четверг, 24 апреля 2014 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Внутренняя секретная война - Операция «Торч» («Факел»): провал разведки, Канарис под давлением. Гестапо сжимает кольцо. Возмездие. Конец Канариса

продолжение...
Операция «Торч» («Факел»): провал разведки

В ноябре 1942 г. большой флот вторжения высадил англо-американские войска на побережье Северной Африки. Так началась операция «Факел». Генерал Альфред Йодль полагал, что союзнические силы вторжения нацелены на французскую Западную Африку (Сенегал) или даже на Мальту, но только не на Марокко и Алжир. (Немцы также опасались высадки в Южной Франции. – Ред.) Когда высадка союзников действительно произошла в ноябре 1942 г. – спустя месяц после ареста Шмидхубера, – немцы, включая и самого Гитлера, были захвачены врасплох. Капитан Герман Вихман, руководитель гамбургского отделения абвера, выявил истинное предназначение «Факела», но его донесение ОКВ через Тирпицуфер каким-то образом потерялось в пути. Йодль был твердо уверен, кто во всем виноват, когда в зловещих тонах заявил, что «Канарис снова подставил нас своей непоследовательностью». Когда-то снискавший похвалу за свою работу, Канарис и его разведывательная агентура все чаще становились козлами отпущения в ухудшающейся военной обстановке. Канариса и других участвующих в заговорах офицеров и их сторонников убеждали, что пришло время прекратить разговоры и начать действовать, иначе будет слишком поздно. Канарис почувствовал опасность и, что для него не характерно, решил уничтожить Шмидхубера, чтобы навсегда заткнуть тому рот. Эмиль Бонхоффер, член «Видерштанда», и Ганс фон Донани пришли в ужас от таких речей человека, который раньше терпеть не мог ничего подобного. Но это отражало нарастающие проблемы Канариса и его страх за безопасность абвера.

Канарис под давлением

Высокопоставленный офицер СС (в центре) показывает Гиммлеру (слева) и шефу СД/РСХА Эрнсту Кальтенбруннеру (справа) концентрационный лагерь Маутхаузен. Кальтенбруннер был повешен союзниками в октябре 1946 г.
В феврале 1943 г. Кальтенбруннер с кислой миной зашел на Тирпицуфер, чтобы отругать Канариса за очередной провал. Кальтенбруннер утверждал, что шеф венского отделения абвера, граф Маронья-Редвиц, связан с политическими группами англофилов в Венгрии, вотчине адмирала Хорти. Он заслуживал не только отстранения с занимаемой должности ввиду столь очевидной измены, но также тщательного расследования и незамедлительного наказания. Канарис, пропустив мимо ушей эсэсовский бред, саркастически указал, что не собирается удалять из абвера компетентного и лояльного человека за то, что тот добросовестно выполняет свою работу. Разведка, объяснил адмирал шефу СС, должна поддерживать связь со всеми, чтобы собрать как можно больше информации и разведданных, особенно о намерениях противника. Кальтенбруннер не слишком обрадовался такому отпору, тем более что его собственные познания в области разведки были крайне слабы. После отъезда Кальтенбруннера Канарис распорядился, чтобы его подчиненный Остер приступил к уничтожению всех инкриминирующих документов на Тирпицуфер и в штаб-квартире «Цеппелин» в Цоссене. Многие из секретных папок содержали не только документы и записи о движении «Видерштанд», но также свидетельства, которые могли использоваться в судебном преследовании нацистских лидеров в случае свержения режима. Эти документы могли перечеркнуть судьбы старших офицеров абвера, если бы были обнаружены нацистами. К несчастью для абвера, приказ Канариса уничтожить опасные материалы был отдан слишком поздно.

5 апреля 1943 г. на Тирпицуфер появился Манфред Редер, занимавшийся расследованием дела об агентах «Красной капеллы» и выступавший в качестве обвинителя. У него на руках был ордер на арест Ганса фон Донани. В первый, но далеко не последний раз гестапо осмелилось вторгнуться на территорию штаб-квартиры абвера. Редер уже шагал по коридорам и лестницам, и никто не успел предупредить Донани о том, что гестаповский прокурор – человек, которого стоило опасаться, – направляется прямиком в его кабинет. Донани был захвачен врасплох, когда перед ним появился Редер вместе с помощником, капитаном Францем Зондереггером. В кабинет зашел Остер, заявив Редеру, что если его подчиненный Донани виновен, то им следует заодно арестовать и его. Донани хотел представить материалы по «Видерштанду» как преднамеренную дезинформацию, предназначенную для противника. К сожалению, Остер неправильно понял сигналы Донани, поддался панике и в конце концов попытался спрятать документы. Бдительный Зондереггер был начеку – заметив это, тут же доложил Редеру. Донани в итоге попал в концентрационный лагерь Заксенхаузен, где и умер. А Остеру пришлось в конце 1943 г. покинуть абвер. После ухода в отставку он поселился в имении сестры в Шналице.

Гестапо сжимает кольцо

Среди документов, обнаруженных у Донани, был секретный отчет о переговорах 1939–1940 гг. между доктором Йозефом Мюллером, лейтенантом абвера, и специальным связным в Ватикане. Мюллер и его папский связной, отец Либер, настаивали, чтобы Донани уничтожил отчет, но последнему захотелось сохранить его для потомков. 22 сентября 1944 г. гестапо перевернуло вверх дном штаб-квартиру абвера в Цоссене и среди многочисленных документов обнаружило упомянутый секретный отчет. Доктор Мюллер незамедлительно получил «направление» в один из нацистских лагерей смерти. Фактически он был арестован еще в тот самый день, когда Редер появился на Тирпицуфер, 5 апреля 1943 г. Его документы уничтожил верный и шустрый секретарь, который сжег до прибытия нерасторопных гестаповцев все, что относилось к переговорам с папой римским Пием XII.

Гитлер показывает Муссолини разрушения в своей ставке «Вольфшанце» («Волчье логово») после неудавшегося покушения 20 июля 1944 г.
Пока Канариса еще не подозревали в измене Гитлеру, но собрать достаточное количество «свидетельств» его соучастия было лишь вопросом времени. Его падение спровоцировало невинное на первый взгляд чаепитие, устроенное фрау Ингой Зольф, вдовой покойного немецкого посла в Японии, имевшей ярко выраженные антифашистские взгляды. Среди приглашенных оказался еще один антифашист, швейцарец по имени доктор Рексе, который согласился захватить с собой в Швейцарию несколько писем. Покидая вечеринку у фрау Зольф, Рексе просто сунул их в карман и отправился в штаб СД в Берлине, где передал своему начальству. Рексе оказался одним из осведомителей СД. Группа «Зольф» (которая использовала званые вечера в качестве ширмы) была схвачена сотрудниками гестапо.

Одним из арестованных оказался Отто Кип, который раньше работал в абвере, но был отправлен в отставку за свои антифашистские настроения. Одним из друзей и соратников Кипа был Эрих Фермерен. Он работал на абвер в Стамбуле и был женат на Элизабет, коллеге по ведомству, урожденной графине фон Плеттенберг. Втайне от супруги и тем более от своих работодателей на Тирпицуфер, Фермерен работал двойным агентом британской службы, в которой числился под кодовым именем Джуниор. И Фермерен, и графиня долго и мучительно колебались, прежде чем приняли решение окончательно перейти на сторону британцев.

Их переход на сторону противника в феврале 1944 г., совпавший с дезертирством еще одного сотрудника отделения абвера в Анкаре, стал последним гвоздем в гроб Канариса. Гитлер, и без того возмущенный чрезмерно резкими донесениями Канариса, в которых тот недвусмысленно намекал на полное поражение на Восточном фронте, пребывал в омерзительном настроении перед предстоящей встречей. Его настроение едва ли могли улучшить обоснованные опасения о том, что «предатель» Фермерен прихватил с собой важнейшие коды и шифры. Когда прибыл Канарис, Гитлер был уже не в состоянии сдержаться. Он набросился на руководителя разведки с обвинениями в измене, ведении двойной игры и потребовал объяснений за последний провал в Турции. Когда Канарис в достойной и спокойной манере попытался что-то высказать в свое оправдание, Гитлер, не на шутку разгневанный, громко выругался и схватил Канариса за отворот мундира. 18 февраля 1944 г. Канариса убрали с поста руководителя абвера и освободили от всех остальных обязанностей. Одна маленькая победа, которую Канарис мог отнести на свой счет в этой ситуации, заключалась в том, что на его место назначили Георга Хансена (руководителя Абвера I), верного адмиралу человека.

6 июня 1944 г. союзники вторглись в Северо-Западную Европу. Это стало сигналом, что пришла пора активных действий. Через полтора месяца, в субботу 20 июля 1944 г., заговорщики под руководством графа Клауса Шенка фон Штауффенберга, заложили бомбу в гитлеровской ставке «Вольфшанце», расположенной в лесу близ Растенбурга (совр. Кентшин) в Восточной Пруссии. Штауффенберг сделал все возможное, чтобы поместить адскую машину, спрятанную в кожаном портфеле, как можно ближе к Гитлеру. В тот день Штауффенберг покинул зал для совещаний. К сожалению, само совещание проходило в одном из наружных помещений, а не в бетонном бункере, что существенно снизило эффект взрыва. Один из штабных офицеров Гитлера, пытаясь получше рассмотреть карту военных действий, наклонился и задел ногой злополучный портфель. Он толкнул его, переставив дальше от Гитлера, и тем самым спас фюреру жизнь. Заговорщики, снова продемонстрировав нехватку решительности и воли, оказались неспособными арестовать членов кабинета и взять Берлин под свой контроль. Геббельс отметил с насмешкой, что остолопы, руководившие путчем, оказались даже не в состоянии отключить его телефонную линию связи с Восточной Пруссией. К концу дня путч был подавлен, а Штауффенберг и его ближайшие сподвижники на следующий день осуждены и расстреляны у стены внутреннего двора штаба Резервной армии на Бендлерштрассе.

Возмездие

На следующий день, в воскресенье 21 июля 1944 г., черный «мерседес» выехал на Шлахтенштрассе в заросшем зеленью пригороде Берлина. Машина остановилась перед виллой. Из салона вышел темноволосый, галльской наружности мужчина, в движениях которого сквозили элегантность и непринужденность, плохо сочетающиеся с его положением. Это был руководитель СД Вальтер Шелленберг. Он прибыл в сопровождении гауптштурмфюрера СС барона фон Фелькерзама. Они подошли к двери и позвонили. Им открыл седовласый мужчина средних лет. Это был адмирал Канарис, бывший руководитель абвера. Канарис узнал гостя: «Я почему-то чувствовал, что это будете именно вы. Пожалуйста, входите». Адмирала арестовали и отвезли на Принц-Альбрехтштрассе, где он разделил камеру со старым другом Гансом Остером и другим приятелем по несчастью, заговорщиком Гербертом Герингом, двоюродным братом рейхсмаршала Германа Геринга.

Конец Канариса

2 февраля 1945 г. Канариса перевели в концентрационный лагерь Флоссенбюрг, где поместили в душной камере. Прикованный цепями к кровати, он был вынужден при электрическом свете круглые сутки лежать на спине. Мучители сломали ему нос, выбили зубы и всячески издевались. Соседом оказался бывший глава датской разведывательной службы, полковник Лундинг. Лундинг, как и Канарис, был размещен в Бункере – месте содержания особых узников вроде него самого и его бывшего оппонента. Канарис нацарапал на тюремной двери: «Это был мой последний допрос. Наверное, мне сломали нос. Теперь я умру за свой Фатерланд. Совесть моя чиста. Вы поймете, что, как офицер, я выполнял свой долг, когда попытался противостоять преступной глупости, с которой Гитлер вел Германию к краху. Все было напрасно. Я еще в 1942 г. знал, что Германии конец. Все напрасно». 8 апреля 1945 г. Канарис и Остер были приговорены к смерти «судом» СС. На следующее утро Остера повесили. Несколько часов спустя Канарис, раздетый эсэсовцами донага, чтобы поиздеваться над ним в последний раз, был повешен в железном ошейнике на стропилах внутреннего двора. Гитлер отдал специальное распоряжение о том, что все заговорщики должны быть казнены самым варварским, оскорбительным и как можно более мучительным способом. Понадобилось полчаса, чтобы после страшных мучений Вильгельм Канарис, самый известный разведчик Германии и патриот-мученик, скончался. Наступающие американские войска в этот момент находились всего в 136 километрах от Берлина. (Советские войска еще 31 января вышли к Одеру в 60 километрах от Берлина, а 16 апреля начали Берлинскую операцию, в ходе которой 25 апреля окружили, а к 15 часам 2 мая полностью взяли Берлин под свой контроль. – Ред.)

назад                                      Оглавление                                          Далее


-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: