понедельник, 23 декабря 2013 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Островная крепость. Шведы и англо-германский мир, Тайные переговоры, Himmelfahrtskommando: операция «Лена»

продолжение...
Шведы и англо-германский мир

Шведы на протяжении столетий (с 1814 г., а до этого воевали очень много. – Ред.) держались позиции «мир любой ценой» и часто прикрывали страх перед войной идеологической завесой пацифизма. В середине 1940 г. «прагматически мыслящие» шведы не могли понять, почему британцы не хотят признать, что потерпели поражение в войне с Германией. В июне в министерстве иностранных дел состоялся любопытный разговор между шведским послом Бьёрном Притцем и помощником парламентского секретаря по иностранным делам Батлером. Ясно дав понять, что Британия будет сражаться, Батлер также заметил, что правительство сделает все возможное, чтобы достичь приемлемого для обеих сторон мира с Германией. Он подчеркнул, что в Стокгольме должны правильно понимать позицию его страны. Возможность заключить мирный договор существует, но для Англии неприемлема сама идея «мира любой ценой». Позднее некоторые члены парламента намекнули послу, что переговоры должны начаться 28 июня, как только Черчилля на посту премьер-министра заменит министр иностранных дел лорд Галифакс. Вмешательство самого Черчилля положило конец всем этим маневрам в пользу мира. В 1941 г. Галифакса отправили послом в Соединенные Штаты, а Батлер провел годы до конца войны в должности министра образования – чтобы не подрывать своими пораженческими настроениями военных усилий страны.

Попытки шведов содействовать примирению сторон на этом не закончились и тем же летом возобновились уже в другом направлении. В промежутке с 26 по 28 июля Геринг пригласил для консультаций своего старого приятеля и «эмиссара мира» Биргера Далеруса. Он надеялся, что Далерус сможет установить канал для переговоров с Лондоном через шведского короля Густава V. Последний, будучи убежденным германофилом, принял предложение Геринга и написал королю Георгу VI письмо, в котором призывал остановить войну, пока еще не поздно и Европа не разрушена до основания. Справедливо подозревая шведов в прогерманских настроениях, Георг VI и Черчилль отнеслись к этому непонятному жесту весьма сдержанно. Британский ответ был довольно холоден и ясен в одном пункте: никаких мирных переговоров с Гитлером не будет ни при каких обстоятельствах.

Немцы никак не могли примириться с тем, что англичане, ведомые непреклонным Черчиллем, действительно настроены столь решительно. В ответ на брошенную вскользь реплику британского посла в Стокгольме Виктора Маллета насчет того, что его страна заинтересована в мирных переговорах, они тут же подготовили другой план. Из Берлина в Стокгольм прибыл специальный представитель, доктор Людвиг Вайсзауэр. Шведы подумали, что его прислал Риббентроп. На самом же деле Вайсзауэр был агентом СД.

Тайные переговоры

Отправившись к своему шведскому агенту влияния Биргеру Экебергу, Вайсзауэр предложил тому сыграть роль посредника и организовать ему тайную встречу с Маллетом для обсуждения шансов на мир. Экеберг встретился с Маллетом 5 сентября 1940 г. и передал немецкое предложение, которое было отвергнуто британским послом. Тем не менее Маллет пообещал передать это предложение в Лондон. Из разговора с послом Экеберг вынес впечатление, что британский кабинет разделен на две фракции: сторонников мирных переговоров и группу Черчилля, не согласную ни на какие переговоры. В Лондоне, получив отчет Маллета, к инициативе Вайсзауэра отнеслись так, как она того и заслуживала, – с глубоким и почти враждебным недоверием. 19 сентября 1940 г. секретарь Черчилля, Колвилл, записал в дневнике, что противник продолжает искать пути к мирным переговорам, причем не только в Стокгольме. Все предложения такого рода были британцами отвергнуты. В правительстве, несмотря на разногласия, считали, что все эти мирные инициативы имеют лишь одну цель: сеять раздор в руководстве страны. В Стокгольме Маллет известил Экеберга, что встречи с Вайсзауэром не будет и дальнейшие инициативы не приветствуются. Тем не менее Вайсзауэр, вернувшись в Берлин, продолжал ждать из Лондона сигнала о готовности англичан начать переговоры. Никакого сигнала не последовало.

Посол Соединенных Штатов в Великобритании Джозеф Кеннеди (в очках) с сотрудниками американского посольства
Гитлер признавал, что лучше чувствует себя на суше и опасается морской войны. После того как британцев в начале июня вытеснили из Франции (англичане эвакуировались 26 мая – 4 июня из района Дюнкерка, побросав всю технику, под прикрытием мужественно сражавшегося заслона из французских войск, который был немцами взят в плен (40 тысяч). Всего с континента на остров сумело переправиться 215 тысяч англичан и 123 тысячи французов и бельгийцев. Безвозвратные потери англичан составили 68 тысяч. – Ред.), перед ним встал нелегкий вопрос: как перенести войну на территорию острова, если королевские ВМС по-прежнему господствуют на море и, прежде всего, будут сражаться за узкую, но опасную полоску воды между Британией и континентом?

Himmelfahrtskommando: операция «Лена»

Канарис понимал, что англичане намерены драться и что Гитлеру придется разрабатывать план вторжения. Однако к планированию операции фюрер приступил только в июле. Он тоже еще был под впечатлением от победы над Францией. Представленный в конце концов план, «Зелеве» («Морской лев»), восторгов у высшего военного командования не вызвал. ВМС (кригсмарине) жаловались на крупные потери в войне в Норвегии, армия указывала на то, что десантным баржам при переправе через Ла-Манш понадобится сильное воздушное и морское прикрытие. От командовавшего люфтваффе Геринга потребовали до начала операции «Морской лев» добиться абсолютного превосходства немецкой авиации в небе над Южной Англией. Геринг с большой неохотой согласился поставленную задачу решить. Проблема немецкой авиации заключалась в том, что она не была в достаточной мере оснащена для стратегической воздушной битвы и большинство предыдущих кампаний в Европе выиграла в тесном взаимодействии с другими родами войск, особенно армией.

Свои сомнения относительно плана вторжения были не только у военного командования. Гитлер не страдал недооценкой сил противника и жаловался на нехватку точных разведданных: «Мы отделены от Англии канавой шириной 37 километров и не можем узнать, что там происходит!»

2 июля 1940 г. Канарис, Пикенброк и Лахоузен присутствовали на совещании в ОКВ (Верховное главнокомандование), посвященном обсуждению плана операции «Морской лев». Учитывая, что ОКВ планировало вторжение, не имея буквально никакой информации об оборонительных приготовлениях противника, было ясно, что Гитлер и фельдмаршал Кейтель, номинальные боссы абвера, ожидали от своей военной разведки чего-то сродни чуду. Вытащить агентов из шляпы Канарис не мог, а потому расценивал все предприятие как некое безумие. Где взять людей, которые добыли бы требуемую информацию, и много ли найдется таких, кто согласится взять на себя самоубийственную миссию?

Как Англия сдала Францию




назад                                         Оглавление                                          Далее

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: