вторник, 19 января 2016 г.

Исламская конкиста Германии

На днях в Германии случилась одна характерная история, которая еще раз доказывает, что из всех возможных вариантов развития событий "Мечеть парижской богоматери" является наиболее вероятным.


======================

Если вкратце, то произошедшее выглядело следующим образом. В отделение местного банка зашла молодая мусульманская девушка двадцати лет. На входе ее остановила охрана, попросив показать лицо, так как посетительница была одета в глухую паранджу. Посетительница согласилась это сделать, но только сотруднику-женщине и только в отдельном помещении, где не будет никаких других мужчин. Не долго думая охрана выставила посетительницу на улицу. Однако история на том не закончилась. Посетительница-мусульманка, как и ее двадцатичетырехлетний муж, родились и выросли в Германии, и имели полноправное гражданство этой страны. Так вот, ее муж обратился "в органы" с официальным иском. Его жену сотрудники банка глубоко оскорбили тем, что прикоснулись к ней, чем нанесли огромную моральную травму, от которой она ужасно страдает. Ей требуется срочная психологическая помощь, причем безусловно за государственный счет!

Подробнее можно почитать тут.

======================


Судя по происходящему, можно с уверенностью сказать - второго Гитлера не будет. Не смотря ни на какие прочие коллизии. Слишком уж глубоко и сильно вбиты в головы немцев императивы о безусловной гадостности любой формы нацизма, чем бы она там ни была обоснована. Чуть что, сразу подымается лозунг Холокоста, за нерушимость которого евреи неустанно борются более полусотни лет, к месту и не к месту.

А без жестких, даже прямо жестоких мер носителей радикально иной культуры переформатировать невозможно в принципе. Потому что в идейном и культурном смысле в Германии защищать нечего. Текущие европейские события показывают, что идея, которую там следует защищать и культура, к уважению и вживанию в которую следует принуждать, напрочь отсутствуют.

В Европе, да и всем западном мире, очень любят почти как заклинания, произносить фразы про "демократические ценности", но кроме чисто абстрактных формулировок ни о чем, эти слова ничего не содержат. Больше двух десятков лет народ приучался к совершенно иным принципам - каждый имеет право жить так, как он сам считает нужным. Никаких единых, тем более ограничивающих, культурных норм или правил, существовать не может. Принуждение к каким бы то ни было нормам есть тоталитаризм, абсолютно противоречащий "демократическим ценностям". А защищать тоталитаризм в Германии, да и в Европе в целом, согласна только весьма небольшая доля населения. Остальные считают своим долгом бороться с любыми проявлениями тоталитаризма. Даже если поле боя в итоге достанется не им, а носителям совершенно иной культуры, для которой и те и другие - просто разновидность тараканов.

К тому же нацистские радикалы в Германии представлены в основном ребятами с ярко выраженной маргинальной психологией. Устроить драку, что-нибудь спалить, это они могут. А вот создать государство, обеспечить работу законов, порядок на улицах и стабильность для бизнеса - нет.

Не стоит сбрасывать со счетов еще один момент. Евреи в прошлом не сопротивлялись. Какие-то отдельные инциденты были, но массового, тем более вооруженного, неповиновения не случилось. А вот эти сопротивляться будут. У них только паспорт немецкий, а базовая культура уже другая. В ней ни слова не говорится про смирение и безропотное подставление второй щеки после того, как ударили по первой.

В настоящее время все держится только на инерции. Европейские силовые структуры еще достаточно сильны, чтобы лихо затаптывать отдельные точечные вспышки радикализма. Но лишь до тех пор, пока вспышки локальны и редки. Если, точнее - когда - полыхнет всерьез, все посыплется, как карточный домик.

Идейное ослабление власти в той же Германии активно прогрессирует. В конце концов нет в стране закона, запрещающего женщине, согласно ее убеждениям и культуре, ходить в парандже и показывать свое лицо только мужу или другой женщине и только в отдельном помещении. Так что формально требования тетки из этой истории совершенно уместны. Сотрудники банка отказали ей не по закону, а из элементарного культурного шока и обывательского страха. Безусловно небезосновательного, но сути дела это не меняет. Осталось совсем немного времени до того момента, когда исламская культурная диаспора в Германии громко и решительно потребует официального публичного соблюдения того, что они для себя полагают собственным культурным правом. Возражение в стиле - вы тут пришлые - уже не прокатит. Формально они имеют такие же гражданские права, что у любого другого немца. А культура... а кто сказал, что одна культура лучше и правее другой? Вы тут родились? Так мы тоже тут родились! У вас гражданство этой страны? У нас есть точно такой же паспорт!

Эта убежденность в наличии права сделает бессильной полицию и армию. Особенно полицию, которой придется бороться и против исламистов-радикалов, и против просто исламистов, возмущенных собственным культурным притеснением, и против радикалов-нацистов, и против радикалов антифашистов, и против всяких других радикалов, каковые обычно тут же возникают в мутной воде любых социальных беспорядков. В конце концов быстро наступит момент, когда полиция сможет бороться только за самих себя и больше ни за что. Понятие закона и порядка потеряет внятные очертания.

Это не я придумал. Тому в мировой истории существует вагон подтверждений. События в Кельне показали, что государство больше не стремится обеспечивать порядок и строгое соблюдение закона. Оно вообще уже не понимает, что и как ему делать, потому в первую очередь пытается просто заметать мусор под ковер ради сохранения чисто внешнего спокойствия. По принципу, если я не вижу, значит этого не существует. Нельзя упоминать национальность преступников. Желательно отказываться принимать заявления о преступлениях, совершаемых "лицами арабской национальности или внешности". И совершенно официально продвигается установка на то, что местные обязаны всячески стремиться "не провоцировать".

Всегда и везде это все заканчивалось одинаково. Сначала государство смиряется с неизбежным появлением параллельных силовых инструментов. В ряде немецких городов в исламских анклавах уже появились исламские патрули. Пока они находятся на птичьих правах эдаких добровольных народных дружинников без какого бы то ни было официального юридического статуса, но они уже есть и "по договоренности" с официальными местными властями, ходят по улицам не прячась. Наоборот, с явно видимыми атрибутами своей принадлежности. Немецкая полиция их не только не трогает, но даже вынужденно выстраивает с ними некую систему взаимодействия.

Потом у этих дружинников полномочий станет больше. Не обязательно сразу де юре. Достаточно просто по факту. Но однажды количество неизбежно перейдет в качество. Какие именно формы сей переход обретет - не суть важно. Главное, что уже в не далеком времени в Германии появятся территории, куда немецкой полиции вход окажется закрыт официально.

Дальнейшее понятно. На одном корабле может быть только один капитан. Рано или поздно, ненужные и лишенные смысла приличия соблюдать просто надоест. Но к тому времени смена атрибутов уже станет лишь простой заменой отслуживших декораций. В банках перестанут удивляться требованию женщины в глухой парандже вызвать ей менеджера-женщину и предоставить отдельное помещение.

Некоторое время две столь разные культуры будут как-то балансировать в относительном равновесии, но дальше новая неизбежно подомнет старую. Потому, что только в "традиционных европейских ценностях" существует понятие уважения другой культуры и обязанность уступать ей в спорных моментах. У другой стороны подобные ограничения отсутствуют, а значит любой достигнутый компромисс априори воспринимается лишь временной победой на неуклонном пути к абсолютной победе. В этих условиях лишается перспективы вся фундаментальная основа западной культуры, базирующаяся на принципе соблюдения достигнутых договоренностей. Стремление достичь компромисса неизбежно оборачивается игрой в одни ворота и стабильным поэтапным оставлением только своих позиций. А кто станет уважать постоянно уступающего противника?

У этой стратегии есть всего один результат - неизбежное поражение постоянно уступающего. Из происходящего можно сделать лишь два стратегических вывода. Оба для нас неприятны.

Во-первых, уже сейчас нынешнюю Европу можно считать окончательной потерянной. И для нас, и для самих европейцев. Начавшийся в Европе процесс исламской культурной конкисты уже неостановим. Варианты сохраняются лишь в ее форме и сроках. Причем в любом случае Европу ждет гражданская война, так как глобальное перекраивание культурных и государственных границ еще никогда в мировой Истории не происходило мирно. Сам континент конечно никуда не денется, но он станет совершенно другим, абсолютно непохожим на то, к чему мы все привыкли со времен изгнания марвов.

Отсюда вытекает во-вторых. Крайне наивно относиться к происходящему с видом туриста проезжающего мимо дилижанса. Дело вовсе не в том, что произойдет "там у них", куда важнее, как происходящее коснется нас самих. А оно коснется неизбежно.

Нынешнее население Европы составляет 738,4 млн человек. Из них около 2/3 проживают в странах, подвергающихся исламскому культурному завоеванию уже сейчас. Численность "европейских мусульман", считая как "мусульманских немцев", так и граждан стран, в которых ислам является официальной религией, вроде Албании, в 2010 году достигла 44,1 млн. человек. Учитывая последствия глобализации и двойственный статус Турции (вроде как официально не Европа, но в то же время с ней тесно связана), сегодня можно считать, что численность "мусульман в Европе" составляет не менее 100 млн. человек. Как утверждает статистика, к 2040 - 2050 году мусульманином в Европе станет каждый пятый ее житель. Следовательно, перед остальными 4/5 населения на протяжении ближайших 30 - 40 лет в полный рост встанет вопрос выбора: или переходить в другую веру или бежать. А так как сей выбор связан не просто с мелкими формальностями, а с коренной сменой базовой культурной парадигмы, уже сейчас можно прогнозировать возникновение потока беженцев из Европы в масштабе, как минимум, до 140 - 180 млн. человек.

Деваться им особо некуда. Австралия с Новой Зеландией далеко, Емкость Канады и США максимум миллионов двадцать. Кто-то осядет в Латинской Америке. Кого-то занесет даже в Юго-Восточную Азию. Но изрядная их часть двинет на восток. Сначала в восточно-европейские страны, вроде Польши и прибалтийских республик, а потом, когда волна накроет и их, - останется только ломиться в Россию. 50 - 60 млн. мигрантов это серьезная проблема уже само по себе.

Следующие поколения ожидают очень непростые времена.
Источник: cont.ws

Комментариев нет: