вторник, 17 декабря 2013 г.

Пока смерть не разлучит нас

Иллюстрация: кадр из фильма "Армагеддон", 1998
Игорь Малышев о европейском презрении к русским

Нет, всё-таки они нас ненавидят. И это не фигура речи. Просто они нас по-другому не воспринимают.

Решил недавно заняться английским. Накачал с инета «родных» английских и американских записей: подкастов, лекций, радиопередач, книг. И знаете, на многое открываются глаза, когда слушаешь такие вот простые, политически вроде бы неангажированные продукты.

От многого реально коробит.

Вот английский детектив. По ходу действия афро-английский опер (надеюсь, я достаточно политкорректно выражаюсь?), удерживает подозреваемого на весу за перилами балкона на уровне где-то двадцатого этажа и просит о сотрудничестве. Когда под тобой метров пятьдесят пространства, где можно отрабатывать навыки свободного полёта, мысль работает особенно чётко. Подозреваемый соглашается помочь правосудию, но, почувствовав под ногами твердь, немедленно сообщает афро-англичанину, что они «не в нацистской России» и ему не нравятся подобные способы ведения диалога.

Почувствуйте глубину и цинизм «английского юмора». «Нацистская Россия»... Недурно, а? Подобные штампы хороши тем, что легко ложатся на подготовленное ухо западного обывателя и надолго там застревают.

Слушаю лекцию американского специалиста по современному исламу, слух цепляется за фразу «оккупация Чечни Россией». Это о событиях, произошедших на рубеже тысячелетия. Как вам? Мы, оказывается, оккупанты. Вообще-то Чечня является частью России. Официально – с 1860 года, то есть уже 150 лет. И если бы наш российский профессор допустил в своей речи о текущем международном положении «оккупацию Техаса Соединёнными Штатами Америки» или «захват страны басков Испанией» на него бы посмотрели как на идиота. А там ничего, прокатывает.

О нашей культуре очень интересные рассуждения встречаются.

Два английских театральных критика обсуждают новинки сезона. Известный английский режиссёр Грэм Вик поставил оперу «Борис Годунов». Музыка Модеста Петровича Мусоргского, слова Александра Сергеевича Пушкина. Про музыку критики говорить вообще не стали, сразу начали с того, что сюжет Александр Сергеевич «слизал» у «Вильяма нашего Шекспира». Конкретно из трагедии «Макбет». Как минимум, спорное утверждение. Похоже, английским критикам стоит иногда читать то, о чём рассуждают. Спасло постановку по их мнению только введение современных реалий: челночниц, проституток, ОМОНа с резиновым дубьём… Вот так один скромный английский гений спас репутацию сразу двух деятелей российской культуры. Нам, видимо, стоит поблагодарить Грэма Вика.

Слушал лекцию о космосе, достижения СССР практически не упоминаются. Такое ощущение, что освоение околоземного пространства началось не с наших спутников, и не с полёта Гагарина, и не с выхода Леонова в открытый космос, а с полёта американцев на Луну. Про это рассказывалось долго и обстоятельно.

Вообще страсть американцев доказывать миру своё первенство во всём настолько велика, что скоро, вероятно, следует ожидать выхода отредактированной Библии, в которой будет сказано, что Адам и Ева были американцами, и учебника истории, согласно которому Америку открыли сами американцы. А там и учебник биологии, глядишь, образуется, в котором будет разъяснено, что дышать людей научили тоже американцы и они же ответственны за то, что пчёлы собирают мёд, коровы дают молоко, а котики такие няшные.

Но, впрочем, песня не о штатовской самовлюблённости, а об отношении к нам.

Так вот, отношение к нам как к варварам. Опасливое и презрительное. Наши успехи они никогда не будут рассматривать как успехи, а наши поражения принимают как само собой разумеющееся.

Недаром на западе в ходу теория, что английское слово «slave» (раб) произошло от слова «Slav» (славянин). Не напрямую, через латинский язык, но тем не менее. И со времён Римской империи Европа нас иначе как дикарей, лишь по недоразумению не оказавшихся на невольничьем рынке, и не воспринимает.

Поэтому наполеоновские солдаты считали нормальным разводить костры в наших храмах. Поэтому про десятки миллионов славян, уничтоженных в концлагерях во время Второй мировой войны, современный европеец слушает, недоверчиво пожимая плечами (про «нацистскую Россию» помните?): «Да там же, вроде, только евреев, убивали? Я и в музее Холокоста был». А Холокост, он, как известно, на славян не распространяется.

Можно тут было бы ещё и голливудский кинематограф вспомнить, но даже не хочется, тема навязла в зубах.

Хуже всего то, что среди нас действительно есть те самые побеги от «рабского» корня. Попадаются иногда ожившие картинки из учебника по зоологии, утверждающие, что «лучше бы мы немцам проиграли войну, зато сейчас, может, жили как люди». То, что две трети славян подлежали прямому уничтожению, их не смущает. Или вот в девяностые наши доморощенные юмористы предлагали выход: «Надо объявить войну Америке и сразу сдаться в плен. А пленных положено кормить». Самое интересное, что Ельцин с Горбачёвым именно так и сделали - сдались в плен и всё сдали. Даже без объявления войны. Вот только быстро выяснилось, что кормить нас никто не собирается. Столько рабов западу не нужны, а в другом качестве они нас, как страну, не видят.

Похоже, так было и всегда так будет.

И даже если мы научимся вести себя за границей исключительно с джентльменской учтивостью, даже если тротуары наших городов будут вымыты с шампунем и всё население будет поголовно улыбаться круглые сутки, даже если наши полицейские станут ангелами во плоти и будут приветливо шелестеть крылами навстречу каждому европейцу, даже если мы станем образцом терпимости ко всем мыслимым извращенцам, даже если… В общем, если мы станем, как они, только ещё белее и пушистее, то и тогда найдётся, за что нас не любить. По крайней мере, на уровне межгосударственных отношений уж точно. Тут что-то в генетике наших цивилизаций, в хромосомном наборе.

Ненависть и презрение к нам запада не иссякнут, пока существуем мы, и существуют они.

Пока смерть не разлучит нас.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: