вторник, 2 октября 2012 г.

Михаил Ефремов: «Мы решили родить на публике»…

Михаил Ефремов
«Гражданин Поэт» отошел в мир иной, но вот-вот появится его наследник. Творческий союз Дмитрия Быкова, Михаила Ефремова и Андрея Васильева представит свой проект «Господин Хороший». «Новая» встретилась с актером Михаилом Ефремовым и продюсером Андреем Васильевым.

— Кто такой Господин Хороший?

Ефремов: Мы сами хотим это узнать. Понять, кто в этой стране остался господином, а кто стал хорошим. Кому из господ жить хорошо на Руси.

Васильев: Когда мы начали «Гражданина Поэта», появилось много недоброжелателей. В этот раз мы попытаемся быть очень хорошими и всем понравиться. Путину в первую очередь, Медведеву во вторую, народу в третью…

Ефремов: Нет, народу — нет. Мы хотим поговорить как раз с теми, кого мы сейчас назвали, о том, как им трудно управлять этим народом. Много у него нехороших черт. У нас будет специальная «антинародная» рубрика, а я в ней буду называться антинародным артистом. Завязали мы с поэзией и с гражданственностью. Мы теперь только ругаем общество.

Сейчас у нас родовые схватки. Мы решили родить на публике. Тужимся, тужимся, а там либо родим, либо обос…ся! Посмотрим, какой из публики акушер, кто будет перегрызать пуповину… Нам самим интересно, что получится.

— В чем главное отличие старого проекта от нового?

Васильев: Да не знаю…

Ефремов: Я знаю:старый — мертвый, новый — живой. Ну представьте, подходите вы к беременной женщине и спрашиваете:«В чем отличие проекта, который у вас в животе, от того, который уже пэтэушник?»

Васильев: Народу, как мы выяснили, полработы не показывают. Мы недавно выложили в сеть несколько роликов, а люди не поняли, что это репетиция. В комментариях:«Фу, какое говно», а не:«Сделайте лучше вот так»…

— Значит, у зрителей есть возможность повлиять на проект?

Ефремов: Зрители всегда влияют на проект. Мы читаем комменты, которые оставляют под роликами.

Васильев: Будем смотреть по реакции зрителей, какой жанр удачней. Теперь у нас будут не просто разные поэты, а разные способы подачи. Появятся новые рубрики:«Антинарод», новые жанры, загадки, например. Точнее, «ответки». Будут басня — «амораль», и шансон, и блатняк — он будет называться «Бля-мажор», еще позорные частушки, детские страшилки…

— А провал возможен, как считаете?

Ефремов: Да. Когда делали «Гражданина Поэта», легкая ситуация была, было понятно, кого критиковать. А сейчас неясно, кого сатирой гнать.

Васильев: Хотя если провал будет оглушительный, то можно дать концертов десять на этом. Народ с удовольствием пойдет.

Быков и Ефремов
— Почему непонятно, кого критиковать? Зимой же было понятно.

Васильев: Путина критиковать скучно, Медведева — а кто он вообще такой?

Ефремов: И смысла уже нет. Осенью, зимой все ждали — выборы скоро… В этом состоянии шутить хорошо. А сейчас есть ощущение общей апатии.

Васильев: Перед выборами были какие-то ожидания. То есть у меня-то не было, а эти, молодые (показывает на Ефремова)…

Ефремов: Что ты на меня показываешь, у меня изначально не было ожиданий!

Васильев: Ну, у Быкова были. Он реально верил, что вот-вот все изменится.

Ефремов: А сейчас непонятно, будет ли на нас спрос.

— А если не с точки зрения спроса — зачем делать проект?

Васильев: Только с точки зрения спроса!

— Значит, теперь ориентируетесь на «верхи», а народ будете критиковать?

Ефремов: Да мы и так его не жалели — мы и себя не жалеем. Но нам интересно посмотреть, способен ли наш народ к самоиронии сейчас, когда начались жуткие религиозные, национальные проблемы, способен ли он шутить на эти темы? Потому что только смех и улыбка могут освободить нас от всего этого говна.

— Вынуждает ли новая роль — политического сатирика — строже относиться к выбору ролей в фильмах?

Ефремов: Да нет.

— Все-таки странновато видеть человека сначала в «Самом лучшем фильме-2», а потом — обличающим власть…

Васильев: У нас не было задачи обличать власть, как не было и задачи заработать бабок. И не было задачи сделаться самым популярным проектом года. Именно поэтому у нас все это получилось. Если начинаешь думать, наберет ли ролик сколько-то просмотров за неделю, не закроют ли нас и так далее, то ни фига не получится. Нужно, чтобы каждый ролик был самым клевым, вот и все. Как только появляется целеполагание, все становится неудачей — это закон.

Мы каждую неделю — в четверг, пятницу, субботу — выбираем главную новость недели. Здесь очень важно «попасть». Дальше — смотрим, какой поэт подходит. Обязательно должен быть либо поэт попсовый, как Пушкин, либо стихотворение известное. Бродского, например, никто особенно не знает, но одна его вещь — «Письма римскому другу» — известна всем. Должно все совпасть. Нужна рутинная работа, чтобы на выходе получилось будто бы легко и спонтанно.

Михаил Ефремов и Андрей Васильев.
— Вы всегда согласны с той позицией, которую выражает Быков в своем стихотворении?

Ефремов: Не всегда, я же православный. Я вам серьезно отвечаю, что вы ржете! Правда, Быков тоже православный… Много у нас споров было, кое-что убирали, но вещь под названием «Поп-стоп», например, будем читать.

— А с политической точки зрения вы с ним согласны?

Ефремов: С политической, да. Потому что это меня мало интересует (смеется).

— Кстати, о политике. Поддерживаете ли кого-нибудь из политиков, интересуетесь ли выборами в Координационный совет оппозиции?

Ефремов (горячо): Очень интересуемся! Буквально час назад я Васе (Васильеву. — Н.З.) заложил Быкова. Я смотрел телеканал «Дождь» вчера, а там говорят — опа, у нас выборы. И в них Быков участвует!

Васильев: Теперь у нас задача как-то выковырять Быкова из этого совета. Выпустим приказ, что ему запрещено состоять в координационных советах разного свойства.

— А если не подчинится?

Ефремов: Возьмем Орлушу! У нас все заменимы!

— Во время протестной зимы вы стали одним из символов протеста. Какие у вас отношения с приспешниками «жуликов и воров»? Есть у вас друзья среди них?

Ефремов: Понимаете, я не спрашиваю человека, единоросс он или нет.

Васильев: Дмитрий Песков, пресс-секретарь Путина, — мой приятель. Он даже говорил в каких-то интервью, что ему очень нравится наш проект.

Ефремов: Вы задали вопрос, который поставил меня в тупик: кто из моих друзей… А, Федька Бондарчук! Братское сердце — и член «Единой России». Он из-за этого не изменился для меня. Он даже хотел участвовать в проекте, но нельзя одновременно участвовать в таком проекте и обнимать Путина сразу после выборов.

Васильев: У нас смешной случай был. В начале лета мы играли на корпоративе «Коммерсантъ-ФМ», и там был Жириновский. Во время концерта мы предлагали зрителям назвать тему, и дальше Быков писал стих. Мы просили именно Владимира Вольфовича тему придумать. А он после третьего стихотворения убежал.

Ефремов: Может, у него важнее встреча была. Например, его ждал Николай Басков…

Васильев: А еще с концерта буквально выбежал, отдавив ноги людям, Александр Будберг — муж Натальи Тимаковой.

— Как думаете, вашими проектами вы вкладываетесь в общее шевеление в сторону демократии?

Ефремов: Это не к нам вопрос.

ГОСПОДИН ХОРОШИЙ. Родовые схватки



— То есть вас это не интересует?

Ефремов: Абсолютно. И не должно интересовать. Мы в Быкове это убивали целый год — а он вон, в координационный совет баллотируется.

Васильев: Чтобы делать что-то про политику, смотреть на происходящее холодным взглядом, нужно в ней не участвовать — иначе ангажированность получится по-любому.

Ефремов: Или тогда мне надо вступить в КПРФ, Васе — в ЕР, а Быков будет представлять либеральные силы. Но я, при всем уважении к Зюганову, членом КПРФ себя представить не могу. Да и «Единой России» тоже.

Васильев: Когда мне нужно было зарабатывать деньги — детей растить, мама пенсионерка — я понимал, что могу заработать их только в этой стране (моя работа с языком связана). И я запрещал себе думать, хорошая страна или плохая, — это мое рабочее место. И у меня все получалось. Если ты в оппозиции — нужно ее поддерживать. А если в чем-то оппозиционеры тебе неприятны, а если они лажанулись? Начинается вопрос этики, и это мешает. Нужно смотреть на происходящее как на явление природы: дождь пошел, митинг прошел, Путина выбрали…

— Значит, никого из лидеров оппозиции не поддерживаете?

Васильев: Никого не поддерживаю.

Ефремов: Я им симпатизирую. Но, к сожалению, это какой-то детский сад. У людей, которые руководят нашей страной, гораздо больше… да всего у них больше.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: