понедельник, 5 ноября 2012 г.

Русские в эстонской политике: изгои или затворники?

Юрий Десятников.
СДПЭ
Интересуются ли русские внутриэстонской политикой и чем вызвана столь вялая реакция русской общественности на скандал с финансированием Партии реформ? Над этими двумя вопросами на прошлой неделе вдруг задумался Postimees, если судить по его онлайн-версии.

Говорить о том, что русские в Эстонии не интересуются происходящим в Эстонии, было бы неверно. Интересуются, и на кухонном уровне очень даже хорошо все обсуждается. Тем более, если учесть, что благодаря плодам цивилизации - таким, как интернет, «кухня» заметно увеличила свои размеры. Но вот что касается публичного высказывания своего мнения со стороны русскоязычных общественников и политиков, тут все куда сложнее и проблематичнее.

Возможно, одной из главных причин, подавивших желание представителей русского общества выступать с публичными заявлениями относительно происходящих в Эстонии процессов, является закрытость эстонского общества и нежелание последнего выслушивать мнение со стороны. За двадцать лет официальной пропаганды, вырисовывавшей в эстонском обществе русских как алкоголиков и наркоманов, бандитов и оккупантов, выстроенных под чутким руководством Кремля в пятую колону, любая критика правительства Эстонии и ее курса отождествляется с посягательством на эстонскую государственность. Тут же начинаются поиски «руки Москвы», рассуждения о восточной угрозе и прочее из богатого пропагандистского багажа официальных структур.

Фактически именно такая пропагандистская кампания как со стороны правящей коалиции, так и некоторых представителей «системной оппозиции», отбила у представителей русской общины высказывать публично свое мнение о происходящем в Эстонии. На общеполитической эстонской арене русские политики стали изгоями. Именно эстонские политики исключили русскую общину от обсуждения и хоть какого-то влияния на происходящие в Эстонии процессы. Что, впрочем, они последнее время и не скрывают, а даже ставят себе в заслугу.

Двадцать лет назад, 2/3 русской общины (а это где-то 15% от всего населения Эстонии) были исключены из политической жизни Эстонии, и за все прошедшее время ситуация принципиально не изменилась, и приближения изменений как-то не наблюдается, даже на горизонте. Не имея возможности повлиять на развитие Эстонии в демократическом направлении, русская община была вынуждена уйти в себя. Русские и русскоязычные политики замкнулись на «сугубо» русских вопросах, при этом их влияние с каждым годом уменьшалось, в том числе и на русскоязычный электорат.

Даже уход русскоязычных политиков в эстонские партии, в первую очередь в Центристскую, которую в последнее время официальный агитпроп частенько именует «русской партией», не очень что бы изменил ситуацию. Да, конечно, скандалы с финансированием ЦПЭ со стороны России, а также моральная поддержка российских политиков и деятелей культуры в предвыборный период центристов, подстегивают русскоязычного избирателя пройти и «правильно» проголосовать за спарринг-партнера Ансипа. Тем не менее, определяющим в политике Центристской партии, как было, так и осталось достопамятное высказывание Прийта Тообала. Даже сегодня, когда некоторые русскоязычные политики Центристской партии отчаянно бьются на «русском фронте», высказываться по общегосударственным вопросам они не спешат.

Конечно, никто кроме русских, русским вопросом в Эстонии заниматься не будет, но самоизоляция русской общины от эстонского государства приводит больше к негативным последствиям, чем дает пользы. Бесспорно, что внутреннюю жизнь общины русские должны обустраивать и регулировать самостоятельно, но мы не должны, по примеру эстонской общественности, ограждать себя железобетонной стеной, и тем более отстранять себя от попыток изменить нынешнюю парадигму, превалирующую в эстонском обществе. Проще всего сейчас поддаться популярному на «кухне»: «не мы загнали Эстонию в тупик, сами и расхлебывайте». Можно постоять в сторонке, можно, следуя традиции, вновь проголосовать за центристов, чему несказанно будут рады в Реформе. Вот только изменится ли от этого наша жизнь к лучшему? Приведет ли такое затворничество к решению насущных проблем и переменам в Эстонии.

Нынешняя бессмысленная, тупиковая ситуация как-никак устраивает правительственную коалицию, устраивает такое и властелинов Таллинна и Нарвы, даже так называемые «независимые» русские политики, занявшие свою нишу, довольны. Все, вроде как, при делах.

Сегодня русский политик в Эстонии, не боящийся называть вещи своими именами – это или изгой на политической арене, или затворник, «работающий» на сугубо «внутренний рынок» русской общины. Прослойку проинтегрированных подхалимов, от которых кроме «элагу валитсус!» ничего не услышишь, рассматривать не будем. И вопрос на сегодняшний момент состоит не в том, интересна русским внутриэстонская политика и местные политические скандалы или не интересна. А задуматься стоит над тем: «готова ли эстонская общественность выслушивать мнение, а порой и критику, от русских политиков по общим вопросам, без вешания ярлыков и поиска чьей-то там руки?».

Замкнутый круг, который очень сложно разорвать. И если не делать шага вперед, мы так и останемся на месте, там, куда Эстонию, вместе с нами, под чутким руководством Ансипа завела Партия реформ. Но этот шаг две части эстонского общества должны сделать вместе.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: