели находятся, но такого массового предательства элиты, как в последние годы существования СССР (когда несколько предателей даже в Политбюро ЦК КПСС заседали) не наблюдается.

В 2008 году в Южной Осетии и в Абхазии и в 2014 году в Крыму Запад получил первые щелчки по носу. Причём, если на первый он почти не обратил внимания, то второй оказался весьма болезненным. Наконец с 2015 года в Сирии, Россия открыто выступила против планов Запада и сорвала их реализацию (включая несколько запланированных, но нереализованных интервенций в Сирию).

Это упрочило позиции России, но не отменило необходимости для США, либо Россию уничтожить, либо низвести на уровень третьеразрядного государства. В этом отношении грузинские, украинские и прибалтийские националисты, а также молдавские унионисты совершенно правильно оценивали намерения Запада. Они только неверно рассчитали его силы и силы России. Поэтому они были уверенны, что Москва быстро сдастся, и они окажутся в первых рядах мародёров, а сейчас выясняется, что им придётся в первых рядах складывать головы за интересы Америки.

США и Британия по старинке коряво организовали провокацию со Скрипалями, а затем в сирийской Думе. Они привыкли, что никто не решается им перечить, а российское возмущение собирались игнорировать, опираясь, на «мнение мирового сообщества». И тут выяснилось, что их не поддержали даже собственные союзники по НАТО.

На основании провокации со Скрипалями ввести против России новый пакет санкций и заблокировать «Северный поток - 2» не удалось. На основании провокации в Думе санкции ввели только американцы. На угрозу военного удара (чтобы показать, что Россия не может защитить своих союзников) они услышали обещание топить корабли и сбивать самолёты. Их корабли и их самолёты – не грузинские, не украинские и не прибалтийские. Они поняли, что оказались перед дилеммой. Можно рискнуть, в надежде, что Россия не осуществит свою угрозу, но если осуществит, то придётся либо проглотить потопление красивого ракетного эсминца (или, не дай Бог, ещё более красивой атомной подводной лодки), или ударить уже по российским войскам и оказаться перед перспективой ядерной войны. Они взяли паузу и думают. Возможно, в этот раз пронесёт. Хоть угроза начала регулируемого конфликта (в котором каждая сторона рискует лишь определённым контингентом и до определённого уровня напряжённости) пока не исчерпана. А такой конфликт, может исчерпаться в рамках обычного столкновения, а может вылиться и в полномасштабный ядерный кризис.

Но, если США не начнут войну сейчас, это не значит, что они не начнут её вообще. Если мы не можем капитулировать, не скатившись в нищету и беспросветность 90-х, то у них такая же ситуация. И многие их лидеры понимают, что за последние 20-30 лет США совершили массу военных преступлений и преступлений против человечности. От судебных процессов их спасал только статус сверхдержавы, руководителей которой нельзя судить, не одержав над ней военную победу. Если статус этот исчезнет, даже в результате добровольной капитуляции, найдётся масса желающих судить и повесить американских политиков и военных, виновных в массовых убийствах граждан Югославии (а затем Сербии), Ирака, Ливии, Сирии. Уничтожив Милошевича, Саддама Хусейна и Каддафи, они сами создали прецедент расправы над проигравшими. И теперь боятся, что созданный ими прецедент обернётся против них.

Они не могут себе позволить сдаться. Им просто необходимо победить Россию (слишком сильную для них в военном плане) без непосредственных военных действий. Победа должна быть достигнута политическим путём. Если старый тип провокаций перестал действовать на союзников, и они не желают безоговорочно поддерживать американскую позицию, значит нужна новая провокация. Союзники не хотят верить фильмам «белых касок», но в малайзийский «Боинг» они же в своё время поверили. Значит, если устроить провокацию с сотнями или тысячами, а лучше с десятками тысяч трупов, то союзники не посмеют заподозрить США. Ведь ясно же, что такое могла учинить только «диктаторская Россия». И можно опять донимать Европу введением экономических санкций.

Но если Европа (хотя бы Германия) устоит под давлением и будет настаивать на предъявлении доказательств, или если санкции вновь не дадут должного эффекта, война станет неизбежной. И решаться всё будет в ближайшие полтора года. «Северный поток – 2» не является единственной проблемой США, но на сегодня он их важнейшая проблема. Если не удастся заставить Германию отказаться от проекта, то уже через полтора года ситуация в ЕС драматическим образом изменится. Восточноевропейские лимитрофы, рвавшие германо-российское экономическое сотрудничество блокадой (хотя бы даже эвентуальной) транзита, окажутся на политической свалке, а Берлин (хозяин Европы) будет заинтересован в России и в проекте Большой Евразии (дающем ему выход на рынки Китая, через Россию) куда больше, чем в слабеющих и нищающих США.

Остановить сползание Европы к союзу с Россией можно либо если она добровольно решится остаться с США. Блокада «Северного потока – 2» будет свидетельством такого выбора. Либо развязав войну за Европу в надежде на то, что обязательства в рамках ЕС и НАТО заставят европейскую элиту примкнуть к американцам против России.

Вашингтон будет организовывать свои провокации в надежде решить дело без войны, но каждая следующая провокация будет всё кровавее и опаснее и расстояние от неё до войны будет всё меньше. Как-то раз миру может не повезти. Это тем более вероятно, что в Вашингтоне давно управляет не одна команда, а несколько конкурирующих и подставляющих друг друга, что ухудшает контроль за собственными действиями. А может и повезёт. Главное не расслабляться и не думать, что если по Сирии не нанесли удар вчера, то всё кончилось благополучно.

Враг не дремлет. И химический снаряд (или даже маленькая атомная бомба) может в любой момент взорваться где-нибудь в Тбилиси, Кишинёве, у прибалтов или в Киеве. Потому, что «мировому сообществу» должно быть сразу понятно, что «виновата Россия», и проверять ничего не надо – и заражение территории, и куча трупов налицо, не то что с «белыми касками» или со Скрипалями.

Никто же на самом деле не думает, что американцы как-то по особому ценят Грибаускайте, Порошенко, Павла Филипа или действующих грузинских руководителей. А где воевать, в Сирии, на Украине, в Грузии или в Прибалтике им всё равно. Главное, чтобы местный расходный материал не рефлексировал.
Источник: Ростислав Ищенко, alternatio.org

вторник, 10 апреля 2018 г.

«Психическая атака» США дает преимущество России

Новый виток обострения конфронтации России и Запада дошел до возложения на Россию политической ответственности за якобы случившееся применение химического оружия сирийской армией. Уже звучат обещания заставить нашу страну «крупно заплатить». Неужели мы подошли к риску прямого военного столкновения России и США?

Чтобы началась война, должна быть создана ситуация, когда или обе стороны ее хотят, или обе не могут ее избежать. В случае с сирийским конфликтом у США и России нет ни желания искать столкновения, ни причин для того, чтобы сойтись в бою. Американцам не нравится то, что Россия ведет Асада к победе, но они ничего не могут сделать для того, чтобы эту победу предотвратить.

Вариант с полномасштабным ударом США по Сирии рассматривался летом 2013-го – и тогда же был отменен. Формально после достижения договоренностей об уничтожении химического оружия. По сути же — из-за понимания тех катастрофических последствий для всего региона (в которые неизбежно были бы втянуты и находящиеся там американские войска), которые он мог вызвать. А ведь тогда Россия выступала лишь как моральный и политический защитник Дамаска (в Сирии не было наших ВКС и советников), да и сам Асад терял все новые и новые районы страны. Сегодня контроль над большей частью территории Сирии возвращен Асаду, а в Сирии стоят российские военные базы.

США важно было не дать России быстро победить и укрепить свои позиции на Ближнем Востоке. Но произошло все ровно наоборот, и повернуть ситуацию вспять США не могут.

Если, конечно, не рассматривать вариант полномасштабной военной интервенции наземных сил в Сирию и массированных бомбежек ее территории. Но это тут же приведет к боевому столкновению России и США – российский Генштаб уже пообещал наносить ответный удар по объектам, откуда будут осуществляться удары. В американском руководстве нет безумцев, желающих на пустом месте провоцировать первое в истории прямое боевое столкновение войск двух ядерных держав. Поэтому все воинственные заявления Вашингтона, в том числе и президента Трампа, стоит рассматривать как служащие другой цели.

Какой в данном случае?

Дело в том, что Вашингтон проводит артподготовку к пересмотру ядерной сделки с Ираном и встрече с Ким Чен Ыном. Оба события должны произойти в мае. Обвинения в адрес России и Ирана, которые «ответственны за поддержку животного Асада», якобы опять применившего химическое оружие, призваны поддержать имидж Трампа как жесткого политика. Да только ни Иран, ни КНДР подобными громкими заявлениями не запугать. Обе страны много десятилетий находятся в конфликте с США, и видели и слышали всякое.

Что же касается отношений с Россией, то тут США и вовсе нечего ставить на кон. Россия не видит никакого смысла в налаживании отношений с глобалистскими США — Москва хочет вести диалог с антиглобалистом, сторонником укрепления американского суверенитета Трампом.

Но вот готов ли сам Трамп оставаться самим собой? Трамп впервые назвал Путина ответственным за применение химического оружия в Сирии. Учитывая, что весь последний месяц Запад обвиняет Россию в «первом применении химического оружия в Европе после Второй мировой войны», то есть отравлении в Лондоне Скрипалей, складывается логическая цепочка. Запад пытается демонизировать Путина и Россию по всем фронтам, используя страшилку «химического оружия». Политика дискредитации России и лично Путина является неизменной линией атлантистов все последние годы.

И точно так же все последние годы Путин выстраивает широкий международный фронр противников англосаксонской глобализации. Для этого есть объективные предпосылки — то есть кризис выстроенной американцами системы миропорядка. А Россия объективно является той страной, которая может и хочет его возглавить «движение сопротивления». Организуя ту или иную кампанию против России, атлантисты могут замедлить процесс формирования широкой коалиции, могут осложнить его – но они не могут отменить реальность.

Таким образом, подобные обвинения Запада имеют прямое отношение к геополитическому конфликту, к информационным войнам – но не имеют никакого отношения к подготовке к реальной войне. Воевать с нами никто не хочет. Нас пытаются лишить маневренности и влияния во внешнем мире и подорвать изнутри.

Меряться с нами военной силой США совершенно не готовы, как бы сейчас они не превосходили нас по числу тех или иных видов оружия, авианосцев или военных баз. Потому что дело не в размерах, а в геополитической ситуации, мастерстве игроков и наличия ресурсов, позволяющих решать поставленные задачи.

Все три фактора сейчас складываются в пользу России. Россия хотя и существенно слабее США, все же не на порядок. Но Америка представляет из себя падающего, запутавшегося и обреченного монстра. В качестве мирового жандарма и диктатора она не состоялась, и это понимают все заинтересованные внешние игроки. Ее экономическая мощь в большой степени искусственна, а долларовый пузырь пока еще держится лишь потому, что быстрое обрушение такого гиганта способно вызвать мировое цунами. Сирийская война имеет огромное значение именно потому, что протекает на фоне процесса ослабления глобального влияния США. Все семь лет, пока идет конфликт в Сирии, это падение американского влияния что в регионе Большого Ближнего Востока, что в мире в целом, заметно все отчетливей.

В 2011 году США воспринимались как пусть и ослабленный, но безусловный мировой лидер. Никто не бросал им открытый вызов.

В 2018 США расколоты изнутри, они на всерьез жалуются всему миру на то, что Россия вмешалась в их выборы, у США очень плохой имидж в Европе, им не доверяет большая часть вчерашних ближневосточных союзников, они начинают торговую войну с Китаем, выиграть которую у них нет шансов. США четыре года давят на Россию – но вместо того, чтобы изолировать ее, добились лишь превращения Путина в политика номер один в мире. Человека, который выстраивает всевозможные комбинации не только с центрами силы как Китай и Индия, Иран и Египет, но и с такими формальными союзниками США как Турция, Япония, Саудовская Аравия.

Для давления на Россию у атлантистов есть масса рычагов. Но России не привыкать к давлению – собственно говоря, наше оформление как сверхдержавы и шло в ответ на те удары, включая и военные, которые наносили по нам внешние силы. Поэтому наша историческая память очень чутко реагирует на перепады внешнеполитического барометра – как бы не было беды.

Однако принципиальное отличие нынешней ситуации от множества других кризисов, с которыми мы сталкивались в прошлые века и десятилетия нашей истории, состоит в том, что сейчас мы находимся одновременно и выигрышном, и в защищенном положении. Даже наша нынешняя военная мощь позволяет нам не опасаться никакого нападения. А умелое использование нами кризиса миросистемы, выстроенной англосаксами, прибавляет к нашей репутации в глазах остального мира новые и очень высокие оценки.

Репутация России как страны, которая бросает вызов, держит даже самый сильный удар, умеет учитывать чужие интересы и держит слово, идет к своей цели – такая репутация зарабатывается как раз в такие дни, как сейчас. И она стоит несоизмеримо больше, чем потери нашего фондового рынка или виртуальный «репутационный ущерб в глазах Запада». Надо просто считать вдолгую – чем и занимается Владимир Путин.
Источник: tehnowar.ru

понедельник, 19 марта 2018 г.

Выборы в России: абсолютный нокаут от Путина

Ростислав Ищенко об итогах президентской избирательной гонки и будущем России.

Предварительные данные: явка около 70% (67% по итогам обработки 92% бюллетеней) и 76% голосов — за Владимира Путина. Более чем на пять миллионов голосов больше, чем на выборах 2012 года.

Чтобы оценить такой результат только в количественном выражении, необходимо понять, что этих пяти с лишним миллионов голосов, на которые Путин улучшил свой предыдущий результат, достаточно, чтобы избрать президентов всей Прибалтике. Если же не ставить задачу победить именно в первом туре, то и в Молдове тоже.

А никто и не сомневался


Никто не сомневался, что действующий президент России выиграет выборы. Также ни у кого не было сомнений, что он их выиграет в первом туре. Как бы ни издевались над зарубежными "друзьями и партнерами" отечественные юмористы, как бы ни осмеивал их фольклор, на деле посольства и резидентуры не зря едят хлеб, и политическую ситуацию в России они оценивают куда лучше, чем таксисты и парикмахеры.

После 2012 года никто из адекватных западных политиков не рассчитывал на российский майдан. Если не вышло шесть лет назад, то после Крыма и Сирии тем более не на что было надеяться.

Но политическая игра идет не просто долго. Она идет из расчета на десятилетия. Сегодняшний проигрыш является фатальным только в том случае, если исчезает проигравшее государство. Если же оно выживает, то обязательно начинает отыгрываться. Собственно, в России занимались этим последние четверть века (после распада СССР).

Поэтому у нас не было (и не могло быть) сомнений в том, что, проиграв текущие российские выборы, внешнеполитические оппоненты попытаются отыграться на следующих. То есть нынешние были им интересны только с точки зрения создания задела (плацдарма) для дальнейшей игры.

Задача представлялась "друзьям" России относительно простой. Необходимо было максимально мобилизовать всех оппозиционеров, даже весьма условных (левых и правых, либералов и "патриотов", тех, кому просто "хочется новых лиц" и кто "никогда не ходит на выборы"). С одной стороны, надо было сбить явку (под предлогом того, что "все равно результат известен"). С другой — максимально понизить процент голосов за Путина.

Условная победа в том же первом туре, но при явке 60% и с результатом у президента 55% позволила бы заявить, что российское общество не поддерживает актуальную политику, что оно "не желает конфронтации с Западом".

Игры "друзей и партнеров"

"Партнеры" немедленно занялись бы подсчетом количества потерянных голосов. Ближайшие шесть лет нам рассказывали бы, как народ "отворачивается от власти" и "ищет нового лидера". И не надо думать, что это была бы неэффективная стратегия. Опять-таки, задача Запада не заключалась бы в том, чтобы добиться победы своих ставленников на следующих выборах. Необходимо только более-менее уравнять количество голосов "за" и "против" нынешнего курса.

"Партнерам" было желательно добиться хотя бы относительного баланса. Пусть бы даже общий результат был 55% против 45% — даже такой расклад позволял начать активную игру против власти. Причем совсем не из расчета на ее свержение. Всего лишь на дестабилизацию обстановки.

Внутриполитические проблемы должны были бы связать Кремлю руки во внешней политике, увеличить его уязвимость, заставить его переориентировать ресурсы извне внутрь страны.

Вынужденное сокращение внешней активности привело бы к снижению поддержки союзников, увеличило бы их уязвимость, заставило бы искать других покровителей. Для России начал бы развиваться тот же сценарий, который сегодня развивается для США, которые потеряли поддержку традиционных союзников на Ближнем Востоке и с трудом удерживают хотя бы видимость евроатлантического единства Запада.

Убей себя сам

Опыт распада СССР (да и любых других глобальных государств) свидетельствует о том, что сокращение внешнеполитических возможностей вызывает опережающее (в геометрической прогрессии) сворачивание финансово-экономического могущества, что, в свою очередь, ведет к обвальному падению уровня жизни населения и сокращению доходов бюджета. Государство попадает в замкнутый круг, в хроно-политическую воронку, безальтернативно затягивающую в дурную безысходность. Прорыв требует огромных усилий, концентрации всех ресурсов, талантливой власти и самоотречения минимум целого поколения. Такие условия очень редко совпадают.

Прошедшие выборы должны были придать России первый (совершенно незаметный) толчок к ослаблению и выпадению из большой геополитической игры. Дальнейшее было бы делом техники и времени (ближайших десяти-пятнадцати лет).

Результат прошедших выборов гарантирует нам те же полтора десятилетия относительной стабильности. В этот период на Россию будут давить, ее будут втягивать в конфликты. Но каждая попытка связывания российских ресурсов будет означать для геополитических оппонентов Москвы необходимость задействовать собственные ресурсы, причем в разы большие, чем те, которые будут связаны.

Надеясь на свою превосходящую экономическую мощь, Запад последние два десятилетия шел именно по этому пути. США и ЕС совершенно неэкономно расходовали ресурсы, исходя из тезиса: "Пока толстый похудеет, худой умрет". В результате Россия поправилась, а Запад похудел настолько, что лишних ресурсов у него просто не осталось.

Именно поэтому возникла необходимость повторить трюк, сыгравший в случае с СССР — Россию необходимо было остановить за счет ее собственных ресурсов. Сделать это можно, только стимулировав внутренний конфликт.

Это нокаут

Абсолютная (нокаутом) победа Путина на выборах, означающая поддержку населением текущего курса и дополнительную сплоченность в ответ на внешнее давление, гарантирует не только следующие шесть лет президентского срока. В политике действует определенный люфт.

Стабильность не переходит в нестабильность моментально. Необходим достаточно длительный переходный период. Для СССР он уложился в десять лет, считая со смерти Брежнева, после которой последовала чехарда генсеков, а затем неудачное и неадекватное правление Горбачева. Для США период нарастающей нестабильности (явный, всем заметный, аналогичный тому, который случился в СССР в 80-е годы) продолжается уже 10 лет (с кризиса 2008 года).

При том, что в распоряжении Вашингтона на порядок большие ресурсы, чем те, которыми располагал СССР. При том, что США все еще имеют возможность аккумулировать в своих интересах ресурсы всей Европы и половины мира, продержаться еще десять лет существующая глобальная политико-экономическая система, основанная на безраздельном господстве США (и Запада в целом), могла бы только в случае игры на победу (достигая каждый год хоть маленьких, но успехов и имея перспективу окончательной победы в обозримом будущем).

Без такой перспективы возможность мобилизации и концентрации ресурсов резко сокращается, а тенденция к внутриэлитному конфликту на Западе прямо пропорционально возрастает. Шесть лет гарантированного опережающего развития и минимум еще шесть лет условной стабильности (даже в самом плохом для России случае) просто не оставляют Западу шансов.

Новая глобальная конфигурация — полицентричный мир

В течение текущего года еще возможны попытки взять Россию нахрапом, за счет резкого и неожиданного усиления давления, за счет шантажа военной опасностью. Но это уже будет откровенный блеф. Сродни наглости Терезы Мэй и ее полуотставного правительства, пытающегося за счет конфронтации с Россией укрепить свои внутриполитические позиции и консолидировать Европу вокруг Британии. Задача неразрешима ни для маленькой Британии, ни для Запада в целом. Тенденция к заключению отдельными членами ЕС сепаратных соглашений с Россией теперь будет только нарастать.

Текущий год еще будет формально трудным, поскольку лидеры Европы (Франция, Германия, Италия) будут торговаться за условия "прекрасного нового мира" (чтобы понять, насколько жесткой бывает такая торговля, достаточно вспомнить, с чего начиналось российско-турецкое партнерство в Сирии). Но к исходу текущего года, тем более к средине следующего, мы уже сможем оценить в первом приближении контуры новой глобальной конфигурации.

Причем, кто не успеет, тот опоздает, как опоздала Украина, в 2014 году рассчитывавшая делить совместно с Западом трофеи на развалинах убитой санкциями России, а сегодня сама являющаяся потенциальным объектом раздела между своими же бывшими западными партнерами.

Принцип "Умри ты сегодня, а я завтра" для Запада универсален и распространяется на всех членов мирового сообщества, включая самые уважаемые страны ЕС и НАТО. А у восточноевропейских лимитрофов, совсем недавно радостно перебежавших из СЭВ в ЕС, осталось совсем не много времени для принятия нового ответственного решения. Иначе, занимаясь дележом соседей-неудачников, они могут не заметить, как сами станут объектом если не раздела, то финансово-экономического ограбления со стороны "старших товарищей" по Евросоюзу.

В общем, российские избиратели обеспечили Владимира Путина неограниченным по времени мандатом на окончательное построение полицентричного мира. Всем остальным придется как-то жить в этой новой геополитической реальности. И чем раньше они это осознают, тем им же будет лучше.
Источник: sputnik.by

пятница, 16 марта 2018 г.

У и Б сидели на трубе

Ростислав Ищенко
Британское правительство организовало абсолютно истеричную провокацию с отравлением экс-полковника ГРУ Скрипаля. Они даже не стали скрывать, что это провокация. Единственное, на что хватило британской выдержки – дождаться самого факта отравления. Провокаторы разгона «онижедетей» в Киеве (с которого по сути и начался майдан 2013-2014 годов, приведший, в конечном итоге к государственному перевороту) в аналогичной ситуации сообщили о «зверствах режима» за два часа до начала разгона.

Британцы, при всем вырождении европейской политики и европейских политиков в последние два десятилетия, все же сохранили достаточную долю профессионализма, чтобы понимать, что обвинения без расследования, без соблюдения собственной британской законной процедуры, являются ничтожными, с точки зрения международного права. Конечно, в своих ключевых аспектах международное право давно приказало долго жить и сменилось правом сильного. Но если рассматривать действия британского правительства с этой точки зрения, они тоже не имеют перспективы, а, главное, представляются бессмысленными.

Политическое, дипломатическое, экономическое и даже военное давление на Россию Запад начал оказывать даже не с начала украинского кризиса, а с начала 2000-х годов. 18 лет нарастающей конфронтации привели к ослаблению монолитности НАТО, расшатали единство ЕС (из которого Британия в данный момент выходит, отчаянно торгуясь и проигрывая эту торговлю рачительным немцам), лишили США статуса гегемона планеты, укрепили позиции России на Ближнем и Дальнем Востоке, а Китая в Юго-Восточной Азии.

Смешно полагать, что действия, не имевшие должного эффекта, когда Запад был един и силен, а Россия слаба и одинока, окажутся более эффективными в условиях резкого усиления обросшей союзниками России и ослабления раздробленного Запада. Собственно истерика британцев является этому дополнительным подтверждением. Сильные и уверенные в себе не истерят. Когда Запад был уверен в себе, его представители, наезжавшие в Москву, благожелательно похлопывали по плечу «друга Бориса», находили Россию страной окончательно победившей демократии, в которой надежно обеспечена свобода слова и основные права человека. Между делом даже не выдвигались требования, а только высказывались пожелания, в полной уверенности, что они будут учтены при определении российской политики.

Итак, Британия не скрывает провокативного характера затеянного скандала. Более неприкрытым могло бы быть только откровенное заявление Даунинг- стрит, 10, что, да, траванула Скрипаля МИ-6, но отвечать, платить и каяться все равно должна Россия. Остальной Запад пока подержал Лондон достаточно условно и осторожно. Вроде как, мы вместе, мы рядом, но если что, то задействовать будем не 5-ю (о совместной обороне), а 4-ю (о консультациях) статью Вашингтонского договора. Да, мы обеспокоены, но никакие меры пока предпринимать не планируем. Да, мы политически поддерживаем Великобританию и согласны с правомерностью высылки российских дипломатов, но на заседании Совбеза ООН в основном занимаем нейтральную позицию, а пробританские высказывания представителей США и Франции носят достаточно умеренный характер.

О полной и безоговорочной поддержке Лондона заявила только Украина, сразу же собравшаяся, под шумок, денонсировать так называемый Большой договор о дружбе между Россией и Украиной, который сама же давно не выполняет.

При этом британская истерика нарастает, высказывания официальных лиц становятся все грубее, уже используется сленг подворотни. Отступать Лондон явно не намерен, хоть пока и остается практически в блестящем одиночестве против России, которая еще даже не начала отвечать.

Вопрос, зачем и что это было?

Первая же версия, которую выдвинули эксперты – атака на Россию связана с выборами. Но смешно полагать, что скандал подобного рода может подорвать позиции Путина накануне выборов. Наоборот, он, как это всегда бывает, приведет к консолидации российского общества перед внешней угрозой. Тем более, что даже если бы британцы убедительно доказали правомерность своих обвинений, большинство россиян только поддержали бы расправу над предателем. То есть, скандал работает на рост рейтинга Путина.

Не думаю, что правительство Ее Величества решило таким извращенным способом помочь Владимиру Владимировичу победить в первом туре с результатом не 65%, а 70% или 75%. Тем более, что Запад отдавал себе отчет в том, что результаты текущей избирательной кампании предопределены, а +(-) 5-10% дела не решают и ни на что не влияют.

Говорят также, что это способ делигитимации российской власти. Зачем такие сложности? Россию уже обвиняли и в агрессии против Украины, и в пособничестве Дамаску в использовании химического оружия, и в выборах без выбора и т.д. Любой из этих аргументов более эффектен для делегитимации российских властей, чем смешная откровенная афера с отравлением всеми забытого шпиона-пенсионера.

Главное же, Запад не в состоянии делегитимировать российскую власть. Он сам признает, что не может разрешить ни один из текущих кризисов без участия России. Более того, он не в состоянии и вытеснить Россию из числа стран не просто участвующих в процессах урегулирования, но определяющих их формат. Можно сколько угодно требовать, чтобы Россия ушла из Сирии, бросила Донбасс, вернула Крым. Вероятность, что мышки смогут стать ежиками значительно выше, чем что Москва прислушается к этим требованиям. В то же время Россия на сирийском примере показала, что может решать проблемы не только без участия Запада, но и в условиях жесткого противодействия с его стороны.

Таким образом, Запад заинтересован в наличии переговорных площадок с Россией, больше, чем Россия. Со стороны Москвы это – добрая воля и прагматичное осознание того, что договариваться выгоднее, чем конфронтировать (даже, если ты побеждаешь в конфронтации). Для Запада переговоры с Россией – жизненная необходимость. Отказавшись говорить он быстро окажется на обочине мировых процессов. Конечно, нам без диалога будет хуже, чем с диалогом, но Россия свои проблемы и проблемы своих союзников решит, в то время, как Запад замкнется в кругу собственных проблем, неразрешимых, исходя из объема его наличных ресурсов.

Странами Запада может быть руководят не Черчилли и не Талейраны, но вполне компетентные политики, прекрасно осознающие все, что написано выше и многое из того, что не написано (ибо аргументов куда больше, чем места в статье). Следовательно, у провокации есть цель. И цель эта долгосрочная или, как минимум, среднесрочная, то есть она простирается за пределы завершающегося российского избирательного цикла и основные аспекты проблемы должны проявиться уже после 18-го марта, а возможно и после 7-го мая.

Мы знаем, что западные элиты в большинстве ведущих стран раскололись и там идет борьба между глобалистами, ратующими за сохранение существующей мировой политико-экономической модели, в которой абсолютно доминирует банковский капитал и условными националистами, пытающимися сделать Америку (Британию, Германию и т.д.) вновь великими. Вернуть на национальную территорию промышленность, обеспечить своим производителям конкурентные преимущества, исправить перекосы в социальной структуре общества за счет перехода к более консервативной политике.

Их разделяют методы решения проблемы, но цель у них одна – сохранить глобальное доминирование Запада, обеспечивающее ему привилегированное положение «золотого миллиарда» в современном мире. Реализации этой идеи объективно мешают Россия и Китай, не просто претендующие на свое место под солнцем, но реализующие проект «Большой Евразии», который объективно отрывает Европу от Америки, переводя ее в другое политико-экономическое объединение.

В пользу участия Европы в российско-китайском проекте говорит его выгодность для ЕС. Аргументы против – давнее и тесное союзничество, а также цивилизационная близость ЕС и США.

На сегодня главная привязка ЕС к проекту «Большой Евразии» осуществляется за счет тотальной растущей зависимости Европы от российских энергоресурсов. Та же Британия после 2020 года планировала начать существенные закупки российского газа, поскольку другие источники уже не покрывают потребности Соединенного королевства. Закупки российского сжиженного газа Британией и США этой зимой свидетельствуют о том, что трудности наступают даже раньше, чем предполагалось.

Имеем необходимость ЕС наращивать потребление российских энергоносителей и его желание сохранить тесные политико-экономические связи с США. Если в этих условиях будет работать нормальная рыночная модель, то это приведет к чудовищным перекосам в торговле. ЕС будет в минусе на обоих направлениях. Выиграть торговую войну с США, без перехода под российский зонтик, Евросоюз не может. Трамп уже заявил о намерении ввести заградительные пошлины на сталь и прокат. И это только первая ласточка. ЕС пока торгуется и угрожает. Но он находится в полной военно-политической зависимости от Вашингтона. Если он не найдет другого военного «протектора» (а им может быть только Россия), то рано или поздно вынужден будет пойти на уступки. Значит Западу необходимо, чтобы убытки Европы от сохранения нежизнеспособного союза с США оплатила Россия, за счет цен на энергоносители.

Наиболее заинтересованы в решении этого вопроса США, которые без ЕС становятся обычной региональной державой Североамериканского континента, и Британия, выходящая из ЕС, а, значит, не имеющая шансов поучаствовать в прибылях от потенциальной евразийской интеграции.

Первая ласточка (пробный шар) прилетела в виде решения Стокгольмского арбитража по спорам «Газпрома» и «Нафтогаза». Если Россию удастся прогнуть на фактическое финансирование нежизнеспособного украинского режима, то дальше можно и в рамках всей Европы применять аналогичные методы (прецедент будет создан). Ответ «Газпрома» был для Запада неожиданным и его реальные возможные последствия там пока не просчитали. Хотя бы потому, что не знают какими будут следующие шаги. То есть, непонятно, сработает ли Стокгольмский прецедент.

Для отстаивания своей переговорной позиции Западу нужны дополнительные аргументы. Тем более, что запрос крайне велик, а возможности для компромисса нет. Если «потоки» заработают на действующих условиях, то включение ЕС (без Британии) в российско-китайскую орбиту станет вопросом времени, а не принципа.

Действующие кризисы исчерпали себя только в одном. Они больше не могут служить аргументом в вопросе о блокировании строительства «потоков» Германия (и Австрия) однозначно высказались на эту тему. В ближайшее время занять выраженную пророссийскую позицию может и итальянское правительство, которое будет сформировано по итогам прошедших выборов. Чтобы иметь возможность выторговывать уступки необходимо получить аргумент для потенциального блокирования «потоков».

Кризис в британско-российских отношениях такой аргумент дает. И не случайно самую активную и всеобъемлющую поддержку позиция Лондона получила именно на Украине. От Киева, конечно, мало что зависит (чтобы не сказать ничего не зависит) в современном мире. Но ему тоже «потоки» - что нож под пятое ребро.

Думаю, что в Лондоне прекрасно понимали, что ЕС слишком заинтересован в «потоках», чтобы поддержать стандартную провокацию: со скрупулезным расследованием и обвинением на основании того, что «мы так думаем». Поэтому кампания сразу приобрела истеричный характер, а нагнетание напряженности британским Кабинетом моментально достигло высшего градуса. Надо не дать возможности подумать и сориентироваться.

Необходимо эмоционально апеллировать к европейской солидарности. Пресса должна произвести необходимую накачку общественного мнения, которое окажет давление на власти европейских стран. С другой стороны, правительство Ее Величества будет пугать европейцев балансированием на грани войны. Истерика должна держаться на высочайшем уровне. Эмоции должны бить ключом. Европу надо заставить начать разговор о жестких коллективных мерах против России. Тогда и можно будет положить на стол требование пожертвовать «потоками» ради общеевропейской солидарности. А когда этот вопрос начнет обсуждаться можно будет давить на Россию, требуя уступок в газовом вопросе.

Свинью Терезе Мэй подложил Дональд Трамп, не вовремя уволивший Рекса Тиллерсона. Госсекретарь поддерживал Лондон активно и безусловно, в то время, как президент занял менее радикальную позицию. О поддержке говорим, но к активным действиям пока не приступаем. Это, конечно снизило эффект от британской авантюры. Но отступать Лондону некуда. Он будет только нагнетать истерию и напряженность. Как вредный ребенок, пытающийся взять родителей криком, если их нельзя упросить.

Европа колеблется. США тоже. На фоне британской истерии глобалисты почувствовали свой шанс победить националистов в гражданском противостоянии в ЕС и в США, и резко активизировались. Ближайшие несколько недель должны решить насколько эффективной окажется британская афера. И не последнюю роль в этом сыграет эффективность российского ответа на британскую провокацию. Он должен быть взвешенным, чтобы не получить обвинение в несоразмерности, но бить очень больно, чтобы другим неповадно было.

Ну а Украине надеяться не на что. Запад интересует не ГТС Киева, а возможность передела в свою пользу прибылей «Газпрома». И конкурент в виде Киева, претендующего на свой кусок пирога, ему совсем не нужен. Он готов использовать Украину в общем контексте мер по продвижению своей переговорной позиции. Но, добьется он своего или не добьется, а «потоки» для него будут в любом варианте выгоднее и надежнее украинской ГТС.
Источник: actualcomment.ru

пятница, 2 марта 2018 г.

Эстонская разведка официально назначила Россию главным противником

Эстонская разведка на днях выступила с широкомасштабным докладом о внешних угрозах государству. Собственно, внешний враг там внятно оказался обозначен лишь один – Россия. Параноидальность доклада оказалась столь зашкаливающей, что это вызвало протесты даже в эстонской национальной прессе.

Враг номер один

В докладе департамента внешней разведки, выходящем уже третий год подряд, из 68 страниц 54 посвящены России, а остальные – террористической угрозе в Европе. Значительная часть документа, отведённая РФ, посвящена внутренней обстановке в этой стране, то есть тому, как её представляют в Эстонии. Авторы доклада рисуют «циничный» режим, стремящийся «создать впечатление о свободных выборах», «контролирующий информационные потоки», держащий своих критиков в страхе «как за свою физическую безопасность, так и за безопасность своих близких». В главе, посвящённой российской армии, обсуждаются состоявшиеся осенью прошлого года стратегические учения «Запад», а также маневры, предстоящие в 2018 году. И здесь эстонская разведка придерживается классического пропагандистского принципа: если хочешь кого-то очернить, старайся изобразить его одновременно и страшным, преступным, и жалким, бессильным. Именно поэтому в докладе сказано, что «российские вооруженные силы по-прежнему характеризуют расхлябанность, коррупцию и воровство».

Также в департаменте уверены, что санкции Запада оказали на экономику России «масштабное и долгосрочное воздействие», следовательно, нужно продолжать в том же духе. Тут же осуществляется и обработка общественного мнения на предмет того, что у россиян следует отобрать право на проведение чемпионата мира по футболу. «Проведение чемпионата мира по футболу в 2018 году является для Москвы гигантским пиар-проектом, который должен послать миру сигнал о том, что Россия смогла вырваться из международной изоляции, несмотря на санкции» – гласит подготовленный в Эстонии документ. Россию традиционно обвиняют в «поддержании многочисленных замороженных конфликтов» у своих границ, в «агрессии против Украины» и в «скрытом вмешательстве с целью повлиять на демократические процессы принятия решений в странах Запада, особенно в тех, где в этом году состоятся выборы».

Эстонцы уверены, что российские спецслужбы будут вбрасывать всё больше ложной информации и пытаются завербовать западных политиков, бизнесменов и лидеров общественного мнения. «Следует обратить особое внимание на попытки Москвы в отношении внутренней политики Италии. Россия, несомненно, проявит большой интерес и к осенним парламентским выборам в Латвии», – пишут авторы доклада. «Кроме того, Москва в 2018 году продолжит поиск очагов конфликта для вмешательства на Ближнем Востоке и в Африке. Основная цель такой деятельности для России – раздражать западные страны, а не способствовать разрешению конфликтов», – уверены в эстонской разведке.

Более того, эстонские разведчики занимаются активным запугиванием людей, которые ездят в Россию с политическими визитами, по делам своего бизнеса или просто в турпоездки. Эстонцы уверены, что все такие визитеры подвергаются нешуточной опасности со стороны российских спецслужб – их будут шантажировать и вербовать. «В сборе разведданных на своей территории важную роль играют проходящие в России международные мероприятия – политические и экономические форумы, научные конференции, молодежные фестивали и спортивные соревнования. В России на их организации обычно денег не экономят, и на них часто собирается элита соответствующей области деятельности со всего мира. Это создает благоприятные для российских спецслужб условия для нахождения цели и сбора информации», – объясняется в ежегоднике.

Департамент внешней разведки обращает внимание, что, поскольку иностранные гости обычно прибывают на проходящие в РФ мероприятия без семей и вне официальных программ чувствуют себя свободно, это упрощает российским спецслужбам установление контакта с ними, а также даёт доступ к личным вещам (телефонам, компьютерам и так далее). «Доверчивый гость России в начальной стадии разведоперации не понимает, что на самом деле происходит вокруг него», – предупреждает внешняя разведка Эстонии.

Всюду видят козни России

По мнению эстонских разведчиков, завербованных в России иностранцев включают в единую сеть. «Для повседневной работы с агентами влияния может использоваться проживающий в Европе активист или координатор, который, хотя и не имеет российского гражданства, заслужил доверие Кремля. Особенно активно ищут депутатов Европейского парламента, хотя не отказываются и от политиков государственного и муниципального уровня», – считают авторы доклада.

В документе отдельно отмечается, что «уже 2017 год показал растущую угрозу нападения на западные страны в киберсфере, а значительная часть злонамеренной киберактивности идёт именно из России». Эстонские разведчики изыскали убедительные, по их мнению, доказательства своих обвинений: «Несмотря на то, что кибероперации российских спецслужб технически осуществляются на высоком уровне и свои следы они умеют прятать, есть признаки, которые не оставляют сомнения в источнике этих действий. Видно, что регулярно действуют во время суток, которое является рабочими часами в поясах Москвы и Санкт-Петербурга, соблюдаются государственные праздники, а в следах деятельности можно часто найти намеки на русский язык и лексику».

Россия, оказывается, атакует несчастную Эстонию силами не только шпионов, но и историков! «Распространяющие месседж Кремля историки-пропагандисты и псевдоаналитические центры попытаются всесторонне принизить и очернить эти события», – сообщается в отчете департамента внешней разведки. По оценке этого ведомства, одним из первых проявлений «намеченной кампании информационного воздействия» была прошедшая 24 октября прошлого года в Санкт-Петербурге конференция «Войны и революции: 1917-1920: становление государственности Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы». «Её организовали координируемая администрацией президента России ассоциация прибалтийских исследований и Фонд поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова», – подчёркивают эстонские разведчики.

Кроме того, по мнению департамента, Россия активно ищет в прибалтийских странах историков, которые «были бы готовы своим участием легитимизировать кремлёвскую пропаганду, направленную на Эстонию, Латвию и Литву». Департамент отмечает: «Пропаганда является для российских спецслужб дешевым, эффективным и отработанным оружием. Возможности в сфере информационной войны растут. Россия уже сейчас готова к проведению при необходимости обширной дезинформационной операции».

Развивающуюся в Эстонии «шпиономанию» в интервью ТАСС прокомментировал российский посол в этой стране Александр Петров. «Налицо попытки запугать собственное население путём навязчивого вдалбливания в сознание рядовых эстонцев мнимых угроз, идущих с востока. В этом же ряду постоянный поиск пятой колонны и вражеских агентов. Достаточно почитать ежегодники Охранной полиции (КаПо) – львиная доля этих опусов, как правило, посвящена "подрывной деятельности" "российских шпионов", к числу которых относят любого, кто борется против дискриминации так называемых "неграждан", отстаивает право получать образование на русском языке, осуждает попытки глорификации нацистских коллаборантов. Достаточно просто иметь добрые отношения и поддерживать контакты с российским посольством, чтобы стать фигурантом данного доклада. Объектом атак становятся российские СМИ. Их деятельности всячески препятствуют: высылают журналистов, отказывают в аккредитации на пресс-конференции, доходит до закрытия банковских счетов. Последнее время стало модно пугать российскими кибератаками, не утруждая себя при этом какими-либо доказательствами. Можно ещё долго продолжать этот ряд. Все это и является, по-нашему мнению, проявлением русофобии», – подчёркивает посол.

Призрак «глубинного государства»

Впрочем, что там посол России, когда происходящее начинает всерьёз беспокоить и эстонских журналистов. Ведущие еженедельной воскресной передачи Olukorrast riigis («О положении в стране»), выходящей на радиостанции Raadio 2, Андрус Карнау и Ахто Лобьякас открыто обвинили эстонских разведчиков в удручающе низком уровне анализа. «Картина, которая открывается из этой тетрадки, в действительности, по-моему, отлично соответствует российскому представлению об Эстонии, как о маленьком злобном государстве», – сказал Карнау. Лобьякас же добавил, что «Эстонии скорее следовало бы поддерживать разумную дистанцию, наподобие Финляндии». Он отмечает, что если КаПо и департамент внешней разведки «могут назвать агентом влияния даже посетившего Россию туриста, который и завербован-то не был, то возникает вопрос, где провести границу». Лобьякас отмечает: «Это абсурдное заявление, нонсенс. Ведь мы хотим дискуссию – а не захлопывания двери, как у нас начинает получаться, глядя на ежегодник департамента внешней разведки. Это становится у нас словно бы политикой, что мы и не можем туда (в Россию – Р.Х.) ездить, разговаривать там с людьми. Потому что сразу, как мы там побываем, мы ведь становимся агентами влияния».

Карнау добавляет, что «доклад сеет страх». В качестве же основного упрека к авторам ежегодника спецслужб Лобьякас указал на то, что КаПо и департамент внешней разведки продолжают создавать рамки, в которых власти Эстонии больше не могут менять политику страны. «Это создание такого "глубинного государства" (возникшая в США теория заговора, согласно которой существует так называемая deep state, скоординированная группа крупных чиновников, влияющих на государственную политику без оглядки на демократически избранное руководство – Р.Х.), которое выносит за пределы политики определенные объекты или аспекты, чего не должно происходить. И как оно это делает, давая России и действиям Москвы оценки, основанные на данных, которые нельзя проверить. С чем и политикам невозможно спорить. Одним словом, эти вещи выводятся из сферы рациональных дебатов и, соответственно, из политики», – считает Лобьякас.
Источник: ritmeurasia.org

среда, 28 февраля 2018 г.

Страны Балтии исчезнут в середине XXI века

Россия не будет терпеть постоянно немецкие, английские, американские танки в 700 км от Москвы и американские военные эскадрильи в 10 минутах полета от Санкт–Петербурга, — пишет газета «СЕГОДНЯ»

Яков Кедми — человек занятой. И достучаться до него относительно трудно. А очень хотелось: экс–глава израильской спецслужбы «Натив» не только знающий и тонко чувствующий любую тему эксперт, но и не лезущий за словом в карман, говорящий весомо и достаточно откровенно, не боящийся резких оценок, которые, к слову, всегда по делу.

И тут — спасибо Всемирной ассоциации русской прессы (ВАРП)! — на помощь пришли наши друзья и коллеги из Израиля. Которые, со своей стороны, воспользовались нашими вопросами, сделав телеинтервью с Яковом, — его можно увидеть на YouTube.

Прежде чем перейдем к нему, скажем читателю по секрету: в наших планах в этом году целая серия интервью с известными и нетривиальными людьми. Следите за газетой!

Войны не будет

— На Земле напряженно, все говорят о грядущей третьей мировой. Дайте свою оценку в целом тому, что сейчас происходит и куда катится мир. И если «рванет» — то где.

— Пока не рванет нигде, потому что сознательно войны никто не хочет. Ни у России, ни у Китая нет никаких агрессивных намерений, чтобы инициировать военные действия на какой–либо территории. А у Соединенных Штатов нет сил, чтобы начать эти действия. США никогда не воевали против сильной страны, против сильной армии.

После Второй мировой Штаты начинали все свои войны, когда они были на 1000% уверены в своей победе. Не всегда это получалось, но не их это вина — они были уверены. В данном случае вряд ли они могут пойти на действия, которые могут привести к войне. Так что войны не будет.

Идет противостояние между попытками США сохранить свое главенствующее положение и полное военное и политическое превосходство в мире и нежеланием других стран мириться с этим, поскольку они считают, что мир должен управляться согласно желаниям всех стран, а не только Соединенных Штатов. И эти страны, которые нарушают, по мнению США, мировой порядок, — это в первую очередь Китай и Россия. Они отстаивают свои свои интересы, и этот процесс будет идти, и никто его не остановит.

Штаты потеряют свое главенствующее положение и полное превосходство и перестанут определять все процессы в мире так, как они это делали до последнего времени.

— Каким образом можно реорганизовать ООН, чтобы она реально могла работать, улаживать конфликты, наводить в мире порядок, и что мешает этому сейчас?

— ООН не может решать проблемы, потому что проблемы, которые порождаются противоречиями интересов, могут решаться только в рамках переговоров всех стран, учитывая интересы всех стран. И не всегда, иногда интересы противоречат. Противоречия между Россией, Китаем и США она решить не может. То есть ООН, в той мере, в которой она есть, должна оставаться. Способность организации, в которой представлены все страны, и Совбеза, в котором представлены основные страны, обсуждать эти проблемы, пытаться найти решения, должна сохраняться неприкосновенной. Любое нарушение идет от тех стран, которым невыгодно, что при решении проблем будут учитываться интересы других. Они хотят, чтобы учитывались только свои. ООН по своей сути этому противоречит.

…Включая Латгалию

— В какой точке Европы, на ваш взгляд, в ближайшее время может возникнуть очередной локальный кризис, подобный каталонскому?

— Для этого, во–первых, нужна слабая власть в стране, как это было в Испании. Во–вторых, одна из проблемных территорий — это Корсика. Есть еще автономные территории с отличным населением. К примеру, территориальная целостность Италии тоже не гарантирована, и она зависит от экономического положения и устойчивости страны. Северная Лига и Ломбардия тоже говорят:

«Почему мы должны кормить паразитирующий юг?» Там, где сливаются экономические, политические, этнические проблемы со слабой центральной властью, это может произойти.

Есть проблемы, о которых не говорят. Это проблема Тимишоара, венгерское население в Румынии, которое, чем хуже будет там, тем больше будет тяготеть к Венгрии, которая считает, что нужно исправить историческую несправедливость…

Таких территорий много, вся Западная Европа. Все зависит от экономического равновесия и благосостояния. А там может быть где угодно, включая даже Латгалию.

— Европа омусульманилась, и такой, как прежде, уже никогда не будет. Какова ее судьба?

— Пока все развитие Европы идет в направлении усиления национализма — как в Восточной, так и в Центральной и Западной. И то, что сегодня происходит в Украине, Польше, Венгрии, это только начало этого процесса. И он будет усиливаться по мере обострения социальных, межгосударственных противоречий. Плюс прибытие чуждого населения, которое усугубляет как социально–экономическое положение, так и является чуждым по культуре. Пока это еще касается мусульманских беженцев, завтра это может начаться с иностранцами из Восточной в Западную Европу, вплоть до украинцев в Польше.

— Почему все это случилось и кто поимел с этого профит? Кто ответит за этот бардак? И ответит ли когда–нибудь вообще?

— Основной поток беженцев, который шел и продолжает идти, — за это ответственны прежде всего Англия, Франция и Италия, которые уничтожили Каддафи — последний заслон, который стоял перед африканскими беженцами в Европу. Сейчас они получают справедливую расплату. За это еще будут долго платить.

Второе — это те же самые партнеры, без Италии, плюс Штаты, которые разрушили стабильность Ближнего Востока, разрушили несколько государств и создали огромное количество беженцев. К ним присоединились беженцы из стран, где тоже действовали США, — это Пакистан, Афганистан.

Основная страна, через которую они пошли и которая наживалась на этом, — Турция. Наживалась на их пребывании в стране, на их транспортировке, шантажируя Европу и требуя отступных за то, чтобы сдерживать их.

То есть каждый в свою очередь виноват.

— Сирия совсем рядом с вашей страной. Что будет дальше с этим государством, с регионом?

— С одной стороны, можно ответить одним старым анекдотом советского периода, когда спрашивают армянское радио, будет ли война. Радио отвечает: войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется.

Такие «борцы за мир» в Сирии достигли большого успеха.

В конце концов Сирия восстановится как единое светское государство с сильным авторитетным правителем. Как его будут звать — Башар Асад или кто другой, не знаю. Но попытки расчленить Сирию или попытаться ввести ее в такой же хаос, как Ливию, закончились, к счастью, неудачей. Хотя сирийский народ за это дорого заплатил.

Думаю, что в этом году уже закончится гражданская война, а дальше будет процесс восстановления.

Ломка интересов

— Вопрос гипотетический: будь у вас возможность, что бы вы сделали в первую очередь на посту руководителя США, России, Китая, Украины, Латвии?

— В отношении Китая, думаю, Си Цзиньпин справляется со своими задачами намного лучше, чем я мог бы что–то сделать. Тут трудно давать какие–то советы. В отношении России не собираюсь конкурировать с Владимиром Владимировичем Путиным. Думаю, он это сделает лучше, чем я бы это мог сделать.

Вообще, чтобы определять, что нужно делать в какой–то стране, надо прежде всего определить национальные интересы этой страны. Сделать это может только человек, чья это страна. Не могу определить сегодня национальные интересы Латвии. Могу смотреть на Латвию со своей стороны — со всеми плюсами и минусами. То же самое другие страны.

Что является национальным интересом? Франция считает, что ее нацинтересом является обеспечение мира и порядка во всем Средиземноморском бассейне. Если президент придерживается этой концепции, то политика одна. Если Франция решится спуститься до естественных размеров, тогда вопрос другой, политика другая.

Я могу определить национальный интерес своего государства, и только. А политика уже определяет способ достижения и обеспечения национальных интересов. За других не берусь.

— Сможет ли президент Трамп оперативно укрепить свои позиции внутри США, и если да, то за счет чего?

— В Соединенных Штатах огромный системный кризис политический. Избрание Трампа — это первый симптом ломки и перестройки политических и социальных элит. Так что вряд ли он вернет когда–нибудь себе способность управлять Штатами, как управляли предыдущие президенты. А к чему придут США, к чему приведет этот кризис, это очень сложная проблема. Но вряд ли они через десять лет будут обладать такой же силой и таким влиянием в мире, как сегодня.

Основная задача

— Россия — так ли уж она страшна своей непредсказуемостью для «западной цивилизации», что ее ждет в обозримом будущем?

— Я занимался Россией профессионально несколько десятков лет. Не видел никакой проблемы понять, что она делает, или определить, какие будут ее будущие действия. То, что на Западе не понимают Россию, так это их проблемы. Это значит, что они недостаточно профессиональны, недостаточно умны, недостаточно знают, а пытаются судить и определять по своим стандартам. А у каждой страны своя специфика.

Потенциально, если РФ решит две основные внутренние проблемы — это проблема коррупции и проблема эффективной власти, — тогда у нее нет никаких ограничений, что она станет одной из сильнейших стран мира, поскольку обладает двумя очень хорошими качествами. Это очень способное, высококачественное население, которое доказало свои способности в течение прошлого века в области науки, техники, технологий. И несметные природные богатства. Соединив этих два качества — если они смогут достаточно эффективно развивать способности своего населения и его отдачу, — Россия будет одной из самых богатых стран мира.

— Выборы в России: как они повлияют на расстановку сил в мире?

— На Западе очень примитивно рассматривают как свои, так и чужие проблемы, тем более России. Они считают, если убрать Путина, они смогут сделать со страной то, что делали при Ельцине и Горбачеве. Но это слишком упрощенный, слишком примитивный взгляд на вещи. Одна из основных целей, которые будут у Путина в его последнюю каденцию в качестве президента, — это создание качественной госэлиты, из которой и будет выкристаллизовываться будущее руководство России, а не какая–то отдельная личность.

Все проблемы и трагедии России были из–за несостоятельности власти. Так рухнула первая российская империя 100 лет назад, так рухнула советская империя. Поэтому укрепление власти и становление качественной элиты, которая будет способна справляться с национальными госпроблемами, — это основная задача.

— Банальный вопрос: никто не сомневается, что США в большей степени так или иначе будет вмешиваться в российские выборы; почему им «можно», а России — нельзя?

— Американцы считают, что им все можно, поскольку они самые богатые, самые сильные и самые справедливые и самые–самые. Это похоже на период, когда в Средние века сильные страны считали, что они могут указывать другим, как им жить. В Штатах, можно сказать, это пережитки современного империализма или колониализма. А империализм как высшая стадия капитализма, согласно классическим теориям, еще никто не опроверг.

Попытки влиять на происходящее в других странах — это обычное явление в дипломатии. Вопрос в том, делается ли это в рамках закона или нет. Любая страна, когда смотрит на соседей или противника, имеет свои предпочтения, кого бы она хотела видеть во главе этой страны. Это не значит, что эти предпочтения надо пытаться трансформировать в какие–то активные действия.

США действовали так всегда во всем мире и, если было надо, устанавливали это военным путем. Нынешняя Россия старается так не действовать. На это не имеет право ни одна страна.

— Прошла информация, что посольство Государства Израиль в Латвии собираются закрыть за ненадобностью. Это знак? Какой?

— Это знак, который свидетельствует о тупости, недальновидности и примитивности мышления работников израильского МИДа, которые поднимают эти вопросы. Хочу привести один пример. Мало кто знает, при министре иностранных дел Моше Даяне (вроде бы не дурак) израильский МИД принял решение: а зачем нам посольство в Южной Корее? И закрыли посольство в Сеуле! За ненадобностью. Сэкономили деньги. Как Израиль потом харкал кровью, чтобы вернуть свое посольство. Вероятно, такие же «умники» не покинули министерство.

В каждом поколении есть свои «умники».

— Какой наиболее вероятный сценарий развития событий на Украине — в ближайшее время и в долгосрочной перспективе.

— На Украине идет процесс деградации власти и госинститутов и все больше попыток силовых структур влиять на политическую жизнь — то есть политические вопросы решаются не политическими методами, а силовыми. Скорее всего, Украина идет к политическому коллапсу, из которого выходом будет кровопролитная внутренняя война.

Прибалтийский фронт

— Каковы перспективы и возможные последствия развертывания натовских сил в республиках Балтии?

— Думаю, что в конце концов это закончится одним из двух. Или они сами уйдут, или их вышвырнут. Я предпочитаю для Прибалтийских республик, чтобы натовские базы и войска покинули эти территории. Россия не сможет долго терпеть такое состояние. А платить за это будут, кроме натовских солдат, население Литвы, Латвии и Эстонии. Всегда, когда размещают какие–то базы на своей территории, надо принимать во внимание: тем самым вы становитесь объектом борьбы между мировыми державами. И лучше не ставить свои города и свои территории под прицел оружия больших стран.

Россия не будет терпеть постоянно немецкие, английские, американские танки в 700 км от Москвы! Россия не будет терпеть американские военные эскадрильи в 10 минутах полета от Санкт–Петербурга! Через какое–то время, но она с этим покончит. Лучше, чтобы с этим покончили сами жители этих стран, договорившись с НАТО. Если нет, придет момент, когда Россия применит силу и вышвырнет их.

Хотел бы напомнить этим странам, что президент США сказал: пятый пункт не обязателен для НАТО, не всегда американская армия будет защищать членов альянса. Второе — в этом обзоре по ядерному оружию было сказано, что ядерная атака против одного из членов НАТО не обязательно приведет к тому, что Штаты применят ядерное оружие. А дальше понимайте как хотите.

— Почему Израиль (на уровне руководства) молча проглатывает глорификацию нацизма в Прибалтике в виде маршей, подобных шествию 16 марта — де–факто в честь латышского легиона Ваффен СС?

— Потому что, к сожалению, и среди нашего народа, и нашего госаппарата, и в правительстве, и в парламенте есть люди, для которых национальные интересы ниже их меркантильных политических. И которым абсолютно наплевать на кровь, пролитую во время катастрофы в странах Балтии. Потому что они предпочитают политическую выгоду. И заигрывают, пытаясь замазать это, считая, что тем самым они продвигают интересы Израиля. То есть если Польша покупает у нас много оружия, то они считают, что нам надо молчать о том, что говорят там.

У меня совершенно другой подход. Считаю, что позиция этих людей позорная. Не собираюсь продавать память погибших евреев ни за какие деньги, ни за какие торговые сделки, ни за какие улыбки тех стран, которые покрывают этих новоявленных последователей нацистов.

Я бы никогда не проехал, как проехал президент Израиля (неважно, что он говорил в раде) по проспекту имени Бандеры и дальше по проспекту имени Шухевича. Для меня, как для еврея, как израильтянина, это позор и унижение проехать по такой улице. Это все равно что проехать по Гитлерштрассе, Гебельсштрассе, Герингштрассе!

— Из Прибалтики, из Латвии в частности, высылают журналистов под предлогом национальной безопасности. Должна ли Россия отвечать симметрично

— Госприоритеты каждая страна определяет для себя. Должна Россия или нет, это зависит от того, что для нее главное, а что нет. Я — человек, уважающий традиции своего народа и, как написано у нас в Святой книге, «глаз за глаз». Единственное, что могу нарушить, — могу иногда ответить втройне. Но никогда не меньше. А Россия… У нее свои подходы. Часть из тех действий, от которых Россия воздержалась… Я бы от них не воздержался.

— В какую сторону движется пресловутая «свобода слова», если наших коллег лишают права на ведение профессиональной деятельности в Риге, Вильнюсе, Лондоне, Вашингтоне, когда невыгодная «цивилизованным» пропагандистам информация замалчивается?

— Уже давно довели журналистику во многих странах, и на Западе в особенности, до уровня древнейшей профессии. Этот процесс продолжается. Кто платит, тот заказывает музыку. Если страны и народы позволяют так дешево их оболванивать, заниматься вместо журналистики словесной проституцией и принимают это за правду… Ну так живите, так вам и надо.

Я родился в стране, где не было свободы печати, где не было свободы слова. Жил в этой стране. Но не потерял способность и чувствительность к тому, что мне врут и выливают ушаты пропаганды. Поэтому и не допускаю того, чтобы пропаганда действовала на меня, на моих знакомых, всегда сопротивляюсь этому. Ну а если народ этому не сопротивляется — так вам и надо.

— Можете ли вы представить, что страны Балтии — вместе или в каком–то другом раскладе — вновь окажутся в составе России?

— Если те или иные страны Балтии потеряют способность национального существования, как политического, так и экономического, то, вероятно, они перестанут быть независимыми. Если завтра останется в Эстонии 200 000 эстонцев, страна будет существовать? В Латвии сегодня наименьший уровень населения по сравнению с началом ХХ века. Если отсюда уедут еще полмиллиона латышей, это государство будет жизнеспособным? Если страна теряет жизнеспособность — экономическую, политическую, внешнеполитическую, — тогда она перестает существовать.

Экономику в прибалтийских странах разрушили, сельское хозяйство придавили. Цвет нации уезжает. Страны, из которых цвет нации, молодежь уезжают, не смогут долго существовать. А куда они потом прилипнут, это уже другой вопрос. Но для этого нужно страну сохранить. Не формально, а фактически.

Процессы, которые идут в балтийских странах, приведут к тому, что к середине этого века эти страны могут перестать существовать за отсутствием присутствия населения

Источник:khazin.ru