понедельник, 25 августа 2014 г.

Провокации как инструмент политики Запада (II)

Часть 1

Следствием провокации стало и развязывание Соединёнными Штатами войны против Вьетнама, начавшейся 5 августа 1964 года ударом американской авиации по базам северовьетнамских торпедных катеров и нефтехранилищу. Бомбардировка была подана мировой общественности как акция возмездия за нападение на два американских эсминца, будто бы случившееся 4 августа 1964 года. Между тем никакого нападения не было. Это засвидетельствовал капитан Джон Геррик, под оперативным контролем которого находились оба эсминца, а также подтвердили многие исследователи.

В год 50-летия начала войны во Вьетнаме в Америке разразился скандал: в распоряжение независимого исследователя Мэтью Эйда попал отчет, составленный в 2001 году сотрудником АНБ США Робертом Хейньоком. В нем утверждается, что офицеры разведки фальсифицировали данные об инциденте в Тонкинском заливе. Ценой подлога стала гибель в той войне 58 тысяч американских и 250 тысяч вьетнамских солдат. Выяснилось, что АНБ хранило эту информацию в тайне из опасения, что открытый доступ к ней повлечет за собой новую волну критики в адрес американских разведслужб в связи со второй войной в Ираке.

Предлогом нового нападения на эту арабскую страну стала провокационная информация о якобы состоявшейся урановой сделке Ирака с Нигером. Хотя проверка, предпринятая группой в составе представителей ЦРУ, Госдепа и Министерства обороны, специально посетивших Нигер, показала полную надуманность этой версии, маховик войны стал быстро раскручиваться. Надо сказать, что Британия с готовностью поддержала заокеанскую фальшивку. Американское «Урановое досье» она дополнила данными своей разведки о наличии орудия массового уничтожения в Ираке, основанными, как сообщил лондонской «Таймс» член парламента Адам Холлоуэй, на сведениях, полученных… от иракского таксиста. Результатом англо-американской провокации стали четыре с половиной тысячи гробов, покрытых звездно-полосатым флагом (в это число не входят свыше полутора тысяч погибших контрактников), около 400 могил союзников по антииракской коалиции, вырытых от Британии до Грузии (данные на июль 2010 года), и бесчисленные потери народа Ирака, где по сей день идет война и льется кровь.

В однополярном мире провокация стала одним из главных инструментов политики глобального гегемона. Достаточно вспомнить провокацию 5 февраля 1994 года на рынке Маркале в Сараево, где во взрыве мины, запущенной, как доказали специалисты по баллистике, с позиций босняков, обвинили сербов, и под давлением они были вынуждены отвести тяжелую артиллерию на 20 километров от города. Провокацию повторили в августе следующего года. На рынке взорвалось уже пять мин. Как заявил недавно в Гаагском трибунале Радован Караджич, босняки свозили к месту взрыва трупы с фронта, чтобы создать впечатление массовости жертв минометных обстрелов. Взрывы стали поводом для прямого вмешательства США и их союзников по НАТО в войну против боснийских сербов.

Провокации становятся все более изощренными. А с появлением Интернета – все более экономичными. На первый киевский майдан и «персиковую революцию» в Киргизии Штаты потратили всего 110 миллионов долларов (цифра, названная авторами французского документального фильма «Революция.com. США. Завоевание Востока»). Технологии провокаций развиваются едва ли не быстрее, чем технологии в сфере военной промышленности. В последнем десятилетии прошлого века было испытано такое изобретение, как «невидимые снайперы» - спусковой крючок для взрыва негодующих масс. В Йемене в 2011 году во время мирной демонстрации огнем снайперов убиты 17 демонстрантов. В убийстве обвинили правительственные спецслужбы, и все закончилось правительственным переворотом. В Тунисе в 2011 году жертвами огня снайперов стали 24 человека. Буря возмущения – президент и правительство бежали… В Ливии, Египте, Сирии – все те же невидимые снайперы. И эти же таинственные стрелки появляются на улицах Киева в феврале 2014 года. Стреляют в спецназ и в демонстрантов. Виновным объявляют «кровавый режим Януковича». Те, кто совершили переворот и пришли к власти, делают всё, чтобы «невидимые снайперы» остались неизвестны…

И еще одна технологическая особенность провокаций связана со временем. Между провокацией и ее разоблачением проходит определенный срок (причем провокаторы делают максимум для того, чтобы максимально его растянуть). За этот период они формируют союз государств, вооруженные силы которых примут участие в агрессии или разного рода санкциях, применяемых по отношению к стране-мишени, или возьмут на себя часть расходов по проведению военных операций. Так было в Югославии, так было в Ливии, так было в Ираке, так было в Афганистане.

Куда нацелились натовские стратеги после Афганистана?

В августе британский премьер Дэвид Кэмерон направил письмо главам государств и правительств всех государств Атлантического блока. В письме говорится, что натовская миссия в Афганистане подходит к концу, и теперь альянс должен вернуться к исходному смыслу своего существования – сдерживанию России…

Libido dominandi, похоть властвования, порок, в котором обвинял европейцев еще Блаженный Августин, не только не изжит Западом, но приобрел формы, угрожающие всему миру.

Для «сдерживания» России» годятся все средства. И, конечно, провокации. Ещё не получен исчерпывающий ответ на вопрос, кто сбил в небе над Донецком малайзийский «Боинг», но уже можно предположить, для чего была осуществлена эта кровавая провокация: для того чтобы обвинить в гибели почти трехсот пассажиров Россию. Или русских, живущих на юго-востоке Украины. При этом на Западе ухитряются не замечать сотни жертв «антитеррористической операции» киевского режима, уничтожающего мирных жителей фосфорными бомбами, тяжелой артиллерией, системами «Град», баллистическими ракетами… «Пусть они как можно больше убивают друг друга» - эта знаменитая фраза Трумэна в отношении русских и немцев, определявшая поведение Соединённых Штатов во Второй мировой войне вплоть до открытия второго фронта, вполне характеризует сегодня и политику англосаксонского Запада в отношении Русского мира. Прецедент, джентльмены…

Заметим при этом, что расследование катастрофы малайзийского «Боинга» явно тормозится. Уже ясно, что попытки доказать вину русских провалились, больше того – подозрения неизбежно падут на украинские власти. Поэтому теперь задача организаторов провокации пропагандистским шумом о «вине Москвы» заглушить все трезвые голоса. А главное, пока эксперты скажут свое слово (скорее всего, они не решатся указать виноватых, и их вердикт будет неопределенным), заставить европейские страны ввести в отношении России режим санкций и переложить на Европу хотя бы часть военных расходов. «Все члены НАТО, - призывает британский премьер, - должны начать тратить не менее 2% своего ВВП на оборону. Исходя из опыта своих действий в Афганистане, альянс должен оказывать более активную помощь своим партнерам в строительстве их вооруженных сил». При этом решается двойная задача: не допустить сближения между Россией и Европейским союзом и ослабить экономику европейских конкурентов США. Уже подсчитано, что общий ущерб от запрета на ввоз в Россию из стран Евросоюза сельскохозяйственной продукции в течение года может достичь 12 млрд. евро. Похоже, впрочем, что не все в ЕС готовы оплачивать такой ценой солидарность с мастерами провокаций международного класса.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: