четверг, 15 ноября 2012 г.

Как должна выглядеть, политика Америки в отношении России во время второго президентского срока Барака Обамы

У Соединенных Штатов имеется определенный набор важных интересов в сфере безопасности, которые требуют постоянного сотрудничества с властями бывших советских республик. Главные из этих интересов – противодействие терроризму, уничтожение советского химического и биологического оружия, обеспечение безопасности ядерных и радиологических материалов, контроль над вооружениями, нераспространение и ответственный вывод сил США и НАТО из Афганистана. С учетом политического, экономического и военного влияния России на постсоветском пространстве, США было бы крайне затруднительно обеспечивать эти интересы без российского содействия. Если отношения с Россией будут осложняться, как это происходило после российско-грузинской войны августа 2008 года, эта задача станет просто невыполнимой. Проще говоря, пытаться «уменьшить» российское влияние в бывших советских республиках – это просто нереалистичная политика.

Хотя Россия по любым стандартам зачастую выглядит проблемным и трудным партнером, рост напряженности между ней и США не соответствует ни интересам Америки, ни интересам наших союзников. Не стоит забывать, что, когда США и Россия в плохих отношениях, расплачиваются за это, в конечном счете, другие страны в регионе. Провокационная, грубая и конфронтационная политика администрации Буша на постсоветском пространстве не способствовала безопасности союзников и клиентов США. Фактически, сильнее всего пострадали от антагонизма между США и Россией именно те режимы, которые старались сблизиться с Западом – например, правительство грузинского президента Михаила Саакашвили. Неудивительно, что в итоге на Украине, в Киргизии, а теперь и в Грузии пришли к власти правительства, которые трудно назвать «пророссийскими», но которые, при этом считают снижение напряженности в отношениях с Россией важным приоритетом.

США будут только отпугивать потенциальных партнеров, если примутся ставить соседей России перед жестким выбором между Москвой и Вашингтоном. Так как из-за неподдающихся изменению географических обстоятельств их собственные экономические и политические интересы зависят от хороших отношений с Москвой, многие из этих стран выберут Россию, если США заставят их выбирать. Опросы общественного мнения, проводившиеся Институтом Гэллапа в бывших советских республиках, показали, что многие респонденты выступают за хорошие отношения и с США, и с Россией, но при этом большинство опрошенных – зачастую подавляющее – склонно предпочитать хорошие отношения с Россией даже в ущерб связям с Америкой. Поэтому, если Америка хочет настроить против себя постсоветские страны, ей следует требовать от них «выбрать сторону».

Дискуссии внутри страны о политике в отношении России и прочих бывших советских республик осложняет нереалистичная и несостоятельная идея о том, что США должны не только противостоять влиянию России в ее постсоветском «ближнем зарубежье», но и его активно «уменьшать». Между тем, маловероятно, что Америка могла бы его уменьшить даже в идеальных обстоятельствах, а с учетом того, что США сейчас нужно сокращать свои внешнеполитические обязательства и экономить ресурсы, намного предпочтительнее была бы более скромная политика, нацеленная на конкретные результаты. Подобной политике следовало бы брать пример с подхода, которым руководствуются в двусторонних отношениях Турция и Россия, и фокусироваться на «разделении» тем: с взаимным уважением, но откровенно признавать области расхождений, и целенаправленно концентрироваться на таких вопросах, как давление на Иран, в которых поддержка или невмешательство России было бы крайне полезным.

США, Россия и ракеты. коллаж ИноСМИ
Несмотря на некоторые реальные улучшения в американо-российских отношениях, в основном связанные с так называемой перезагрузкой, между странами есть и всегда будут расхождения, которым нельзя позволять срывать сотрудничество по другим вопросам. Хотя США и Россия серьезно расходятся в вопросе о том, какой по масштабу и по сути должна быть реакция международного сообщества на гражданскую войну в Сирии, политика администрации Обамы тут ни при чем. Это лишь отражает давние отличия в том, как правительства двух стран смотрят на государственный суверенитет и военное вмешательство. «Демократическая» Россия ельцинских времен также активно выступала против гуманитарной интервенции в Югославию – она просто была слишком слабой и бедной, чтобы пытаться как-то предотвратить операцию. Другие традиционные предметы разногласий, с которыми в краткосрочной перспективе вряд ли могла бы хоть что-нибудь сделать даже самая идеальная политика, - это развитие европейской системы обороны от баллистических ракет и расширение НАТО. Предполагать, что эти проблемы можно будет разрешить в ближайшее время - значит поддаваться нереалистичным ожиданиям, что практически гарантированно приведет к разочарованию.

Хотя США не должны допускать, чтобы Россия или любая другая страна диктовала им свои политические приоритеты, нужно понимать, что чем больше мы фокусируемся на разногласиях, тем меньше Россия будет готова сотрудничать. Возможно, это неприятно и неудобно, однако в обозримом будущем ситуация вряд ли изменится. При этом если США перестанут так сильно подчеркивать расхождения, это может ограничить влияние трений по конкретным темам на другие области. Ради общих интересов безопасности США не должны позволять неизбежным проблемам заслонять ту пользу, которую Америка, наши союзники и Россия могут получить от продолжения сотрудничества и развития хороших отношений.

Хотя администрация заслуживает одобрения за разработку и проведение в жизнь концепции перезагрузки и за спокойный и рациональный подход, которому она в целом следовала в отношениях с Россией последние четыре года, второй срок Обамы может начаться с принятия Акта об ответственности и верховенстве закона имени Сергея Магнитского, который прямо противоречит идее разделения тем. В вопросе о российской политике администрация стоит перед выбором: либо продолжать сотрудничество, которое приносит ощутимые, но не достаточно удовлетворяющие с эмоциональной точки зрения результаты, либо увлекаться громкой риторикой, которая нравится внутренней аудитории, но не помогает продвижению конкретных американских интересов. Мы предпочли бы первое, но выбор в любом случае существует. Как наглядно показали последние 20 лет, Россию невозможно просто заставить подчиняться американским политическим приоритетам. Путин и его команда готовы заключать только те сделки, которые, на их взгляд, соответствуют их собственным интересам.
------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: