воскресенье, 25 ноября 2012 г.

Борис Стругацкий: «Историческое развитие не определяется никакими начальниками»

Борис Стругацкий ушел, кажется, на пике активности. Несмотря на свой почтенный возраст, он регулярно отвечал на вопросы читателей на официальном сайте – все последние полтора десятка лет. «Русский репортер» публикует отрывки одного из последних, а возможно, и последнего интервью с ним.


– Какими пятью прилагательными вы бы охарактеризовали современную Россию?

– Пятью? Не маловато ли будет? Лучше вот что, лучше я вам просто скажу, что такое современная Россия. Современная Россия – это огромная страна на перепутье истории. Это в одну реку, как известно, нельзя войти дважды, а в одну трясину и дважды можно войти, и трижды. Потому что река течет, а трясина пребывает в неподвижности, мы всё тщимся выбраться из нее, пройти как-то посуху, краем, а нас снова и снова сносит в болото, в наше привычное местопребывание, будто ни на что другое мы не способны.

Пятьсот лет рабства и холопства за плечами, пятьсот лет мы твердим, как проклятые: «начальству виднее», «порядок важней свободы», «хорош царь, да немилостив псарь». А когда вдруг раз в сто лет открывается нам вроде бы дорога посуху, как все нормальные народы ходят – свобода там, демократия, конкуренция – нами словно корчи овладевают: не хотим, холодно, сквозняки, придется брать на себя ответственность, придется решения принимать, выбор делать, рисковать придется, учиться зависеть от себя самого, а не от господина начальника… Да провалитесь вы все с вашей свободой! Отцы, деды под начальством ходили, и мы походим, ноги не отсохнут… Год, два – и вот мы уже снова в привычных местах: трясина, застой, начальство столбом вьется, поедом ест, но зато – порядок! Тихо. Еще лет на дцать, пока нефть не кончится.

Но это у нас пока только в перспективе. Край болота виднеется «за поворотом в глубине», и уже сносит, сносит уже в трясину помаленьку, но пока еще мы не там. Видна пока дорога туда, где никогда мы еще не бывали. Перекресток. Точка бифуркации. Как в 17-м. Как в 90-м. И выбирает, между прочим, народ. Сам. Лично. Равнодействующая миллионов воль. Стабильность или прогресс? Свобода или порядок? Как лучше или как всегда?

– Описанное в какой из ваших с братом книг более всего напоминает происходящее сейчас? Мне кажется, что это «Гадкие лебеди». Но вот вопрос: стал бы Банев помогать мокрецам, если бы вы писали эту книгу сейчас?

– Происходящее более всего напоминает мне этакий коктейль из «Хищных вещей века» и четвертой части «Града обреченного». «Гадких лебедей» я вокруг себя не наблюдаю – ни обстановки повести, ни тем более самих гадких лебедей. Впрочем, если бы они у нас случились, сегодняшний Банев безусловно стал бы им помогать. Совершенно не вижу, что могло бы заставить его отказаться помогать будущему.

– Путин как главный начальник современного российского общества – он кто, на ваш взгляд, тот, кто воспользовался леностью масс для получения власти, или тот, кто при приходе к власти действительно ставил своей целью какие-то позитивные изменения в обществе? И, с точки зрения исторического развития, что важнее в таких «начальниках»: чтобы у них благие намерения что-то изменить просто наличествовали, либо же чтобы видение лучшего будущего базировалось не на спорных примерах из прошлого?

– Боюсь, что с точки зрения исторического развития ответы на все эти вопросы не играют существенной роли. Историческое развитие не определяется никакими начальниками. Начальники способны управлять лишь частностями. Более жесткий режим власти установлен или менее. Труднее стало жить большинству или легче. Кому даны привилегии, а у кого отняты. Конечно, для нас с вами и для огромного большинства эти частности чрезвычайно важны. Они определяют «лицо» нашей жизни: насколько оно «человеческое», это лицо. Но ход истории такими частностями ни ускоряется, ни замедляется.

Никакому начальнику не дано повернуть направление этой равнодействующей или изменить ход истории. Испортить жизнь своему поколению, пустить ему кровь, оболванить заманчивыми лозунгами или, наоборот, ввести несколько разумных законов, поощряющих прогресс экономики и культуры, – это, собственно, все, что доступно начальнику. А ход истории потом определит, что из предпринятого согласуется с направлением равнодействующей миллионов воль, а что в струю не попадает. Первое – сохранится (по крайней мере, некоторое время), второе – сгинет под катком истории. Законы же формирования и функционирования равнодействующей остаются, по-моему, тайной за семью печатями и до сих пор.

– Какой порок современного общества вы считаете самым опасным и почему?

– Стремление людей к власти. Это порождает столько лжи, ненависти, предательств и прочих мерзостей духа, что, безусловно, заслуживает поганого звания «порока всех пороков».

– Кто больше нуждается в спасении – планета или ее население?

– По-моему, планета. Население – приспособится.
Отель У погибшего альпиниста
Страна: СССР
Студия: Таллинфильм
Жанр: фантастика, детектив, советское кино
Год выпуска: 1979

Описание:
По срочному вызову в отель "У погибшего альпиниста" приезжает инспектор Глебски. Немногочисленные постояльцы напуганы до смерти. Однако Глебски не обнаруживает никакого состава преступления. Снежная лавина отрезает ему путь в город. Инспектор остается в отеле и окaзывaeтcя в caмом цeнтре шокирующих cобытий. Вскоре в одном из номеров он обнаруживает труп. Занимаясь поисками убийцы, инспектор постепенно откpывaeт для себя ужacныe тaйны, котоpыe хpaнит отeль...

Фильм-загадка, фильм-сфинкс, фильм-вызов. Удивительная фантастико-мистическая атмосфера, затягивающая в таинственный мир. Гениальная операторская работа. Мощный и интересный саундтрек известного эстонского композитора Свена Грюнберга. По воздействию этот суперпопулярный в конце 1970-х гг. фильм можно сравнить с романами писателя-фантаста Филиппа Дика.



------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: