вторник, 12 августа 2014 г.

Вашингтонский «Железный занавес» в Украине

С поразительным единодушием лидеры стран НАТО разыгрывают притворное удивление по поводу событий в Украине, которые они планировали за месяцы вперед. Те самые события, которые они спровоцировали, подаются сейчас как нечто внезапное, поразительное или как некая неоправданная «российская агрессия». США и ЕС пошли на агрессивную провокацию по отношению к Украине, прекрасно зная, что это вызовет реакцию со стороны России, которая вынуждена будет тем или иным образом обороняться.

Они, конечно, не могли знать наверняка, каким образом российский президент Путин будет реагировать, когда увидит, что США искусственно создают политический кризис в Украине, чтобы поставить там прозападное правительство, которое будет стремиться вступить в НАТО. И здесь уже не просто вопрос о «сфере влияния» в российском «ближнем зарубежье», а, скорее, вопрос жизни и смерти для российского флота, а также проблема существенной угрозы национальной безопасности на российской границе.

Таким образом, Путину поставили ловушку: он проигрывает, если действует и проигрывает, если бездействует. Он может реагировать в недостаточной степени и, таким образом, предать основные национальные интересы России, позволить враждебным ей силам НАТО выдвигаться на идеальные для нападения позиции.

Или же он может реагировать излишне активно — послать российские войска на завоевание Украины. Запад был и к этому варианту готов и уже намеревался кричать о том, что Путин это «новый Гитлер», желающий захватить бедную беспомощную Европу, которую отныне может спасти (снова) лишь славная добрая Америка.

В реальности же российская оборонительная тактика оказалась достаточно благоразумной — чем-то средним между этими вариантами. Благодаря тому, что подавляющее большинство крымчан ощущали себя русскими (и Крым был в составе РСФСР до его легкомысленной передачи Хрущевым Украине в 1954-м), удалось найти мирное демократическое решение проблемы. Крымчане проголосовали за возвращение в состав России на референдуме, который был абсолютно законным по международному праву, хотя и нарушал украинскую конституцию, которая сама уже была к тому времени растоптана самим фактом свержения законно избранного президента Януковича при помощи насильственных действий со стороны вооруженных формирований. Изменение статуса Крыма было достигнуто без кровопролития, а лишь благодаря голосованию.

Тем не менее, крики возмущения со стороны Запада были настолько истеричными, как если бы Путин подверг Украину бомбардировкам в стиле США или напрямую завоевал страну, чего от него, видимо, и ожидали.

Госсекретарь США Джон Керри громче всех кричал в этом «хоре всеобщего негодования», обвиняя Россию в том, что обычно совершает как раз правительство США. «Вы не можете завоевывать другую страну под фиктивным предлогом, чтобы утверждать свои интересы. Это акт агрессии, совершаемый под абсолютно сфабрикованным предлогом» — назидательно заявил Керри. «Это поведение типичное для 19-го века, но не для 21-го». И вместе того, чтобы просто посмеяться над подобным лицемерием, американские медиа, политики и эксперты рьяно подхватывают тему о недопустимой экспансионистской агрессии Путина. Европейцы тоже вторят Керри, хотя и слабеньким, послушным эхо.

Всё было запланировано еще в Ялте

В сентябре 2013-го один из крупнейших украинских олигархов Виктор Пинчук оплатил проведение стратегической конференции по вопросу о будущем Украины для представителей элиты. Конференция проводилась в том же самом ялтинском дворце, где Рузвельт, Сталин и Черчилль принимали решения о будущем Европы в 1945-м. Журнал Economist в своем репортаже назвал встречу «проявлением жесткой демократии». В частности, он писал: «Будущее Украины — страны с 48 миллионами жителей, а также Европы будет решаться здесь в реальном времени». В число участников входили: Билл и Хилари Клинтон, бывший глава ЦРУ генерал Дэвид Петреус, бывший секретарь казначейства США Лоуренс Саммерс, бывший глава Всемирного Банка Роберт Зеллик, шведский премьер-министр Карл Бильдт, Шимон Перес, Тони Блэр, Герхардт Шрёдер, Доминик Стросс-Кан, Марио Монти, литовский президент Далия Грибаускайте и польский влиятельный министр иностранных дел Радек Сикорски. Оба украинских президента — свергнутый пять месяцев назад Виктор Янукович и недавно избранный Петр Порошенко — тоже присутствовали.

Бывший госсекретарь по энергетике Билл Ричардсон рассказывал на конференции о революции сланцевого газа, который США намерены использовать для ослабления России, а также о своих планах по замене газом, добываемым путем фрекинга, российского природного газа. Однако основной темой дебатов было «глубокое и всеобъемлющее соглашение о свободной торговле» (DCFTA) между Украиной и ЕС, а также перспективы интеграции и Украины со странами Запада. На конференции господствовала эйфория от перспективы разрыва связей Украины с Россией и усиления связей с Западом.

Заговор против России? Не совсем. В отличие от Бильдерберга здесь всё происходящее отнюдь не являлось некой тайной. Помимо важных персон из США и представителей европейской элиты там был и советник Путина — Сергей Глазьев, который четко озвучил позицию России.

Глазьев привнес как бы нотку политического и экономического реализма в эту конференцию. Forbes тогда сообщал о «жестких разногласиях» между Россией и западными странами, но «не по поводу целесообразности интеграции Украины с Европой, а по поводу вероятных негативных последствий». В отличие от эйфории представителей Запада, российская точка зрения была основана «на конкретных экономических замечаниях» по поводу негативного влияния соглашения о свободной торговле на украинскую экономику с учетом того, что Украина имеет огромный дефицит, покрываемый внешними кредитами. Таким образом, результатом такого соглашения будет лишь существенное увеличение западного импорта, что лишь увеличит размер дефицита. Украине грозит «либо дефолт по ее долгам, либо же ей понадобится большая финансовая помощь».

Forbes тогда отметил, что «российская позиция намного ближе к истинному положению вещей, чем все эти восторженные заявления Брюсселя и Киева».

Что же касается политических последствий, то Глазьев указывал на то, что русскоязычное меньшинство восточной Украины может попытаться расколоть страну в протест против разрыва связей с Россией и Россия тогда будет иметь законное право поддержать их — как сообщает лондонская The Times.

Короче, еще на стадии планирования включения Украины в сферу западного влияния, западные лидеры уже прекрасно знали о том, что такие действия вызовут серьезные проблемы с русскоязычными украинцами и самой Россией. И вместо того, чтобы найти компромисс, западные лидеры решили все равно продвигать свою повестку, и намерены были заранее обвинить Россию во всем, что пойдет не так, как надо. Первое, что пошло не так — это то, что Янукович испугался экономического коллапса, который последовал бы за соглашением о свободной торговле с ЕС. Он временно отложил подписание соглашения, надеясь на заключение сделки на более выгодных условиях. Поскольку этот факт не объяснили достаточно четко украинской общественности, — последовали протесты, которые уже в своих целях стали эксплуатировать США в борьбе с Россией.

Украина как мост… или Ахиллесова пята?

Сам термин Украина означает приграничная страна — это страна без четко зафиксированных исторических границ, простирающаяся далеко на восток и столь же далеко — на запад. Таковой ее сделал Советский Союз, но он сам более не существует, а страна без объединяющей ее идентичности — существует, являясь проблемой как для самой себя, так и для своих соседей.

Страну растянули далеко на восток, включив в нее территории, которые могли бы точно так же быть и российскими (это являлось в свое время частью общей политики, нацеленной на усиление отличий СССР от царской империи). Украина была увеличена за счет российского компонента, чтобы продемонстрировать, что Советский Союз был действительно союзом равных социалистических республик. До тех пор, пока единый Советский Союз был под управлением коммунистического руководства, все эти границы особого значения не имели.
Страну растянули и далеко на запад — под конец Второй Мировой войны. Победивший Советский Союз передвинул украинскую границу, включив в нее западные регионы, где наиболее крупным городом является Львив (Львов или Лемберг), который менял названия в зависимости от того, принадлежал ли он Литве, Польше, империи Габсбургов или СССР. Этот регион и является колыбелью антироссийских настроений. Такого рода расширение страны на запад, несомненно, воспринималось в качестве защитной меры по нейтрализации враждебных элементов, однако в результате сформировалась разделенная, по сути, нация, которая сегодня является идеальной средой для разжигания конфликта.

В вышеупомянутой статье в Forbes говорилось также, что «на протяжении последних пяти лет Украина вела преимущественно двойную игру, рассказывая ЕС, что она, якобы, заинтересована в подписании торгового соглашения с Евросоюзом и в то же время говоря русским, что Украина заинтересована во вступлении в Таможенный Союз». Янукович либо был не в состоянии разобраться, либо пытался извлечь максимальную выгоду с обеих сторон сразу, либо просто ждал — кто заплатит больше. В любом случае он не был «человеком Москвы», и его свержение, несомненно, было обусловлено именно тем, что он одновременно пытался угодить обеим сторонам, находясь между двух огней. Он вел крайне опасную игру, стравливая между собой две крупные силы.

Можно смело сказать, что Украине до сих пор катастрофически не хватало руководства, которое признавало бы сам факт разделенности страны и потому с дипломатической осторожностью работающего над поиском решения, которое удовлетворило бы население обеих частей и не разрывало бы исторические связи одной части — с католическим западом, а другой — с Россией. Короче, Украина могла бы быть мостом между Востоком и Западом — в этом-то, собственно, как раз и заключалась позиция российской стороны. Россия не стремилась раскалывать Украину, а тем более ее завоевывать — она хотела как раз усилить роль Украины в качестве моста между Востоком и Западом. А это предполагает определенную степень федерализма, автономного регионального управления — то есть того, чего так не хватает Украине (поскольку даже губернаторы не избираются, а назначаются из Киева). Федеральная Украина могла бы развивать отношения с ЕС и сохранять свои жизненно важные (и выгодные) экономические отношения с Россией.

Однако такого рода урегулирование требует готовности Запада сотрудничать в этом плане с Россией. США же наложили фактически вето на такую возможность, предпочтя эксплуатировать кризис в своих целях, представляя Россию в образе «врага».

План А и план Б

Политику США (принципы которой стали очевидными еще на ялтинской конференции 2013) на месте реализовывала уже Виктория Нуланд, бывшая советница Дика Чейни, заместитель посла в НАТО, спикер Хилари Клинтон и жена теоретика неоконов Роберта Кагана. Ее ведущая роль в украинских событиях говорит о влиянии неоконов в госдепартаменте, которое они обрели при Буше-младшем, но сохранили и при Обаме, поскольку все перемены в американской внешней политике, по сути, свелись просто к тому факту, что пост президента занимает человек с африканскими корнями, что должно само по себе производить на весь мир впечатление о том, что США является мультикультурной страной. Однако, как и все его предшественники, Обама просто временно озвучивает принципы той политики, которую определяют и осуществляют совсем другие люди.

Как хвалилась Виктория Нуланд в Вашингтоне, с момента распада СССР в 1991-м, США потратили 5 миллиардов долларов, чтобы обрести политическое влияние в Украине (это называется «продвижением демократии»). И заметьте, это не инвестиции «в нефть» или что-либо, что дает немедленную экономическую отдачу. Основные мотивы здесь — геополитические, потому что Украина — это Ахиллесова пята России, территория с огромным потенциалом для создания проблем России.

Внимание общественности к роли Виктории Нуланд в украинских событиях было привлечено самим фактом использования ругательства в разговоре с послом США, когда она сказала «Fuck the EU». Однако вся эта суматоха по поводу самого ругательства смогла скрыть недобрые намерения Нуланд. А вопрос ведь заключался в том, кто именно должен забрать власть у избранного президента Януковича. Партия канцлера Германии Ангелы Меркель продвигала бывшего боксера Виталия Кличко в качестве кандидата на пост президента. И столь грубое замечание Нуланд означало то, что именно США (а не Германия или ЕС) намерены выбрать нового лидера страны — и это был не Кличко, а «Яц» (Яценюк). И действительно, именно Арсений Яценюк — запасной вариант — финансируемый США технократ, известный своим энтузиазмом по отношению к мерам экономии МВФ и членству в НАТО, получил в итоге этот пост. Таким образом, финансируемое США правительство Украины (усиленное присутствием на улицах фашистских боевиков, которые хотя и не пользуются большой поддержкой избирателей, однако сами по себе являются вооруженной ударной силой) и должно было проводить назначенные на 25 мая выборы, из участия в которых русскоязычный восток страны был преимущественно исключен.

План А путча по плану Виктории Нуланд заключался в том, чтобы быстро поставить в Киеве правительство которое вступит в НАТО, что должно было формально подготовить почву для овладения российской черноморской военно-морской базой в Севастополе. И включение Крыма в состав России было, по сути, шагом, на который Путин пошел, чтобы это предотвратить. Однако гамбит, который разыгрывает Нуланд — это фактически игра, в которой ее сторона должна победить при любом варианте развития событий. Если Россия не сможет себя защитить, то она рискует потерять весь свой южный флот — а это серьезная национальная катастрофа. С другой же стороны, если Россия отреагирует (что, скорее всего), то США одержат политическую победу, что, вероятно, и было основной целью. Таким образом, хотя меры, на которые пошел Путин и носят полностью оборонительный характер, но в западных мейнстрим-медиа (которые лишь вторят своим политическим лидерам) они изображаются как неспровоцированная «российская экспансия» а пропагандистская машина сравнивает их с захватом Гитлером Чехословакии и Польши.

Таким образом, наглая провокация Запада и использование им политической неразберихи на Украине против обороняющейся России, как ни поразительно, но удалась в плане тотального изменения самого духа риторики, продуцируемой западными масс-медиа. Вдруг, ни с того ни с сего, нам начинают твердить о «свободолюбивом Западе», который сталкивается с угрозой «агрессивной российской экспансии».

Лет 40 назад советские лидеры поддались иллюзии о том, что мир и отказ от противостояния с их стороны может привести к дружественным и партнерским отношениям с Западом (в особенности с США). И вот в США те, кто никогда не желал окончания Холодной войны, берут реванш. И «коммунизм» здесь ни при чем — даже если вместо диктатуры пролетариата нынешний российский лидер продвигает в чем-то устаревшие традиционные ценности, западные медиа все равно сфабрикуют монстра и из этого. США просто всегда нужен враг, от которого мир нужно спасать.

Возвращение к вопросу о противоракетной обороне

Однако прежде всего Россия нужна США в качестве врага, от которого «нужно спасать Европу». Иными словами, она нужна, чтобы продолжать господствовать над Европой. Вашингтонские политики, похоже, обеспокоены тем фактом, что поворот Обамы к Азии и пренебрежение Европой может ослабить контроль США над своими европейскими союзниками. Выборы в Европарламент, состоявшиеся 25 мая, в значительной степени проявили недовольство Евросоюзом. Это недовольство (особо заметное во Франции) связано с ростом осознания того, что ЕС не только не является потенциальной альтернативой США, но в реальности является механизмом, благодаря которому страны Европы попадают в ловушку определяемой США глобализации, экономического упадка, американской внешней политики, войн и тому подобного.

Украина не единственное образование, которое было слишком расширено. Это касается ведь и Евросоюза. 28 государств-членов ЕС, каждое со своим языком, культурой, историей и ментальностью. Евросоюз, по сути, не может договориться о единых принципах международной политики, кроме как принять те, что навязаны Вашингтоном. Расширение ЕС на восток и включение в ЕС бывших восточно-европейских сателлитов полностью нарушило тот консенсус между странами, которые изначально составляли Европейское сообщество: Францией, Германией, Италией и странами Бенилюкса. От Польши и прибалтийских стран, может быть, и есть какая-то польза, однако сердцем-то они — в Америке — там, где многие из их влиятельных лидеров обучались и стажировались. Вашингтон в состоянии эксплуатировать антикоммунистические и антироссийские настроения (и даже пронацистскую ностальгию) северо-восточной Европы для того, чтобы взбудоражить их ложным кличем: «Русские идут!» — с тем, чтобы помешать им наладить экономическое партнерство со старыми членами ЕС (в особенности — с Германией) и Россией.

Россия не представляет собой угрозы. Однако для горластых русофобов из Прибалтики, западной Украины и Польши — само существование России уже является угрозой. Поощряемая США и НАТО враждебность (свойственная только данному региону) — является политической базой для создания нового «железного занавеса», целью которого является осуществление планов озвученных еще в 1997-м Збигневом Бжезинским в книге «Великая шахматная доска» — удерживать континент Евразию в разделенном состоянии, чтобы увековечить там гегемонию США. Раньше этой цели служила Холодная война — она укрепляла американское военное присутствие и политическое влияние в Западной Европе. Новая Холодная война может воспрепятствовать снижению американского влияния, что может произойти вследствие улучшения отношений между Западной Европой и Россией.

Обама прилетел в Европу, чтобы показательно пообещать «защищать» ее, посредством размещения большего количества войск в регионах, граничащих с Россией, в то же время требуя от России отвести свои войска на ее собственной территории как можно дальше от «проблемной Украины». Похоже, что это делается специально для того, чтобы унизить Путина и лишить его политической поддержки на родине, причем как раз в то время, когда в восточной Украине нарастают протесты против российского лидера из-за того, что он бросил их на произвол убийцам, посланным из Киева.

Для того чтобы сильнее сжать в своей хватке Европу, США используют искусственный кризис, требуя от своих погрязших в долгах союзников тратить больше на «оборону» — в частности покупать американское вооружение. И хотя США пока еще не в состоянии удовлетворять запросы Европы по газу (при помощи газа, добытого в США посредством фрекинга), однако такая перспектива уже маячит. Сам факт продажи Россией своего природного газа уже клеймится как «метод осуществления политического давления», при этом продажа энергоносителей Соединенными Штатами как бы не считается таковым. Давление сейчас оказывается и на Болгарию и даже Сербию — с тем, чтобы заблокировать строительство Южного Потока, который должен поставлять российский газ на Балканы и в Южную Европу.

От дня высадки союзников в Нормандии до дня Апокалипсиса

Шестого июня отмечается 70-летие высадки союзников в Нормандии. Этот день с помпой празднуется в качестве подтверждения американского господства — Обама возглавляет на праздновании сонм европейских лидеров. При этом престарелые ветераны — солдаты и летчики — присутствуют в качестве каких-то призраков из тех далеких времен «невинности», когда США только еще становились на путь к мировому господству. Ветераны, конечно, были реальными, а вот всё остальное — сплошной фарс. Французское телевидение буквально омывалось слезами юных жителей деревень Нормандии, которых научили рассказывать о том, что США — это в каком-то роде «ангел-хранитель», который послал своих сыновей погибать на берегах Нормандии из одной лишь чистой любви к Франции. И этот идеализированный образ прошлого косвенно проецируется и на будущее. На протяжении семидесяти лет, всего периода Холодной войны, господствующая пропаганда (прежде всего, в Голливуде) смогла убедить французов (и большинство жителей Запада) в том, что день высадки союзников в Нормандии стал поворотным моментом, определившим победу во Второй Мировой, благодаря чему Европа была спасена от нацистской Германии.

Владимир Путин тоже приехал на празднование и его сознательно избегал Обама, который сам себя фактически назначил на роль «судьи о добродетели». Русские, конечно, отдают дань уважения операции высадки союзников в Нормандии, благодаря чему Франция была освобождена от нацистской оккупации, но только они (и еще разве что ученые-историки) знают то, о чем многие на Западе уже забыли: немецкий Вермахт был побежден в основном не благодаря высадке союзников в Нормандии, а Красной Армией.

Ведь если бы большая часть немецких вооруженных сил не была скована в боях на восточном фронте, то никто бы сегодня не праздновал день высадки союзников в Нормандии.
Путина многие считают «первоклассным игроком в шахматы» и он, собственно, победил в первом раунде украинского кризиса. Несомненно, он сделал лучшее из того, что было возможно, столкнувшись с навязанным ему кризисом. Но только у США есть целый ряд пешек, которых нет у Путина. И это не только шахматная партия, а скорее — шахматная партия вместе с покером и русской рулеткой. США готовы идти на риск, в то время как более благоразумные российские лидеры предпочитают не рисковать… до тех пор, пока это возможно.

Возможно, самый необычный аспект всей этой головоломки — это раболепие «старой» Европы. По всей видимости, европейские лидеры, отбросив всю свою мудрость опыта прошлых войн и трагедий (и даже вопреки собственным интересам), готовы следовать за своими американскими защитниками хоть прямо к Апокалипсису.

Могло ли присутствие в Нормандии стремящегося к миру российского лидера на что-то повлиять? Ведь всё, что надо — это, чтобы масс-медиа говорили правду; чтобы Европа породила смелых и благоразумных лидеров; чтобы вся эта военная машина, плодящая фейки, наконец, стала барахлить — и настал бы час истины. Мирная Европа всё еще возможна, но надолго ли?
-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: