среда, 21 ноября 2012 г.

Наши «ценности» и ЦРУ: взболтать, но не смешивать

Почему грешки директора ЦРУ раздражают нас больше, чем методы работы его службы?

Совершенно очевидно, что Джеймс Бонд является социопатом, человеком, склонным к антиобщественным поступкам. Он с легкостью, даже с азартом лишает людей жизни и уничтожает их собственность. Он меняет женщин, как перчатки. Конечно, он делает все это, находясь на службе Ее Величества и защищая интересы своей страны, поэтому мы прощаем агенту 007 его пренебрежение многими из тех ценностей, которыми мы так дорожим. Кроме того, он всегда ведет себя подчеркнуто элегантно, носит безупречно сшитый костюм, а каждый смертельный выстрел сопровождает тонкой остротой. Вследствие всего этого Джеймс Бонд вот уже 50 лет является одним из тех культовых киногероев, которых обожают и мужчины и женщины, причем первые хотят походить на них, а вторые - иметь такого человека своим спутником жизни.

Даже в последней картине саги - «007: Координаты "Скайфолл"» - вышедшей на экраны американских кинотеатров на прошлой неделе, Дэниел Крейг (Daniel Craig), чей Бонд, наверное, лучший и наиболее человечный из всех, показанных в фильмах, снятых по мотивам шпионских романов Яна Флеминга (Ian Fleming), испытывает беспокойство и угрызения совести не от своих поступков, а скорее потому, что просто устал от всей этой кровавой бойни, которую он все время вынужден развязывать и доводить до конца. Похоже, его поведение нам нравится, так как картина уже собрала в прокате более полумиллиарда долларов и, наверное, установит рекорд по кассовым сборам среди фильмов данной серии.

Между тем, вопрос следует поставить по-другому. За что мы любим Бонда? За его скоростные машины и яхты, поездки по всему миру и шикарный стиль жизни (а он, похоже, является единственным человеком в мире, способным гарантированно найти такие казино, в которых царит великосветская атмосфера и играет элегантная публика, а не пожилые толстые неудачники, дергающие за ручки игральных автоматов)?. Или нам все же нравится то, что он может безнаказанно убивать людей и взрывать здания, что ему все сходит с рук?

Подобные фильмы уводят нас от окружающей действительности, переносят в некую параллельную реальность, где все нормы морали отброшены, кроме, возможно, тех, которые не входят в противоречие с сюжетом и не мешают развлекать зрителя. На самом деле, такие картины воспевают патриотизм, представляющий собой, в конечном итоге, не более чем пропуск в тот мир, где Бонд имеет лицензию на убийство, возможность влюбляться в женщин и бросать их, а также разрывать пассажирские поезда на части ковшом экскаватора. С точки зрения реальности, все, что происходит на экране, выглядит абсурдным, противоречащим здравому смыслу. Между тем, в реальной жизни возникают еще более нелепые и дикие ситуации.

Это стало ясно, когда настоящий шеф всех американских шпионов попал в заголовки газет как раз из-за такого поведения, какое мы прощаем Бонду. Данное событие вызвало шумиху в прессе, способную затмить эффект от любой рекламной кампании шпионского фильма, даже впечатление от трюка, придуманного организаторами церемонии открытия лондонской Олимпиады, по замыслу которых двойники королевы и Крейга в роли агента 007 спустились на олимпийский стадион на парашютах. Сегодня все уже знают, что Дэвид Петреус (David Petraeus), один из наиболее известных и уважаемых американских генералов послевоенного периода, был вынужден уйти с поста директора ЦРУ из-за любовной связи с обольстительной журналисткой, пишущей биографию военного. (Обольстительность, конечно, понятие относительное, и, судя по внешности большинства женщин-биографов, планка тут не так уж высока, однако у любовницы Петреуса Полы Бродуэлл (Paula Broadwell) действительно очень красивые и ухоженные руки, ведь это признали все женщины, с которыми я советовался по данному вопросу.) Ссылаясь на принципы, генерал подал в отставку, чтобы не запятнать ту должность, которую занимал.

Сегодня многие из тех людей, которых я знаю и уважаю, находят Петреуса умным и способным человеком, достойным восхищения. Однако сам факт того, что нарушение чьих-то «принципов» привело к его отставке, выглядит смешным. Более того, даже мысль о том, что любовная связь директора ЦРУ может вызвать общенациональный скандал в то время, как повседневная деятельность его службы не вызывает никаких нареканий, кажется нелепой, подчас просто оскорбительной.

Здесь, очевидно, имеет место некое самодовольство, а не защита ценностей. Как известно, многие из предшественников Петреуса имели любовниц, впрочем, как и их боссы и коллеги в Белом доме и на Капитолийском холме. Периодически подобные любовные интрижки приводят к скандалам, как это случилось с Петреусом или, например, с Биллом Клинтоном, однако, как правило, на такие внебрачные связи не обращают большого внимания. В результате невольно приходишь к выводу, что за подобными скандалами стоит нечто, совсем отличное от желания защитить моральные устои общества. Между тем, тот факт, что список государственных и общественных деятелей, чью карьеру разрушила супружеская измена - вспомните, например, Джона Эдвардса (John Edwards) - сильно пополнился за последнее время, вызывает замешательство, даже насмешки у жителей других стран, которые почему-то придерживаются странного мнения о том, что частная жизнь государственных служащих, если она не влияет на исполнение ими своих служебных обязанностей, должна оставаться частной.

Ни для кого не является новостью то, что американцы уже давно предпочитают идти своим курсом, отличным от того, который выбирают другие нации. В каждом из нас есть некая пуританская жилка, которую мы возвели в своем сознании до черты, определяющей национальный тип характера. Именно присущее американцам ощущение своей исключительности и превратило супружескую измену Петреуса из анекдотического эпизода в проблему всемирного масштаба.

В действительности возмущаться нужно по другому поводу. Почему, когда шеф ЦРУ спит с женщиной, не являющейся его женой, это вызывает общенациональный скандал, а когда возглавляемая им служба разрабатывает программу ракетных ударов с использованием беспилотных летательных аппаратов, серьезно нарушающую суверенитет других стран, составляет «списки людей, подлежащих уничтожению», и приводит приговоры в исполнение такими методами, по сравнению с которыми самые вопиющие поступки Джеймса Бонда кажутся детскими играми, общественность молчит?

Наши моральные ценности, похоже, являются еще более искаженными и уродливыми, чем те, которые исповедует агент 007. Он, по крайней мере, не выглядит таким чудовищным лицемером. Некоторые здравомыслящие люди уже давно удивляются тому, что Конгресс счел правильным начать процедуру импичмента против Билла Клинтона на основании его вполне тривиальных грешков, но в то же время ни разу не выступил против Джорджа Буша-младшего, который совершил гораздо более серьезные проступки, граничащие с преступлением, отдав, к примеру, распоряжение о вторжении в Ирак. Похоже, мы превратились в нацию, которая готова мириться с нарушениями закона, убийством невинных людей и нерациональным использованием государственных средств, если архитекторы подобной вопиющей политики держат себя в руках, контролируя свои сексуальные инстинкты.

Кто сказал, что нас портит Голливуд, искажая наши ценности? По-моему, в этом плане мы можем дать сто очков вперед любому известному сценаристу. Мы делаем это сами, причем без тех обаятельных улыбок и остроумных замечаний, которые заставляют зрителей прощать подобные «шалости» киногероям вроде Джеймса Бонда.
Большая разница. Джеймс Бонд.


------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: