вторник, 25 декабря 2012 г.

Частные фирмы скоро привлекут к государственной обороне

Департамент оборонных ресурсов составляет базу данных, где будет собрана вся информация о технике и товарах частных фирм, которые могли бы потребоваться в кризис.

В кризисной или военной ситуации одной из проб­лем станет транспортировка грузов, а также перевозка военнослужащих и гражданских лиц, поэтому многое будет зависеть от готовности предприятий автотранспорта к чрезвычайной ситуации. На фото — новые автобусы, курсирующие по маршруту Таллинн-Тарту фирмы Sebe, которая в собирается принять участие в учениях Сил обороны
«Несколько недель назад поступило письмо из Министерства обороны (оттуда позднее сообщили, что письмо пришло не от них, а из Департамента оборонных ресурсов. — М. С.), в котором нас спрашивали о состоянии наших складских запасов», — сказал председатель правления оптового склада Kaupmees & Ko Март Рельве.

«Первый раз мы общались с Министерством обороны примерно год назад, после чего немного изменили и откорректировали свои компьютерные программы, чтобы из результатов своих обычных инвентаризаций выделить информацию, которую запросило министерство», — сообщила директор по маркетингу и коммуникациям Prisma Peremarket Кадри Лайнас.

«В первой половине нового года мы будем участвовать в теоретических курсах, где будут рассматриваться правовые основы и законодательная база, а в сентябре, когда будут проходить масштабные учения Сил обороны, выставим уже своих людей и свои автобусы», — сказал председатель правления автобусной фирмы Sebe Кулдар Вяэрси.

Во всех этих трех случаях речь идет об одном специфичном и новом для Эстонии явлении — об оборонных повинностях. Проще говоря, речь идет о том, что произойдет, если наступит день Х, и в Эстонии разразится война: как к этому должен подготовиться частный сектор, какие приготовления частные фирмы должны провести в мирное время и как должны вести себя во время войны.

Следует отметить, что речь идет об области, опечатанной всевозможными штампами типа «для служебного пользования», «конфиденциально», «секретно» и «совершенно секретно». В Госконтроле уже близится к концу соответствующий аудит, но и он не будет обнародован.

Общая вступительная часть аудита предназначена для служебного пользования, а разные приложения отмечены более строгими печатями. Но кое-что все-таки известно.

Закон принят в 1995 году
Прежде всего, следует сказать, что дела с гособоронными повинностями в Эстонии обстоят неважно. Соответствующий закон был принят еще в 1995 году, однако его никогда не внедряли и не исполняли. Лишь в последние годы началось какое-то движение в воп­росе воинских повинностей.

Существующая на бумаге, но никогда не функционировавшая в Эстонии система очень похожа на ту, что действует в Финляндии. И это понятно, потому что 17-18 лет назад у нас писали законы, учась на примере северных соседей.

В Финляндии повинности и участие частного сектора в подготовке государственной обороны — это действительно очень детальная, сформировавшаяся за многие десятилетия практики система, в которой государство имеет чрезвычайно много прав.

У них, например, при выдаче лицензии у любого предприятия могут потребовать, чтобы в мирное время оно подготовило определенное количество людей, которые во время военных действий могли бы ремонтировать какую-то технику. Или предложить временные налоговые льготы с условием, что предприятие приобретет определенную технику, которая может понадобиться во время войны.

Между прочим, исходя из этого же принципа, в Финляндии предлагают налоговые льготы и обычным гражданам для покупки автомобилей-внедорожников.

Дело может доходить даже до таких нюансов, что когда в Финляндии какое-то ведомство покупает пачку копировальной бумаги, для продавца этому сопутствует договорное обязательство — в случае войны он должен суметь обеспечить поставку такого же количества такой же бумаги.

Всего этого Эстония сделать не сможет.
«Если бы мы захотели один к одному скопировать финскую систему, то в некоторых рейтингах свободы предпринимательства Эстония с грохотом полетела бы вниз, а этого мы не хотим», — сказал заведующий отделом оборонной готовности и операций Министерства обороны Рихо Рынгелеп.

Но дело даже не в рейтинговых таблицах — дело в том, что это невозможно и по сути, поскольку потребует изменения почти всей нашей правовой системы, начиная с вещного и обязательственного права и заканчивая Законом о государственных поставках.

«Из-за одних только международных договоров сейчас ни одно государство в мире не смогло бы с нуля построить систему, подобную финской, — сказал Рихо Рынгелеп. По­этому Эстония избрала другой путь: не руководствоваться стопроцентно примером Финляндии, а перенять ее модель частично.

В основе воинских повинностей — потребности обороны, и в первом квартале этого года оборонительные войска Эстонии впервые представили соответствующую объединенную программу: что нужно, сколько и где.

Между прочим, создание такой общей программы вписано и в упомянутый закон, который был принят в 1995 году, но, как уже было сказано, на самом деле не выполнялся.

Департамент оборонных ресурсов занялся еще одним важным делом — начал сбор данных для создания базы данных гражданских ресурсов. Техническое решение готово, сотням фирм уже сделаны запросы насчет хранящихся на их складах техники и товаров. К марту следующего года будет готово и положение о соответствующей базе данных.

В принципе это могла бы быть создана база данных, доступ к которой имели бы все госучреждения, которая содержала бы данные о тысячах частных фирм Эстонии: сколько муки есть у них на складе, сколько килограммов белья они способны выстирать за сутки, сколько кранов и бульдозеров у них есть, и где они стоят, где расположены артезианские скважины и электросоединения.

Пока добровольно
Кроме того, Министерство обороны уточняет, что данные собираются не по всем эстонским предприятиям, а только по тем, которые могут быть полезны для обороны государства. Если возникнет конфликт — несколько ведомств будут претендовать на один и тот же ресурс, то им предстоит договориться, кто и сколько получит.

До сих пор занесение информации частных фирм в базу данных происходило на добровольной основе.

«Мы не спрашивали, должны ли мы давать такую информацию, мы не считаем рабочие часы, мы стараемся сотрудничать», — сказала руководитель по маркетингу и коммуникациям Prisma Кадри Лайнас.

В следующем году государство планирует предоставить чиновникам Департамента оборонных ресурсов (ДОР) права аналогичные инспекторам Налогово-таможенного департамента, что означает, что выдача информации станет для частного сектора обязательной, отвечать на запросы ДОР станет обязательным.

Кроме данных об учете товаров, техники и услуг, фирмы будут давать также определенную информацию о своем персонале. Это логично, поскольку, если поставить какой-то фирме задачу переместить десять самосвалов, скажем, на сборный пункт в Тапа, то записи в базе данных об их наличии мало, нужна также информация об имеющихся водителях, которые сядут за руль этих автомашин.

Точно так же может возникнуть вопрос, кто в случае ЧП выключит, скажем, сигнализацию склада с мукой или кто откроет и закроет артезианскую скважину.

Дело в том, что если разразиться война, то многие мужчины будет мобилизованы, и что тогда толку от возложенной на фирму обязанности передать краны в распоряжение государства, если водители этих кранов в это время уже копают окопы где-то в Синимяэд.

Поэтому приходится увязывать между собой накладываемые на фирмы обязательства и мобилизационные требования, чтобы не планировать использование одних и тех же людей дважды.

Начальник отдела Министерства обороны Рынгелеп рассказал, как в прошлом году они провели работу с учреждениями внутренней безопасности, чтобы люди, работающие там, которые в случае вой­ны и кризиса там и останутся, не попали бы под мобилизацию.

В этом году аналогичную работу провели в госучреждениях. В соответствии с новым Законом о службе в Силах обороны, который вступает в силу 1 апреля 2013 года, будут освобождены от мобилизации те, кто предоставляет жизненно важные услуги, и те работники обремененных госповинностью частных фирм, которые способствуют получению необходимых для обороны страны товаров и услуг.

До сих пор все это — создание инфобазы, участие частных фирм в учениях по обороне государства, учет персонала — происходило на добровольных началах.

Министерство обороны также отметило, что оно старается никого не пугать и хочет, чтобы еще до того, как система заработает на полную мощность и представление данных для нее станет обязательным, оно хочет сгладить все острые углы.
------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: