вторник, 30 сентября 2014 г.

Ты пьяна, Украина

Свободой пьяна. Патриотизмом. Пьяна Европой.

Оно так бывает.

Мы тоже когда-то все были пьяны. Нас пьянили идеи построения лучшего мира - для всех, для каждого, чтоб никто не ушел обиженным. Нас пьянила идея отмены денег, отмены границ, от каждого по способностям, и чтобы все было, чтоб сады зацвели на далеких планетах, чтобы... как это нас заводило! Мы горы готовы были свернуть. И сворачивали! Сколько сил, сколько жизней мы клали на этот алтарь... но в какой-то момент гора оказалась сильнее. Или мы оказались слабее. А гора свернула нас. А мы свернули от горы...

А может быть так и должно было случиться? Ведь если ты пьян, пусть даже самым лучшим эликсиром - твои движения становятся неточными, тебя заносит, тебе море кажется по колено, и ты идешь, идешь, идешь по воде, а потом в какой-то момент силы кончаются, ты думаешь "прилягу на минутку, отдохну и пойду дальше". И ложишься. И уже не встаешь. Потому что море, которое казалось по колено, смыкается над тобой. Сугроб, который казался таким теплым, уютным, скрывает тебя целиком и только весной, когда сходит снег, тебя находит сосед, что вышел выгуливать собаку...

Так и мы, строители коммунизма, в какой-то момент, устав идти через моря и океаны, прилегли отдохнуть. И не проснулись. Над нами сомкнулась вода и новые люди в новой стране стали жить вместо нас.

И вместо комиссарских ста грамм эти люди стали пить колу, думая, что она не пьянит. А она пьянила. Она тоже пьянила. Пьянила свободой, пьянила Америкой, пьянила Европой... вот как тебя сейчас... А новым людям хотелось, им тоже хотелось, чтобы все было, но чтобы для этого уже не приходилось сворачивать горы, ведь это так трудно, а хотелось чтоб было само... Так хотелось! Вот как тебе сейчас...

Но в России быстрее прошло. Может приняли меньше, может нас было больше, может всем не хватило. А может быть просто стошнило... не родное, не прошло...

А ты проглотила. Ты стала пьяна. Ты очень пьяна, Украина...

Ты пила на майдане. Ты лила зелье в чай. Чтобы весело было и чтобы не страшно! Ты пила, ощущая подъем - такой подъем! И море стало по колено. И свобода стала почти осязаемой, такой конкретной, казалось можно ее хватать руками, большими ломтями, раздать сразу всем, и чтобы все было. И Европа показалась столь близкой - протяни только руку и она уже здесь. И сенаторы говорили тебе то, что ты хотела слышать, и дипломаты... большие люди говорили с тобой, как с равной, и ты верила им, Украина...

Ты стояла рядом с сильнейшими, ты видела себя среди них, они протянули тебе руку, ты коснулась ее, твое сердце забилось чаще и мир изменился...

Тебя кружило идеей - казалось, лишь шаг, всего один шаг! Ты чувствовала крылья, которыми стоит взмахнуть и сразу перелетишь через пропасть, через темные века, возрождение, просвещение, через все, что проходила Европа. Казалось, взмахнешь крыльями и окажешься на одной ступеньке с теми, кто веками шел к своему мироустройству, к той свободе и демократии, тому обществу, тому пониманию жизни, которое у них есть сейчас. Тебе казалось, что до них только шаг, один маленький шаг - ты шагнула... и все изменилось...

Но все изменилось не так. Не так, как хотела. Совершенно не так.

Ты шагнула, но те, кто стоял с тобой рядом, титаны Европы, титаны Америки - стали вдруг дальше. Ты шагнула еще. А они еще дальше. И ты побежала. Ты бежала за ними, галопом, опрометью, а они отдалялись, быстрей и быстрей. И мечта отдалялась. И скрылась за горизонтом. А ты бежала и бежала, пока не очутилась на войне. И твой маленький шаг превратился в вечность.

И ты выпила снова. Для храбрости. Еще. И еще...

Из чаши войны ты пила вино патриотизма и выпила до дна.

Ты окружила себя символами. Ты выкрасила в свой цвет заборы и скамейки, столбы и урны. Твой мир оказался выкрашен в два цвета - желтый и синий. А все, что не окрасилось в твои цвета, вдруг стало для тебя чужим. Мир раскололся надвое. Как поле боя по линии фронта. Теперь есть свои и чужие. Других - никого.

Ты подходишь к любому, поднимаешь свой флаг и кричишь свое "слава..." Как вопрос "ты меня уважаешь?" И на это ты принимаешь один лишь ответ - тот же флаг и крик "... слава!". Это значит "да, уважаю!". И вот вы вдвоем - вы уважаемые люди и вы чувствуете себя важными и вы идете - идете искать третьего...

А если на флаг и "славу" ты не получаешь свой отзыв, если встречный хотя бы просто молчит - ты говоришь, что он твой враг. Тебе кажется, что он не уважает тебя. И по-правде говоря, так и есть. Потому что кто уважает пьяных? Только такие же пьяные, как они.

Ты пьяна, Украина.

Но пьянство не может быть вечным. Кончается зелье. Кончаются силы.

Сколько было таких, кто хотел победить этого змея - никто не вернулся. Кто вступал в поединок - все пали. Есть один, единственный способ - не вступать в этот бой.

Ты вступила. И бой этот будет проигран. Ты проснешься и будет похмелье. Тяжелое похмелье. Тебе станет противно все, чем ты так упивалась вчера.

У тебя будет отвращение от тех цветов, в которые ты раскрашивала скамейки и заборы, у тебя будет отвращение от твоих собственных лозунгов, выкриков, призывов. Тебе будут показывать, какой ты была вчера и ты будешь отворачиваться, тебе будет гадко и может быть даже стыдно. Хотя нет, стыдно станет потом, много позже...

Это мы уже проходили. Я видел, что бывает потом.

Ты говоришь, мы не братья. Ты говоришь, мы другие. А ведь это не так. Просто ты настолько пьяна, что никого уже не узнаешь.

"Кто пьяна? Я пьяна? Вы сами пьяны!"

У тебя будет похмелье. А если резко бросать, то делирий. Это белочка.

И хорошо, если будет.

Потому что если не будет, то море, которое казалось по колено, сомкнется над тобой. Сугроб скроет тело и ты уже не проснешься. И только сосед, который весной пойдет выгуливать собаку, найдет тебя. Свободной и независимой. Как ты хотела.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: