вторник, 10 декабря 2013 г.

Почему необходимо шпионить за союзниками

Возмущение, вызванное известием о том, что АНБ, предположительно, прослушивало сотовый телефон канцлера Германии Ангелы Меркель, переросло в настоящую бурю. Едва ли не повсеместно можно услышать, что США зашли слишком далеко в сборе информации, причем не только внутри страны, но и за рубежом. Влиятельные члены Конгресса и видные журналисты даже дошли до требований запретить шпионаж за союзниками США. Более того, судя по новостям, президент может в итоге объявить вне закона некоторые формы подобной слежки (и возможно, уже предпринял некоторые шаги в этом направлении), а американский народ может его в этом поддержать.

Это было бы большой ошибкой. Без сомнения, шпионаж за союзниками иногда бывает делом неблагоразумным или неуместным. И, разумеется, мы должны следить за тем, чтобы подобная деятельность держалась в секрете или, по крайней мере, не попадала в новости. Однако в принципе Соединенные Штаты должны быть готовы к тому, чтобы собирать разведывательную информацию о своих союзниках.

Почему? Правительство США должно заниматься внешней разведкой, чтобы выполнять свою главную роль, то есть защищать безопасность, свободу и благосостояние своих граждан. Информация о союзниках нередко бывает для этого необходима, так как действия союзников и события, происходящие в союзных странах, могут серьезно сказываться на американцах, что регулярно и происходит. Давайте вспомним, что в действительности означает быть союзником Америки. Это означает, что американские граждане готовы защищать данную страну ценой своих ресурсов и, в конечном счете, своих жизней. Поэтому, если наши союзники считают возможным просить нас защищать их, мы вправе знать, что они думают предпринять.

Конечно, если бы наши союзники были с нами полностью откровенны и открыты, никаких проблем бы не было. Но это не так - и нас это не должно ни удивлять, ни оскорблять. В конце концов, наше собственное правительство тоже не отвечает этому требованию. Недаром Конгресс регулярно жалуется, что исполнительная власть скрывает от него информацию. Да и разные органы самой исполнительной власти не очень любят делиться друг с другом сведениями.

Более того, никто и не ожидает, что союзники будут друг с другом абсолютно откровенными или абсолютно открытыми друг перед другом. В конце концов, союз между государствами - это пакт о взаимной защите, основанный на широко понятой идее выгоды, а не политический союз и не кантианская клятва верности. Союзники остаются независимыми странами и преследуют собственные интересы. Причем, делая это, они, как минимум, не откровенничают с союзниками, а нередко активно пытаются скрывать свою деятельность даже от дружественных правительств.

Это означает, что бывают случаи, когда правительство США имеет законную необходимость знать, что планируют наши союзники или что происходит в их границах. При этом сами наши союзники могут не владеть нужной информацией или не желать нам ее предоставлять. В таких случаях правительство США не просто вправе собирать информацию о союзниках, но и обязано это делать.

Что это за ситуации? Начнем с самого невинного варианта. На территории наших союзников - а иногда и в их правительствах - временами происходят вещи, которые нас затрагивают, но о которых наши союзники не знают, или которые они не способны (а возможно, и не хотят) отслеживать. Например, союзники не всегда обращают внимание на явления, которые угрожают нам (и, может быть, и им самим). Вспомним, что теракты 11 сентября частично замышлялись в Гамбурге. К тому же союзники не всегда могут успешно собирать информацию о заведомых, известных угрозах. Скажем, Филиппинам трудно работать по террористической организации «Абу Сайяф». Вдобавок, мы можем видеть угрозу там, где наши союзники ее не видят, что мешает взаимодействию разведок и обмену сведениями - достаточно упомянуть разногласия между США и Европой по вопросу об опасности, представляемой Хезболлой и ХАМАСом. Наконец, нашим союзникам может не хватать решимости, чтобы справляться с угрозой. Так наш «ведущий союзник за пределами НАТО» Пакистан не демонстрирует больших успехов в борьбе с радикальными джихадистами.

Эта проблема не ограничивается терроризмом. В иностранные правительства могут незаметно проникать агенты враждебных разведок, как случалось в Германии во времена холодной войны, а иностранная территория может негласно служить транзитным путем для ядерного распространения или другой вредоносной деятельности. Кроме того иностранным властям могут сковывать руки радикальные или антиамерикански настроенные силы.

Однако есть и менее невинные варианты. Союз не означает обязательного согласования политики. И даже не означает, что союзники всегда говорят друг другу всю правду. Напротив, наши союзники могут расходиться с нами во мнениях и часто это делают. Более того, нередко они ведут политику, которая нам не нравится, и иногда эта политика, в конечном счете, затрагивает наши доллары, нашу репутацию и - что самое важное - наши жизни. Причем временами они занимаются подобными вещами втихомолку, а то и в обстановке секретности.

Возьмем Германию, которая оказалась в центре текущего скандала. Она - один из самых важных и надежных союзников США, и мы должны приложить все усилия, чтобы это положение дел не изменилось. Тем не менее со времен Второй мировой войны Германия успела всерьез задуматься о создании собственного ядерного оружия, начать заигрывать с идеей сепаратного сближения с Советским Союзом, напугать Европу в 1990-х годах в ходе своего объединения и яростно выступить против действий США в Ираке в 2000-х годах. Во всех этих случаях, а также и во многих других на кону для Соединенных Штатов стояли важнейшие интересы, и, соответственно, у Америки были очень весомые причины желать знать, как Германия может себя повести.

Разумеется, Германия - не некий особый случай. Другие союзники тоже заставали Вашингтон врасплох, начиная войны - или вплотную к этому подходя, - втайне развивая программы по созданию ядерного оружия и втихомолку подрывая миротворческие усилия Америки. Более того, союзы не вечны. Вспомним, как в 1960-х годах, при де Голле, Франция резко отошла от Соединенных Штатов. Вспомним, что устроил аятолла Хомейни после свержения шаха. Кстати, Иранская революция стала неожиданностью для правительства США именно потому, что сбор разведывательной информации в Иране при шахе, которого считали близким и надежным союзником, был резко ограничен. С учетом того, как после 11 сентября разведывательное сообщество обличали в недостатке воображения и неспособности «предвосхищать угрозы», разве не будет неразумно ограничивать сейчас его практические возможности в этой области?

Все это не только история. В наши дни тоже часто случается так, что решения союзников, для отношений с которыми не характерна полная открытость, могут затронуть - причем серьезно - интересы США. Приведем несколько примеров: Япония и Филиппины активно ведут территориальные споры с могучим Китаем, Южная Корея обещала дать силовой ответ в случае нападения со стороны Северной Кореи, ближневосточные партнеры, по-видимому, готовятся поступить точно так же перед лицом иранских провокаций, а у прибалтийских стран давно сохраняются разногласия с путинской Россией. В каждом из этих противостояний мы, как и следует, поддерживаем своих союзников, однако, если смотреть на ситуацию реалистически, будет очевидно, что наши интересы и подходы не всегда совпадают с их интересами и подходами, а иногда откровенно с ними расходятся. Если учесть, что все эти споры могут перерасти в кризисы или даже в конфликты, в которых Соединенным Штатам придется вступаться за союзников (при этом не забудьте, что некоторые из потенциальных противников способны не только атаковать американские силы за рубежом, но и нанести мощные удары по самой Америке), разве у нас нет серьезных причин, чтобы как можно лучше знать, что именно наши союзники собираются делать?

Это не означает, что Соединенные Штаты должны неограниченно шпионить за союзниками - и даже, что этот шпионаж должен быть очень активным. Вдобавок, безусловно, за некоторыми из наших союзников - например, за членами пресловутой группы «Пять глаз» - у нас есть все основания не шпионить. Конечно же, это также не означает, что наш шпионаж должен вредить нашим союзникам или подрывать их позиции - это лишало бы смысла союзные отношения и противоречило бы нашим наилучшим побуждениям. Мы хотим, чтобы наши союзники были благополучны, и рассчитываем поддерживать с ними прочные и взаимовыгодные отношения. Таким образом, когда это возможно, мы должны узнавать, как намерены поступать наши союзники и что происходит внутри их границ, по официальным каналам. Во-первых, это разумно, ведь всегда есть риск попасться и спровоцировать политический скандал вроде нынешнего недоразумения с Меркель. Во-вторых, это соответствует нашим политическим традициям, требующим выступать за открытость и соблюдение правил.

Но одновременно с этим мы должны быть реалистами и понимать, что наши союзники предпринимали, предпринимают и будут предпринимать не афишируемые и тайные шаги, способные существенно сказаться на наших интересах. Поэтому у нас есть веские причины выяснять, что они планируют, и в ряде случаев лучшим или единственным средством для этого остается шпионаж.

Юридически такой шпионаж полностью оправдывается конституцией, предписывающей правительству защищать американцев. Стоит вспомнить, что наши отцы-основатели считали, что шпионить за союзниками и манипулировать ими не только оправданно, но и необходимо. Именно поэтому ЦРУ считает Бена Франклина, парижские махинации которого изрядно способствовали успеху революции, отцом-основателем тайных операций. Однако дело не только в выгоде и традициях. Необходимо учитывать еще один очевидный аргумент: наши союзники тоже шпионят за нами, и нередко с гораздо большим энтузиазмом, чем мы шпионим за ними.

Помимо этого - «вы сами так поступаете» - у нас есть и еще один, более принципиальный повод для шпионажа. Сбор разведданных - ключевой элемент американской политики в области безопасности, а эта политика уже почти семь десятилетий обеспечивает не только нашу безопасность, но и безопасность наших союзников. Мы собираем информацию не только для того, чтобы обезопасить себя. Мы собираем ее, чтобы обезопасить те многочисленные страны, которые мы обещали защищать. А для этого нельзя ограничиваться только сбором информации о потенциальных врагах. Не забывайте, что многие из наших союзников исходно боялись не только Советского Союза, Ирана или Северной Кореи, но и друг друга. Поэтому с 1945 года важной частью американской политики было справляться с вызванной болезненной исторической памятью или противоречащими интересами напряженностью между союзниками. Опять же вспомним Германию и то, как первый генеральный секретарь НАТО подытожил общеевропейское мнение об основных задачах Североатлантического альянса: «Держать американцев внутри, русских – снаружи, немцев – внизу».

Эту проблему нельзя считать сугубо исторической. Например, сейчас мы наблюдаем серьезные трения между союзными США Южной Кореей и Японией, а также между Израилем и странами Персидского залива. И если преобладающая военная мощь Америки успокаивала в прошлом и до сих пор успокаивает наших союзников, убеждая их, что Соединенные Штаты смогут их уберечь в случае возрождения немецкой, японской или турецкой военной мощи, то и разведывательная мощь США служит той же цели. Стоит отметить, что ни наши немецкие союзники, ни наши японские союзники от этого не страдают. Напротив, американский надзор для них - лучший способ убедить соседей в своих добрых намерениях.

Нам необходимо сохранять возможность шпионить за союзниками, однако ошибочное и излишнее давление с их стороны может подтолкнуть нас в итоге к неверному решению, заставив ограничить свой потенциал в этой сфере или вообще от него отказаться. Соответственно, нам нужно, не стесняясь, отстаивать свою точку зрения и внутри страны, и на международной арене. Разумеется, наша позиция предполагает наличие у Соединенных Штатов определенной добросовестности и доброй воли. Но разве эта презумпция не обоснована? Как США употребляют свою военную и разведывательную мощь - в интересах своих союзников или наперекор этим интересам? Приносило ли союзникам применение этой мощи пользу или они от него страдали? Разумеется, нам нельзя давать карт-бланш, да и сами мы, будучи американцами, верим в сдержки и противовесы. Однако приведенные выше аргументы демонстрируют, что нашим союзникам нужно очень хорошо подумать, прежде чем всерьез давить на Америку по этому вопросу.

Разумеется, в конечном счете, решать, следует ли американскому правительству иметь возможность шпионить за союзниками, должны сами американцы. С одной стороны, мы можем вернуться к принципу «джентльмены не читают чужих писем», которого мы (по крайней мере, до определенной степени) придерживались в 1930-х годах – в десятилетие, когда наша внешняя политика не отличалась особой мудростью. Однако, хотя официальный запрет на шпионаж за союзниками, безусловно, стал бы помпезным идеалистическим жестом, назвать это обоснованным шагом было бы трудно. С другой стороны, мы могли бы сохранить возможность сбора информации о союзниках, подчеркивая при этом, что мы будем заниматься этим только по весомым и оправданным соображениям. Такой вариант, хотя он и требует признать неприятный факт несовершенства жизни на международной арене, был бы разумным выбором.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: