понедельник, 9 декабря 2013 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Лёгкие победы - Польская сеть выживает, Абвер в Скандинавии в 1933–1940 гг.


продолжение...
Абвер в Скандинавии в 1933–1940 гг.

Скандинавские страны (Дания, Норвегия, Швеция, Исландия и Финляндия) в Первой мировой войне не участвовали (до декабря 1917 г. Финляндия была частью воевавшей России – империи, после Февральской революции буржуазной республики, после Октябрьского переворота страны большевистской диктатуры) и значительных потерь сумели избежать; лишь Финляндию в 1918 г. поразила кровавая гражданская война между социалистами и коммунистами («красными» и «белыми»). Для Германии эта часть Европы по нескольким причинам представляла огромный интерес. Шведская руда, добывавшаяся в районе городов Елливаре и Кируна, почти полностью обеспечивала потребности Германии в железной руде, и без этого источника сырья Третий рейх просто не смог бы производить вооружение. Кроме того, Швеция оставалась главным поставщиком меди и шарикоподшипников. В летние месяцы руду привозили прямиком из шведских портов на Балтике, а вот зимой маршруты доставки жизненно важного сырья проходили через норвежские воды с использованием незамерзающего порта Нарвик, откуда ее отправляли в Гамбург и Бремен. Таким образом, Норвегия играла важнейшую роль в круглогодичном обеспечении Германии рудой. Вдобавок протяженную береговую линию с многочисленными островками и фьордами могли с выгодой использовать немецкие подлодки. Учитывая будущую войну с Британией – морскую или воздушную, – Норвегия представлялась потенциальной базой Третьего рейха. Для операций против Норвегии требовалось получить разрешение Дании на свободный выход в Балтику и размещение на ее территории войск и техники. Важным союзником, в случае обострения отношений со Сталиным, могла стать и Финляндия, которая отвлекла бы на себя советские войска. Все эти причины, но в первую очередь шведская руда и норвежские порты, и объясняли острый интерес Германии к северному региону Европы. И не только к названным странам, но и к Исландии.

Погрузка железной руды на одном из рудников Кируны в Северной Швеции в 1940 г. Эти рудники имели огромное значение для обеспечения военных потребностей Германии
В 1938 г., когда Питер Теннант, британский пресс-атташе в Стокгольме и будущий представитель Управления специальных операций в Швеции, находился в отпуске в Исландии, он с удивлением обнаружил в стране, находящейся в непосредственной близости от Шотландии и океанских маршрутов, две германские экспедиции. Одна из них якобы знакомилась, по поручению главного идеолога нацистской партии Альфреда Розенберга, с нордической культурой этой «чистой» германской расы, тогда как другая обследовала остров под предлогом изучения вулканических пород. Теннант не сомневался, что обе прибыли со шпионской миссией и их интересует расположение аэродромов, военно-морских баз и других военных объектов, в частности крытый док для стоянки подводных лодок.

Между тем в Норвегии уже проводились разведывательные операции. Гитлер посещал эту страну в 1934 г. на борту «карманного» линкора (фактически тяжелый крейсер (водоизмещение 10 600 тонн), но с более мощным вооружением. – Ред.) «Дойчланд». Величественные ландшафты и, конечно, береговая линия, которая могла бы использоваться растущим флотом рейха, произвели на фюрера неизгладимое впечатление. Именно интерес к Норвегии с точки зрения германского флота побудил 1-й морской отдел абвера усилить разведывательную работу в Скандинавии через консульства в Бергене, Ставангере, Осло, Кристиансанне (все четыре в Норвегии), Скагене (Дания) и Гётеборге (Швеция). В сентябре должность германского консула в Тронхейме занял капитан Марк Нольде. Что абвер не ошибся в выборе, Нольде доказал, обзаведясь хорошими контактами, которые помогли ему узнать о планах самих союзников по вторжению в Норвегию. Начальником отделения абвера в этой нейтральной стране был харизматичный, энергичный и изобретательный майор Бертольд Бенеке. Он родился в Ганновере в 1889 г. и работал в тамошнем отделении абвера, выдавая себя за представителя «Рурсталь А. Г. Виттенс лтд» В 1937 г. Бенеке совершил длительную поездку по Скандинавии с посещением норвежских железных рудников на южном берегу Варангер-фьорда (центр добычи – Киркенес. – Ред.). За свою работу Нольде удостоился похвалы самого Канариса.

В Швеции производили также знаменитые зенитные орудия «Бофорс», которые покупали обе воюющих стороны. На снимке – знаменитый военный завод «Бофорс» в Центральной Швеции
1 декабря 1938 г. Бенеке вернулся в Норвегию под видом «доктора Альтватера» в компании радиста Эриха Опица. Любитель пожить на широкую ногу, Бенеке снял апартаменты в столичном «Гранд-отеле» и квартиру в Баруме, одном из лучших районов Осло. Среди рекрутированных им агентов был Тор Глад, более известный как Джефф, который помогал Бенеке отыскивать в ЮгоЗападной Норвегии и районе Тронхейма людей просоюзнической ориентации. Другим его помощником стал Эйлиф Хаммер, лидер Норвежской нацистской партии, который в компании Вольфганга Бедткера фотографировал береговые укрепления. Сообщение Опица с полученной информацией перехватили норвежские радиолюбители, сообщившие о нем в секретную полицию зипо. Несмотря на это, Опиц и Бенеке были высланы из страны только 4 апреля 1940 г., за пять дней до германского вторжения.

Зипо внимательно наблюдала за несколькими иностранными подданными, включая подполковника Германа Кемпфа, немецкого «судового агента».

Отдел 1 абвера доказал свою эффективность, контролируя растянутую по побережью шпионскую сеть, задача которой заключалась в наблюдении за транспортами союзников. Поступавшие от них сведения отличались такой точностью, что летчики люфтваффе без труда находили и атаковали конвои противника. Поскольку подлодок не хватало, уничтожением судов приходилось заниматься авиации. Благодаря донесениям этих агентов зимой 1939/40 г. было потоплено судов общим водоизмещением 152 400 тонн. Во второй половине января 1940 г. резидент абвера во французском городе Мец докладывал в Гамбург (через Швейцарию), что элитные альпийские части переброшены из Меца, где они дислоцировались в составе войск, защищавших линию Мажино, в Британию. Для Канариса это могло означать только одно: союзники намерены вторгнуться в Скандинавию. Найти предлог для вторжения было бы нетрудно: помощь Финляндии в войне против Сталина (советско-финская война продолжалась до 13 марта 1940 г. – Ред.), высадка в Нарвике и захват железорудных шахт Швеции. Их успех означал бы резкое сокращение производства вооружения в Германии и вел к поражению в войне, несмотря на победу в Польше. Главное командование кригсмарине (ОКМ) в Берлине согласилось с анализом угрозы абвером и представило планы вторжения в Скандинавию.


назад                                         Оглавление                                          Далее

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: