четверг, 26 декабря 2013 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Островная крепость. - Набор рекрутов, Агенты-любители, Агенты Джефф и Матт, Удивительная военная карьера Эдди Чэпмена.

продолжение...
Король Швеции Густав V не был ни нейтральным, ни надежным
посредником для мирных переговоров с Британией, поскольку
всегда поддерживал Германию. По этой причине он
не пользовался популярностью у англичан
Набор рекрутов

Рекруты поступали из самых необычных, порой даже странных источников. Едва ли не самым экзотическим приобретением была Вера Шальбург. Эта русская еврейка родилась в Киеве в 1914 г.; ее брат, голубоглазый блондин, поступил на службу в датскую дворцовую гвардию и погиб, сражаясь вместе с эсэсовцами, на Восточном фронте. В немецких войсках было немало евреев (так, в советский плен в ходе войны попало 10 173 еврея, тогда как, например, финнов всего 2377, голландцев 4729, зато французов 23 136. – Ред.); абвер и СД использовали их для секретных операций каждый раз, когда в этом возникала необходимость.

По словам одного из абверовских агентов, Йоргена Борресена, сначала Вера объявилась в Париже, где начала работать на НКВД, в то же время поддерживая тесные контакты с главой местной резидентуры СИС, коммандером Дандердейлом. Закончила она тем, что стала любовницей Хилмара Диркса, начальника отдела морской разведки абвера.

Подготовка абвера к операции «Морской лев», включавшая в себя инфильтрацию и саботаж, получила кодовое название «Лена». Занимался ею гамбургский отдел под руководством капитана Герберта Вихмана. План был настолько секретным, что его пришлось прикрывать еще одним слоем секретности. абвер приобрел фирму «Штегеман», располагавшую офисами в центре большого портового города. Всей работой по организации прикрытия занимался шеф экономического отдела гамбургского абвера, капитан, доктор Преториус. Для заброски в Англию агентов-парашютистов создали специальную эскадрилью под командованием капитана Гартенфельда. Общее руководство оказалось в неумелых руках Николауса Риттера, имевшего лишь теоретический опыт разведывательной работы.

Среди фантастических проектов капитана Риттера был, в частности, и такой: шпионить за политическим истеблишментом Британии через один бордель, находившийся в лондонском районе Мэйфер и более известный как «Зеленый дом». Заправляла этим заведением некая миссис Эриксон из Гримсби и итальянка весьма сомнительной репутации, называвшая себя графиней Монтабелли де Кондо. Идея, списанная с печально знаменитого берлинского «Салона Китти», существовавшего под присмотром СД, состояла в том, что расслабившиеся на ложе любви клиенты будут делиться с девушками полезной информацией. На самом же деле «Зеленый дом» давно управлялся МИ-5, использовавшей миссис Эриксон и графиню в качестве двойных агентов. Ничего не подозревая, Риттер отправил Веру в Лондон под видом норвежской кузины миссис Эриксон, «мисс Мэй Эриксон». Ее сопровождали двое агентов: швейцарец Вернер Валти и бельгиец Карл Дрегге.

Агенты-любители

Премьер-министр Уинстон Черчилль прогуливается
по Уайтхоллу в компании своего секретаря и
преданного помощника, старательного и
практичного Брендана Бреккена
С самого начала дела у трех абверовских шпионов не заладились. 26 сентября 1940 г. они попытались высадиться на шотландском побережье с гидросамолета, но попытка не удалась, и им пришлось вернуться на базу в Норвегии. 30 сентября агенты все же выбрались на пустынный участок берега к востоку от Инвернесса. Валти в одиночку отправился в Глазго, а Вера с Дрегге – к железнодорожной станции Портгордон. Неожиданное появление людей с чемоданами и в мокрой обуви вызвало подозрения у станционного смотрителя, который, попросив товарища присмотреть за странной парочкой, позвонил местному полицейскому Джону Гриву. Последний незамедлительно прибыл на станцию и обратил внимание не только на чемоданы и обувь, но и на кое-что еще. В их паспортах не было штемпелей о въезде, Дрегге не говорил на английском, а бумаги были заполнены странным шрифтом. Приехавший без промедления полицейский инспектор Джон Симпсон провел обыск и устроил допрос. У Дрегге обнаружили изготовленный в Чехии фонарик и 327 фунтов стерлингов, что равнялось в 1940 г. годовой зарплате. Обоих арестовали как немецких шпионов. В ходе суда Вера дала показания против Дрегге, которому в итоге был вынесен смертный приговор.

Между тем Валти добрался до Эдинбурга, где сдал в отделение хранения свой чемодан, успев при этом привлечь внимание служащего. Последний позвонил в особый отдел, откуда прислали переодетого носильщиком главного констебля Меррилесса. По прошествии некоторого времени Валти возвратился и, пройдясь несколько раз мимо отделения хранения багажа, подошел к служащему и на плохом английском попросил выдать ему чемодан. Тут-то на сцену и выступил Меррилесс. В ходе последовавшей за этим короткой схватки главный констебль одолел бельгийца, прежде чем тот успел вытащить свой «люгер». Валти разделил судьбу Дрегге, закончив свой жизненный путь на виселице.

Такой же конец ждал и еще одного участника операции «Лена», Карла Рихтера, рыжеволосого экстраверта и большого любителя музыки. Рихтера выбросили с парашютом в 1941 г. Попав в руки англичан, он беспрестанно, до самой виселицы, повторял, что ни в чем не виноват. Что же касается Веры, то ей повезло пережить войну. Рассказав все, что знала, в центре дознания МИ-5, известном как лагерь 020 и расположенном в Хэм-Коммон, под Лондоном, она осталась в Британии и даже вышла замуж за военного, англичанина.

Агенты Джефф и Матт

Тора Глэда и Джона Моу завербовали в Норвегии. Первого абвер выбрал потому, что он был стойким нацистом, второй же, будучи наполовину англичанином, хорошо говорил на английском. Первая попытка заброса их на территорию противника провалилась, вторая же закончилась тем, что они высадились на побережье залива Мори-Ферт в Шотландии, возле деревушки Кроуви, на рассвете 7 апреля 1941 г. На этом везение и закончилось. С собой они имели два велосипеда британского производства. Через два часа обоих остановил полицейский патруль. Запираться шпионы не стали: Глэд добровольно сдал оружие, а Моу показал спрятанный в чемодане передатчик.

На следующий день полиция Абердина доставила шпионов в Лондон и передала МИ-5 для дальнейших допросов в лагере 020. Именно здесь комендант лагеря, суровый полковник Стивенс, решал, что делать с пленными дальше: предавать суду, обрекая таким образом на виселицу, или дать им возможность сотрудничать с МИ-5 в игре против абвера. Жизнь Глэда и Моу висела на волоске. Во время допроса Моу подчеркнул, что они сдались добровольно, не оказав сопротивления. Он также добавил, что является британским подданным и что министр иностранных дел Норвегии (в изгнании) Триггве Лив может за него поручиться. Стивенс согласился с приведенными доводами, и обоих выпустили из лагеря для дальнейшей работы на МИ-5 в качестве двойных агентов.

Их поместили в квартирке в Северном Лондоне (Креспиньи-Роуд, 33), присвоив кодовые имена Джефф и Матт. Оттуда они и должны были отсылать радиосообщения в гамбургское отделение абвера. Глэда, впрочем, отправили вскоре в лагерь для вражеских агентов на острове Мэн – за нарушение режима (он напился со своим охранником из МИ-5 Филом Ри). Дело было не столько в самом факте нарушения режима, сколько в том, что Глэд напоил Ри, проявив при этом излишний интерес к предыдущей работе последнего за границей. В МИ-5 старались не рисковать без крайней необходимости. Впоследствии контакт Глэда с абверовским агентом в дартмурской тюрьме (лагерь 010) подтвердил, что он является шпионом абвера, втершимся в доверие к своему напарнику Моу.

Тем временем Моу продолжал работать с МИ-5, отправляя в абвер ложные сообщения от имени агента Ja. Речь в этих сообщениях шла прежде всего о проведенных актах саботажа. Донесениям поверили, а Моу получил новое задание: собрать информацию о намерениях британцев. Моу, совершив якобы поездку в Шотландию, доложил, что англичане собрали внушительный флот для предполагаемого вторжения в Норвегию. Информация Моу помогла отвлечь внимание немецкой разведки от операции «Факел», высадки союзников в Северной Африке в ноябре 1942 г. В феврале 1943 г. британцы приступили к осуществлению операции «Овес», имевшей целью подтолкнуть немцев к тому, чтобы снабдить Моу деньгами, новым передатчиком и другим оборудованием. Хитроумный план, однако, обернулся неприятным сюрпризом. В сброшенных с самолета контейнерах обнаружилось исключительно британское оборудование, по-видимому захваченное немцами в Голландии и Франции, куда его отправляли для групп местного Сопротивления. Годом позже, в 1944 г., Моу завершил карьеру двойного агента, поступив в регулярную британскую армию. В 1945–1946 гг. он занимался тем, что допрашивал немецких военнопленных и бывших нацистских агентов.

Удивительная военная карьера Эдди Чэпмена

Весной 1940 г. по Лондону прокатилась волна ограблений, характерной чертой которой было использование гелигнита для подрыва сейфов. За этими преступлениями стоял 28-летний Эдди Чэпмен. В конце июня 1940 г., когда Чэпмен уже прохлаждался в тюрьме на острове Джерси (его криминальная деятельность не ограничивалась территорией большого острова), этот крохотный клочок британской земли неподалеку от французского побережья захватили немцы. Им не понадобилось слишком много времени, чтобы увидеть в Чэпмене человека, чьи таланты могут пригодиться в осуществлении кампании саботажа, проводимой в рамках операции «Лена». Незадолго до Рождества 1940 г. Эдди, или Фрица, как его окрестили, доставили в парижский отель «Лютеция», где размещалась французская штаб-квартира абвера. Затем его отправили на годичные подготовительные курсы в Нант.

Германские десантные баржи, приготовленные для вторжения в Британию через Ла-Манш в 1940 г.
18 декабря 1942 г. Эдди выбросили с парашютом над Восточной Англией. Несмотря на плохую погоду и нулевую видимость, он благополучно приземлился, а уже через месяц в Кенте была обнаружена пропажа значительного количества гелигнита. Прошло еще немного времени, и в Хатфилде (севернее Лондона) при загадочных обстоятельствах загорелся авиационный завод. Контролер Эдди, доктор Грауман, имел все основания порадоваться за подопечного. Вернувшись в Париж через Лиссабон, Чэпмен отметил успех со своими новыми хозяевами и объяснил, что в Хатфилде ему помогали старые товарищи по воровским делам.

К несчастью для абвера, все это было полным враньем, сочиненным Эдди и людьми из МИ-5, давшими ему подходящее кодовое имя Зигзаг. Взрывчатку он украл сам, а вот на завод попал при содействии контрразведчиков. Именно его британский контролер, майор Джаспер Маскелайн, взорвал часть крыши, заложив пару дымовых бомб. Сделано это было для того, чтобы обмануть немецкую воздушную разведку и убедить противника в ожидающем Британию падении производства самолетов. Абвер поверил в версию Эдди, и в мае 1944 г. он уже оказался в Осло с Железным крестом на груди. По всем стандартам Второй мировой войны Эдди Чэпмену исключительно повезло.

BBC Timewatch Eddie Chapman (документальный фильм на английском языке)

BBC Timewatch Eddie Chapman from InvestigatingtheTerror on Vimeo.


назад                                         Оглавление                                          Далее

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: