среда, 27 января 2016 г.

"О Бедной России замолвите слово"-3. Чем сердце успокоится.

Часть 1. Часть 2.

Для того, чтобы правильно оценить происходящее сегодня в российской экономике и тем более относительно трезвыми глазами взглянуть не ее перспективы необходимо в первую очередь понять в чем состоит самая главная проблема современной мировой экономики, порожденная ее же природой. Сформулировать эту проблему можно одной фразой: «В мире кратно больше долгов, чем денег, а денег в несколько раз больше, чем вся совокупная стоимость материальных активов».

Так или иначе, но эта проблема будет разрешена. И неважно в управляемом или неуправляемом режиме. Первый означает крайне жесткую посадку и кратное сокращение всей мировой экономики, но сохранение относительной упорядоченности процессов. Второй означает полный коллапс и тотальный хаос с совершенно непредсказуемыми ни для кого последствиями.

Теоретически разрешение этой проблемы можно было бы представить как последовательную дополнительную эмиссию денег для уравнивания их объема с объемом долговой массы плюс сумма материальных ценностей, а затем проведение согласованного уничтожения долгов вместе с излишней денежной массой. Но этот путь в реальности невозможен, поскольку в современном мире деньги за счет ссудного процента имеют долговую природу, и каждая новая эмиссия порождает новые долги.

Таким образом, единственным путем разрешения указанных глобальных дисбалансов является реальное уничтожение всех долгов с неизбежным банкротством всех их источников, а затем встречное движение уничтожения излишней денежной массы и инфляционного роста цен на реальные активы. И рано или поздно именно так все и произойдет. Вот только для современной экономики это будет означать полный развал и крайне жесткую переоценку ценностей и значимости отдельных ее секторов. Богатыми окажутся не те, у кого больше долгов и денег, а те, кто контролирует максимальные объемы реальных ресурсов и материальное производство. Но и среди последних существенно изменятся привычные приоритеты. Принято считать, что чем выше уровень технологического передела, тем производство ценнее и дороже по сравнению с первичными ресурсами. Однако, в период кратного сокращения объемов производства и жестко связанного с ним массового потребления именно контроль над первичными ресурсами будет означать высшую ценность. Ибо без них произвести невозможно ничего, а обладающий ресурсами все же способен на их основе произвести пусть и не самое технологичное, но зато самое необходимое.

Указанный способ разрешения глобальных финансовых диспропорций уже давно бы вошел в стадию реализации, если бы не одно «но». Проблема в том, что основные материальные активы и производственные мощности уже давно находятся в странах «третьего мира», а основные долги в странах «первого». И эти самые, которые «первые» категорически не согласны с тем, что именно за их счет будет производиться весь «банкет». По крайней мере до тех пор, пока все, кто в теме и при власти не смогут полноценно перенести свои капиталы и влияние в страны производители. Вот те же Ротшильды суть проблемы поняли давно, потому их активы давно сосредоточены в Китае и странах ЮВА. Но Ротшильды не одни, кто влияет на ситуацию в странах Запада, и те, кто не успел, требуют своей доли, потрясая накопленным оружием и угрожая террористической активностью. А поскольку глобальный кратковременный коллапс и глобальная ядерная война никому не нужна, приходиться учитывать интересы этих групп и искать возможности для компромиссов.

Вернемся к России. Ее сейчас сразу с двух сторон обвиняют в полной экономической недееспособности. Либералы кричат, что вот-вот кончатся деньги и все равно придется идти на поклон к Западу, забывая, что именно Россия является одним из немногих производителей тех самых материальных ресурсов, которых так мало по отношению к массе мировых денег. Патриоты выражают крайнюю степень недовольства тем, что в российской экономике настолько мало денег, что развивать какое-либо производство в ней в принципе невозможно. А потому требуют от властей увеличения денежного предложения, увеличения сроков кредитования и кратного понижения процентных ставок.

И если претензии первых выглядят достаточно глупо и поверхностно, несмотря на то, что таковые идеи генерируются светочем экономической мысли под названием ВШЭ, то требования вторых смотрятся куда как обоснованней. Вот только при этом совершенно не принимается во внимание внешняя обстановка.

Давайте сразу поймем, что так или иначе, без подробного рассмотрения причин случившегося, но сегодня полностью закрытая от всех экономика России со 100%-м «железным занавесом» нежизнеспособна. И дело даже не в том, что основные работающие отрасли заточены на экспорт и их падение будет кратным. Россияне еще и в потреблении даже самого необходимого далеко не самодостаточны. Выживут, но далеко не в привычном виде. А возвращаться к «лаптям» и «овчинным тулупчикам», украшенным многочисленными заплатками, желающих мало. А вот если «занавес» не опускать, то автоматически получим иную картину. Представьте себе работающий мощный пылесос, рядом с соплом которого вы старательно насыпаете горку пыли. Что мы будем иметь в итоге, если 90% насыпанного тут же будет исчезать в недрах пылесоса? В нашем случае в роли пылесоса вполне реально выступает финансовая система США, включившая дефляционные механизмы на полную мощь (хотя еще не на полную, это еще впереди), уже некоторое время буквально высасывающая из всей мировой экономики любые деньги, до которых способна дотянуться. Начался этот процесс в 2014-м. США понять в принципе можно, огромная доля мировых долгов сосредоточена именно у них. А поскольку соотношение долгов и денег при финальном «разборе полетов» будет иметь важнейшее значение, то смысл всего происходящего довольно прозрачен.

И вот, предположим, в этих условиях росийская власть, поддавшись на уговоры патриотов национальной экономики начинает снабжать ее полноценными объемами денег. Что они будут иметь на выходе? А на выходе будут иметь примерно то, что и имеют. Любые свободные деньги будут тут же всасываться американским «пылесосом», рубли активно перетекать в доллары и исчезать за бугром, курс будет галопировать, государственные резервы таять, а денег в экономике как не было, так и не будет. Ну собственно все это мы и видим как раз с того самого 2014-го года, только прикрытое «фиговым листком» санкций и прочей пропагандистской ахинеей для дебилов. И, повторюсь, прекратить этот процесс можно только полноценным «занавесом» и неким подобием военного коммунизма внутри страны. Оставление любой лазейки, хоть с одним Китаем ничего не даст. Высосет все в любую приоткрытую форточку и еще большую интенсивность приобретет.

Есть иной вариант. Это разрушение глобальной финансовой системы путем разделения ее на самостоятельные финансовые зоны, замкнутые внутри себя. Фактически на практике это должно означать выделение из глобальной долларовой системы независимой зоны. Но такая зона должна обладать определенной минимальной емкостью и жизнеспособностью в плане замкнутого экономического (в том числе производственного) цикла. Это своего рода тот же «занавес» только в большем масштабе сразу нескольких крупных государств, способных совместно обеспечить свою экономическую и финансовую стабильность и полноценность. Примерно это мы в последние годы и наблюдаем. Возвышение юаня, создание альтернативных финансовых инструментов типа банка БРИКС и АБИИ, тестирование альтернативных систем международных расчетов. Так что процесс идет, хотя и не совсем гладко и быстро. И тому есть несколько причин.

Во-первых, «надо договориться о дефинициях». Чего строим? Простая замена доллара на юань в длительной перспективе ничего не даст. Да, Китай как главный мировой производитель реального массового продукта и почти монополист по некоторым редкоземельным металлам на порядок лучше США, производящих одни долги и разноцветные, некогда «зеленые» бумажки. Но суть останется та же. Будет страна – монополист в производстве мировых денег. А последствия такого пути весь мир уже видит прямо сейчас, и они его совершенно не радуют. Остается альтернатива в виде мировой валюты, обеспеченной чем-то реальным, признаваемым всеми участниками валютного пула. Неважно, что это будет, золото, серебро, нефть, редкоземы, что-то еще или все сразу и вместе. Важно договориться о принципах. И именно этот процесс сейчас активно идет и развивается, а пока страны, нацеленные на достижение договоренностей, сметают с мировых бирж любые количества реального золота и иных драгоценных металлов, до которых дотягиваются. И пусть никого не обманывает низкие биржевые цены на эти активы. Реальный металл «на полках» не лежит, а цены для лохов, когда-то купивших эти активы задорого, но испытывающих прямо сейчас дефицит денег и вынужденных расстаться с накоплениями.

Во-вторых, даже собравшись «могучей кучкой» и заявив о создании альтернативной международной финансовой системы, можно нарваться на кучу неприятностей и тяжких последствий. В конце концов наличие у оставшихся за бортом серьезных методов силового убеждения никто не отменял. Посему процесс идет медленнее, чем хотелось бы всем. Надо дать время имеющим серьезные аргументы товарищам с Запада успеть войти долей в наметившийся альтернативный пул. А поскольку с долларами и евро туда не принимают, надо дать им время набрать по миру необходимое количество золота и всего остального, что там по согласованию будет лежать в основе новой валютной системы. И только после этого можно устраивать полноценное кризисное шоу для миллиардов «благодарных» зрителей из Европы и США, за чей счет состоится праздник. Но и сам праздник надо еще подготовить и должным образом оформить. Если вдруг ни с того ни с сего все возьмет рухнет и превратится в хаос, то причину будут искать. Причем именно там, где нужно. А обозленные миллиарды это «не айс». А вот если в той же Европе устроить провозглашение «халифата», а потом отчаянную борьбу с ним, то никого полное обрушение рынков и тотальное разорению бюргеров не удивит. Для США тоже готовится примерно такое же шоу, только чуть позже и немного под другим соусом. Там будут бить «черных», прожирающих через пособия весь государственный бюджет страны, но ни хрена ничего не создающих. А поскольку «черных» там не мало, то бить будут долго, упорно и тяжело.

Ожидать реальное появление новой финансовой системы, точнее ее выделение из нынешней следует в первой половине следующего десятилетия (20-25 гг).

Вот примерно такой внешний фон и проблемы имеются в России на сегодня. И основной вывод из сказанного следующий. Дефицит денег в российской экономике продолжится еще длительное время и будет только нарастать. И это главное, все остальное вытекает непосредственно из этой данности.

Что касается валютного курса, здесь ситуация проще и находится в области достаточного контроля государством. В феврале этого года заканчивается период значимых выплат по ранее набранным западным кредитам. После чего аж до декабря следует крайне благоприятный период низких трат на это направление. А поскольку даже при нынешних ценах на нефть текущий платежный баланс (соотношение экспорта товаров и услуг к их же импорту) устойчиво генерирует профицит примерно в 10 млрд. долларов в месяц, то проблема как таковая отсутствует. Более того, темпы сокращения импорта по разным причинам выше, чем темпы сокращения экспорта, и профицит имеет тенденцию к росту. Так что следует признать, что слова Путина на недавнем форуме о том, что российская экономика выстояла, следует воспринимать не только в качестве пропаганды о «спокойствии в Багдаде».

Но значительного укрепления рубля не предвидится. Для государства это просто не требуется, текущий курс существенно препятствует росту импорта, компенсирует падение валютных цен для экспортеров и приносит дополнительные рублевые доходы в бюджет. Повторюсь, что могу ошибаться, но жду болтание курса вокруг отметки в 77.5 рубля за доллар до момента запуска альтернативной международной финансовой системы.

Далее. Основной кризис будет в столице и крупных городах. Причин две.

Во-первых, именно здесь крутятся основные деньги, бизнес в наибольшей степени привык к их изобилию, а также здесь сосредоточены основные центры импорта, находящиеся под жестким давлением. Здесь же находятся основные банки, которые продолжат подвергаться тотальной зачистке, пока вся система не будет приведена в целевым параметрам – 150-250 крупных банков, из которых по одному региональному («губернаторскому»), остальные федеральные с широкой филиальной сетью. Такая структура банковского сектора поставит его под плотный контроль ЦБ и государства и позволит регулировать валютные потоки на достаточно детальном уровне.

Во-вторых, неизбежен определенный отток денег из центра на периферию. Любая экономика минимально жизнеспособна только при наличии некоторой денежной массы в непосредственном распоряжении. Посему регионы будут даже волевым порядком поддерживаться на минимально-достаточном денежном уровне, что и образует отток денег из центра.

Дефицит денег неизбежно приведет к падению цен на недвижимость. Как в коммерческом, так и в жилом секторе. И здесь опять основные потери будут в крупных городах-миллионниках. Схема такова. Сначала падение цен на аренду, затем неизбежное начало массовых изъятий недвижимости по просроченным долгам, затем их массовая распродажа. При этом в условиях денежного дефицита.

Вслед за сокращением экономики в финансовой и торговой областях наступит рост безработицы, который будет иметь сразу два важных следствия. Во-первых, дальнейшее сокращение спроса. Во-вторых, многочисленные переселенцы из регионов в крупные города потянутся обратно на малую родину. В относительно недалеком будущем последний фактор станет важным ресурсом развития новой региональной экономики, что является одной из задач государства. В первую очередь безработица будет касаться миллионных рядов офисного планктона и «менеджеров» всех видов и рангов.

Относительно неплохо на фоне ситуации в финансах и торговле будет чувствовать себя производство любого вида, дожившее до этого времени. Для него конкуренция с импортом существенно сократится, спрос останется на прежнем уровне или даже возрастет при общем его падении за счет кратного сокращения импорта.

Увеличение финансирования экономики со стороны государства следует ожидать не ранее, чем через 1-2 года. Оно будет иметь две особенности. Первое – будет сопровождаться жестким контролем трансграничных финансовых потоков. Второе – будет сосредоточено в конкретных стратегических проектах производственного и инфраструктурного характера. Причем, главным образом, это будут региональные проекты на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке.
Источник: cont.ws

Комментариев нет: