четверг, 12 декабря 2013 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Лёгкие победы - Абвер в Дании, Вторжение, Отводя потенциальную беду, Абверовский агент в балетных тапочках, Падение Бенеке

продолжение...
Абвер в Дании

В конце февраля в отдел «Бранденбург», располагавшийся на верхнем этаже Тирпицуфер, был вызван «по делу чрезвычайной важности» некий офицер из гамбургского представительства. Встретивший его сотрудник Генштаба сказал, что ему предстоит отправиться с секретной миссией в Данию.

Ему также рассказали о сообщении из Меца и ознакомили с задачей: в течение месяца подготовить детальный рапорт о состоянии обороны Дании. Абвер традиционно использовал свое присутствие в этой стране для переправки агентов в другие Скандинавские страны. Сама по себе Дания не рассматривалась в качестве военной мишени, и Генеральный штаб полагал, что ее крошечная армия, слабое социал-демократическое правительство, равнинный ландшафт и миролюбивое население не станут препятствием, если Германия решит ввести в Данию свои войска.

Все изменилось с прибытием туда неназванного офицера разведки. Работавшим под прикрытием агентам впервые за долгое время пришлось доказывать, что они чего-то стоят, и браться за настоящее – и непривычное – дело. Для сбора сведений их отправили во все уголки страны. Особое внимание уделялось полуострову Ютландия и острову Зеландия. В скором времени берлинский эмиссар начал получать донесения о минировании дорог, путях подхода и укреплениях на датской стороне границы с Германией. Датская военная разведка и отдел безопасности при датской полиции понятия не имели об этой шпионской активности под самым их носом. Все агенты преспокойно возвратились в Копенгаген. Ни об их работе, ни даже об их присутствии никто не догадался. Общий вывод был таков: для того чтобы взять Данию, нужно всего лишь ввести туда войска. Каждой колонне, которой предстояло войти в Ютландию, было решено придать офицера разведки. Во главе войсковых колонн должны были идти офицеры абвера, как в форме, так и в гражданском платье, – им предстояло проложить дорогу силам вторжения. Немцы не сомневались, что вторжение и последующая мирная оккупация Дании будут всего лишь простым повторением операции «Отто», аншлюса Австрии в 1938 г.

Элитные части французских альпийских стрелков выгружаются возле Нарвика, в Северной Норвегии, в апреле 1940 г. Во время Норвежской кампании они показали себя с самой лучшей стороны
Норвежская полиция, возможно, и понимала, чем занимаются немецкие шпионы, но пропустила одного очень важного визитера из Германии. Она не засекла некоего «господина Фукса», снявшего номер в столичном «Гранд-отеле» 31 марта 1940 г. На самом деле «Фукс» был не кем иным, как самим Канарисом, совершавшим одну из своих инспекторских проверок. Адмирал надеялся убедить Гитлера в том, что вторжение в Норвегию потребует чрезмерного и необоснованного напряжения германских военных ресурсов. Он хотел также поговорить с Ла Рошем, майором абвера Вальтером де Лапорте, имевшим в своем распоряжении двух ценных агентов: бывшего министра обороны и лидера правой националистической партии Видкуна Квислинга и доктора Германа Аала. Оба располагали широким кругом знакомств и друзьями, которые могли оказаться полезными. Выполняя прямое распоряжение Гитлера, офицер абвера по фамилии Пикенброк пригласил Квислинга в Данию, на сверхсекретную встречу в копенгагенском отеле, которая состоялась 3 апреля. Квислинг рассказал абверовцу то, о чем тот по большей части уже знал, но сообщил и три новых, важных факта. Во-первых, норвежские форты в Хортене и Дрёбаке, прикрывающие Осло, не откроют огонь без разрешения верховного командования. Во-вторых, норвежцы не подумали заминировать Осло-фьорд. И в-третьих, их аэродромы практически беззащитны. Полученная информация помогла в разработке планов операции «Везерюбунг» («Учения на Везере»), германского вторжения в Норвегию и Данию.

Между тем сотрудники дипломатического представительства в Осло тоже начали подготовку к грядущим событиям. Военновоздушный атташе Эберхард Шрайбер и его коллега, военно-морской атташе Рихард Шрайбер, были задержаны при фотографировании британских кораблей в порту Олесунн. Полиция вела за обоими пристальное наблюдение, и теперь их поймали, как говорится, на месте преступления. Фотопленки, несмотря на протесты дипломатов, изъяли и конфисковали, после чего немцев отпустили. Другим повезло меньше. Среди агентов, работавших на адмирала Стеффенса в Стокгольме и на Германа Кемпфа в Осло, был агент Фиделио, Карл Мюллер, немецкий горнорудный инспектор в Нарвике, тесно общавшийся с германским консулом в этом городе Фрицем Вуссовом. 23 января 1940 г. полиция наблюдения задержала Мюллера. При проверке документов выяснилось, что инспектор находится в Норвегии с апреля 1939 г. Другой немецкий дипломат, вицеконсул в Киркенесе Отто Бютлер, проживая в номере местного отеля, установил там передатчик, антенна которого подозрительно торчала из окна. Полиция установила за Бютлером наблюдение, и 20 апреля, через неделю после вторжения, немца арестовали и препроводили в тюрьму.

Вторжение (9 апреля – 10 июня 1940 г.)

Резидент абвера в Осло проживал – что неудивительно – в большой квартире на Клингенбергстатен, 7 с прекрасным видом на бухту. Премьер-министр правительства социалистов Йохан Нигаардсвольд был настолько слеп, что не замечал очевидных признаков готовящегося вторжения, а министр иностранных дел, в котором безграничное легковерие сочеталось с наивным пацифизмом, предпочитал слушать тех, кто утверждал, что угроза нападения есть измышления британской пропаганды, нацеленные на ухудшение отношений Норвегии с Германией.

При всем том, что в высших кругах царили растерянность и неразбериха, в стране были люди, действовавшие в первые часы вторжения решительно и мужественно. Утром 9 апреля комендант батареи Оскарборг в узком месте Осло-фьорда приказал своим артиллеристам открыть огонь по неустановленному кораблю, которым оказался немецкий тяжелый крейсер «Блюхер». (Затем по кораблю открыли огонь артиллерийские батареи в узости Дрёбак и береговая торпедная батарея – их выстрелы стали роковыми. – Ред.) Крейсер затонул практически со всеми находившимися на борту, включая административный штат, отправленный для управления Норвегией. (На тяжелом крейсере «Блюхер» погибло 125 членов экипажа и 122 участника десанта. Спаслось 38 офицеров корабля, 985 матросов и 538 солдат и офицеров армии, в том числе оба находившихся на корабле генерала. – Ред.)

Отводя потенциальную беду

9 апреля, в день начала вторжения в Норвегию, немецкие войска, не встречая серьезного сопротивления, оккупировали Данию. А вот Норвегия, которая, как предполагалось, должна была пасть так же легко, оказалась куда более крепким орешком. Начать с того, что планы агрессора нарушила гибель «Блюхера», с которым пошли на дно радиостанции вермахта и обслуживающие их команды. Положение поправил агент абвера Герман Кемпф, установивший свое радио на пароходе «Видар», с которого уже в первый день вторжения удалось отправить в гамбургское отделение абвера более 250 сообщений. Такое вмешательство абвера и в дальнейшем помогало своевременно информировать Берлин о ходе вторжения.

Коммандос пересекают озеро за линией фронта на финском участке Восточного фронта с целью диверсии на контролируемой русскими Мурманской (Кировской) железной дороге
Покинув Осло, норвежское правительство обосновалось в городке Лиллехаммер. Командование вермахта хотело высадить коммандос на лед озера Мьёса, южнее города, и таким образом лишить руководство Норвегии возможности бежать за границу, принудив его к капитуляции. Руководитель резидентуры абвера в Норвегии майор Бенеке отнесся к этому плану скептически и отправил одного из своих агентов к озеру Мьёса. Агент выяснил, что лед слишком тонкий, и, Бенеке удалось предотвратить катастрофу. Сам майор, как и многие немцы, полагал, что норвежцы готовы к переговорам и капитуляции и все дело лишь в выборе подходящего эмиссара. В результате Бенеке направил к королю Хокону VII своего агента, Кристиана Пройтена. Для начала Пройтен связался с врачом короля, профессором Славесеном. Договориться с ним не удалось, но агент узнал о политических интригах в руководстве Норвегии и прояснил ситуацию с общим настроением в Лиллехаммере. Бенеке также послал своих людей в Телемарк (Фюльке – административно-территориальная единица на юге Норвегии. – Ред.), где их едва не расстрелял, приняв за шпионов союзников, немецкий патруль.

Бенеке действовал буквально на всех фронтах. Переодетый сельским пастором, его агент Эммерих Нормайер проник в Швецию, чтобы выяснить, предпринимает ли это нейтральное государство какие-либо меры для оказания помощи соседям. Ноймайер доехал поездом до Нарвика, где воевали элитные горнострелковые войска под командованием генерала Дитля. Позднее он доложил, что шведы слишком парализованы страхом, чтобы сделать что-то в поддержку норвежцев.

фильм Битва за Норвегию, (Германия, 1940)
9 апреля германские корабли вошли в порты Осло, Кристиансанна, Ставангера, Бергена, Тронхейма и Нарвика. Вторжение осуществлялось силами семи дивизий, им противостояла норвежская армия, строившаяся по милиционной системе и насчитывавшая не более 15 тыс. человек. Через 48 часов после начала операции все основные порты Норвегии были в руках гитлеровских войск, которые начали продвижение в глубь страны. Норвежское правительство, бежав из Осло, призвало страну к войне против Германии. Однако сопротивление вторжению организовывалось наспех, с неизбежными промахами. Все это еще более увеличивало и без того превосходящую мощь врага. Вечером 9 апреля по радио выступил Квислинг, глава норвежской национал-социалистической партии. Он объявил себя премьер-министром, отменил распоряжение правительства о проведении всеобщей мобилизации и призвал сотрудничать с немцами. Отныне предателей, ставших на службу Германии в оккупированных странах Европы, стали называть «квислингами».


Абверовский агент в балетных тапочках

Звездой агентурной сети Бенеке была русская балерина Марина Губинина, родившаяся в небогатой дворянской семье в 1902 г. В 1918 г. ее семья оказалась в одном из «лагерей» в Сибири (очевидно, первые концентрационные лагеря, организованные до указания Ленина, Свердлова и Троцкого для изоляции «классовочуждых». Однако Сибирь была в 1918 г. большевиками потеряна и отбита только во второй половине 1919–1920 г., а Дальний Восток в 1922 г. – Ред.). Марине, у которой ум сочетался с красотой, шармом, смелостью и удачливостью, удалось выжить в новой, социалистической России. Она стала признанной балериной, основала в Ленинграде собственную балетную труппу и в 1931 г. познакомилась с норвежским бизнесменом Эйнаром Ли, за которого и вышла замуж. Норвежец, разумеется, не знал, что Губинина уже давно является агентом НКВД. Получив приказ заменить резидента НКВД в Осло, балерина устроила так, что ее с мужем выслали из России и они смогли вернуться в Норвегию. Для прикрытия Губинина организовала в Осло балетную компанию, что позволило ей регулярно бывать в Италии и Германии. В 1938 г. она познакомилась с Бенеке, и их сразу же потянуло друг к другу.

Свои доклады Губинина отправляла непосредственно советскому послу в Швеции госпоже Коллонтай, а в августе 1939 г. вернулась за очередными инструкциями в Ленинград. Месяцем позже она, с благословения НКВД и по прямому приказу начальства – приступить к исполнению новых обязанностей, – была завербована абвером. Русская балерина оказалась звездным агентом Бенеке, который так и не догадался, что она работает также и на НКВД. Вместе с Кристианом Пройтеном ее отправили для переговоров с норвежским королем. Когда миссия сорвалась из-за неуступчивости упрямого монарха, Губининой дали другое поручение. Прибыв в Нарвик, в штаб генерала Дитля, она переоделась медсестрой Красного Креста, проникла в штаб союзников в Бьерквике и оттуда навела на цель немецкие пикирующие бомбардировщики Ю-87 «Штука», налет которых едва не закончился гибелью командующих войсками союзников, норвежского генерала Отто Рюге и французского генерала Бетуара. 20 мая 1940 г. Губинина вернулась в Швецию, где сумела получить доступ в норвежское представительство в Стокгольме. Во время приема ей удалось подслушать разговор между норвежским послом и военным атташе, в котором шла речь о тяжелом положении на фронте у Нарвика. Поспешив на поезд, она вернулась 24 мая в штаб Дитля, который, выслушав ее, решил продолжить наступление, а не отступать в Швецию, где его войска были бы интернированы до окончания войны. Для Бенеке это был большой успех, за который он удостоился похвалы в Берлине.

Падение Бенеке

Несмотря на успешную работу его агентов, карьера Бенеке рухнула, когда он сунулся в мутные воды норвежской политики. Бенеке терпеть не мог лидера местных националистов Квислинга, не без основания видя в нем коррумпированного предателя и помеху усилиям немцев установить коллаборационистский режим, приемлемый для большинства норвежцев. Через Губинину он получил материалы, из которых следовало, что еще в 1923 г. советские органы безопасности (ОГПУ) подозревали Квислинга в том, что он находится на содержании британской СИС. Попытки дискредитировать Квислинга привели шефа норвежского отдела абвера к краху из-за влиятельных германских спонсоров Норвегии, гросс-адмирала Редера и Альфреда Розенберга, узнавших об интригах Бенеке. Последнего вынудили покинуть Норвегию в июне 1940 г., но прежде ему удалось убедить Канариса перебросить Губинину в Испанию, где она и оставалась до своей смерти в 1976 г.

Человек в гражданской одежде из подразделения «Бранденбург» в группе немецких десантников, захвативших бельгийский форт Эбен-Эмаель, ключевой пункт оборонительной системы на канале Альберта
Завоевание Скандинавии, увенчавшееся капитуляцией Норвегии 10 июня, стало большим успехом для абвера. Но настоящий триумф ждал ведомство адмирала в Бенилюксе и Франции. Ни одна другая кампания не укрепила так репутацию германских разведывательных служб, как кампания против Нидерландов и Бельгии в мае 1940 г. Враги Германии – и в первую очередь Британия – убедились, что агенты абвера и СД действуют повсюду. Германские спецслужбы установили прочные и важные контакты с фламандскими националистами в Бельгии. Настроенные против ориентированного на Францию бельгийского правительства и королевского двора, они вовсе не были полностью прогерманскими. Еще меньше они симпатизировали в 1930 г. нацистам. Однако именно фламандским националистам было доверено вести подрывную работу в бельгийских войсках во время майской кампании 1940 г.

В период «странной войны» (то есть с 3 сентября 1939 г. по 10 мая 1940 г., когда германские войска на Западе перешли в наступление. – Ред.) немцы изучали пути вторжения в нейтральные страны, Голландию и Бельгию, как часть общего плана генерального наступления на Западе. Ключевую роль во фланговом обходе голландских укреплений на водных рубежах играл захват мостов через Маас и протокифельты Рейна до того, как обороняющиеся успеют их взорвать. Идея обмануть голландцев с помощью переодетых немецких частей принадлежала Гитлеру. Для закупки униформы в Голландию послали агента Рихарда Геркена. Он отправился в небольшой городок Денекамп, где жил его знакомый, местный нацист. Последний с радостью оказал необходимую помощь.

Приехав в Амстердам, Геркен и его двадцатилетний сын связались с еще двумя нацистами. Вместе они явились на склад, которым заведовал голландский еврей Хеер Блюм, и затребовали 150 комплектов армейского обмундирования для постановки в Оснабрюке «Графа Люксембургского». Блюм, заподозрив неладное, записал регистрационные номера автомобиля и позвонил в голландскую полицию. 2 ноября 1939 г. полиция нагрянула в дом нациста в Денекампе.

Два сообщника Геркена заявили, что ничего не знают о покупке формы, но полиция, обыскав дом, обнаружила несколько набитых обмундированием коробок. После этого сообщники признались, что знают Геркена как работающего в Голландии агента абвера. Отцу и сыну не оставалось ничего иного, как только рассказать о своем участии в операции. Тем не менее распорядиться полученной информацией с толком голландцы, похоже, не сумели, потому что уже 10 мая, когда началось вторжение, немцы застигли их врасплох, использовав именно прием с переодеванием.

И все же кампания началась не слишком удачно. В Венло голландцам удалось уничтожить немецкий бронепоезд с агентами, хотя мост в Геннепе и был захвачен нетронутым. Однако обороняющиеся успели взорвать другие мосты, в Зеландии. В Неймегене железнодорожные мосты были взорваны на глазах у разъяренных немцев. Однако на других участках фронта наступающие прорвались и продвинулись в глубь территории Нидерландов и Бельгии с поразительной легкостью. 14 мая, после упорного сопротивления, голландцы вынуждены были капитулировать перед противником. Бельгия сдалась 28 мая.

назад                                         Оглавление                                          Далее

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: