понедельник, 17 декабря 2012 г.

Наши "параллельные прямые" пересекутся нескоро

Игорь Калакаускас
«Что делать с русскими?» Этим вопросом, наверно, задавался хотя бы раз в жизни каждый эстонец. Не исключаю, что не только эстонец, но так широко и глубоко я эту тему рассматривать не намерен, ограничусь пределами нашего государства. Предлагаю также принять за основу утверждение, что под русскими мы будем понимать условно всех иноязычных, занесенных в Эстонию ветром истории с начала 40-х до конца 80-х годов прошлого столетия и их потомков. Не будем делать лирических отступлений для отчаянно интегрирующихся «русских по требованию»: их количество столь невелико, что раздающийся время от времени из их рядов голос чаще всего бывает тише того эха, который начинает предсказуемо раскатываться по местным медиа сразу, как только они этот голос подают.

В какую колонну пристроить эти вяло интегрирующиеся, не слишком пылко любящие Эстонию массы? Уж в какое только количество социальных экспериментов не были вовлечены неэстонцы, каким только образом их не «переплетали» и не «погружали»! И всякий раз выясняется, что усилия оказываются потраченными если не впустую, то с чрезвычайно низким коэффициентом полезного действия.

Поскольку сам я никак не могу отнести себя к титульной нации, то могу с полной уверенностью сказать, что на протяжении последних двадцати лет постоянно чувствую себя некоей «лабораторной мышью». Правда, в отличие от упомянутого грызуна, вполне даже свободен в передвижении и относительно свободен в выборе друзей, попутчиков и партнеров.

Жизнь тех, кому не посчастливилось родиться погруженным в «правильную среду» (имею в виду часто упоминаемое в медиа «эстонское инфополе»), проходит в Эстонии вопреки всем стараниям самых искренних апологетов интеграции. Несмотря на всевозможные «ловушки» и «заманухи», с большой любовью ими расставленные в местах нашего скопления, мы умудряемся их обойти. Иногда даже с потерей для самих себя.

Знаю огромное количество местных русских, не только выучивших государственный язык, но и работающих бок о бок с эстонцами. Практически никто из них не стал вхож в семьи эстонцев, ни для кого из них не открылись «заветные двери» в сокровенные для каждого эстонца темы. Они все равно не стали до конца «своими», хотя некоторые очень стараются (одна знакомая местная русская дама даже со своей собакой разговаривает на эстонском – но понимает ее решение только сама четвероногая любимица).

Совершенно не удивился, когда представители эстонской элиты (я бы поспорил насчет точности определения «элита», но – не суть) оказались недавно за одним столом с президентом, чтобы обсудить складывающуюся в стране общественную ситуацию, и никому не пришло в голову позвать русских (или хотя бы задать вопрос, почему их не позвали). Мне кажется, причина отсутствия представителей крупнейшего в республике национального меньшинства объясняется довольно банально: ни у кого из организаторов встречи не оказалось под рукой телефона! В смысле не аппарата, а номера, который можно было бы набрать. Иначе говоря, номера-то какие-то кому-то известны (я знаю точно, кому известны все наши номера и их время от времени набирают, но приглашают совсем на другие встречи), но никто не сможет объяснить, почему именно этого или какого-то другого человека звать на прием к главе государства стоило бы, а кого-то – нет. По всей видимости, чтобы никого не обидеть, решили, как всегда, никого и не звать.

Как раз сегодня имел удовольствие пообщаться с одним неглупым журналистом-латышом, который с гордостью заявил мне, что никогда ни читает русскоязычные информационные порталы Латвии. Он не настолько не любопытен, не русофоб, свободно изъясняется по-русски, но то, что пишут русские журналисты и блогеры, ему совершенно неинтересно. Абсолютно. Он живет в своем медийном пространстве, очень доволен собой и не видит смысла что-то менять в своей жизни.

Возвращаясь в наши просторы, хочу заметить, что самоисключение русских из эстонского медиапространства во многом является преувеличенным утверждением. Значительная часть неэстонцев, в целом, вполне даже «в теме». То, что владеющие государственным языком (а их среди русских стало заметно больше) не бросаются комментировать новости на эстоноязычных порталах, говорит прежде всего о том, что они не видят в этом никакой необходимости. Хотя бы потому, что совершенно очевидно: эстоноязычная часть нашего общества пока не готова слушать то, что говорят русские. Для того, чтобы в этом убедиться, совершенно необязательно проводить какие-то исследования и замеры общественной активности: доказательства этого утверждения мы встречаем практически ежедневно и в самых разных сферах.

Эстонское государство в период своего восстановления по сути лишило значительную часть населения гражданства без какого-то вразумительного юридического объяснения. Официальные сайты некоторых государственных учреждений имеют перевод на английский, но обходятся без хотя бы минимальных пояснений на русском. Методично и планомерно сворачиваемое русскоязычное школьное образование происходит на фоне отсутствия попыток систематизировать и поднять на качественно новый уровень обучение эстонскому языку. Практически никак не аргументированный отказ правительства предоставить закрепленное в законе право нескольким муниципальным русским гимназиям вести обучение на эстонском в меньшем объеме. Полное безразличие со стороны первой леди страны к русской девушке, отправившейся в Лас-Вегас защищать честь Эстонии на всемирном конкурсе красавиц и вынужденной самой придумывать стилизованное под национальное платье.

Это лишь некоторые штрихи к той картине, которая стала нашей действительностью. Каждый по отдельности этот штрих выглядит незначительным, но их количество уже давно выстроилось во вполне четкое и недвусмысленное панно, штрих-код которого для местных русских является «мессиджем» известного содержания. Никаких иллюзий мы не испытываем, понимая, что могло быть и хуже. Большинство из нас осознает, что жаловаться некому, рассчитывать можно только на самих себя. И только единицы заглядывают иногда в свои электронные ящики в надежде найти там приглашение из государственной канцелярии на обсуждение важных тем. Эти приглашения еще долго там не появятся, но это совершенно не повод обижаться. «Никогда и ничего не просите. Сами предложат и сами все дадут!» Займитесь пока другими – более важными делами.
------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: