четверг, 21 ноября 2013 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Подготовка к войне - Германские агенты в Британии, Недооцененный, но опасный враг, Граф Юрек Сосновский, Польские агенты на содержании у немцев

продолжение...

Ответственность за странный пожар Рейхстага в феврале 1933 г.
возлагалась нацистами на коммунистов, а коммунистами –
на поджигателей, действовавших по наущению СС
Германские агенты в Британии

Посольство Германии в Лондоне, а также местное отделение «Организации аусланд» стали активными центрами шпионажа и даже знали – хотя это считалось секретом, – где расположено министерство информации. И это при том, что, когда требовалось узнать адрес британской организации, о которой никто и не слышал, звонили обычно в германское посольство!

Причина того, что германские разведслужбы столь уютно чувствовали себя в Британии до 1939 г., заключалась в том, что немецкие агенты работали в этой стране задолго до Гитлера. В 1932 г. отдел перехвата писем вскрыл подозрительное письмо, адресованное кадету Военно-морской академии в Сандхерсте, лейтенанту Норманну Бейли-Стюарту. В конверте обнаружились 50 фунтов стерлингов и записка от подруги в Германии. Письма с деньгами продолжали поступать, и в январе 1933 г. Бейли-Стюарт был вызван в МИ-5. Его обвинили в том, что, находясь в Нидерландах, он передал своим нанимателям из абвера информацию по британским танкам и вооружениям. Бейли-Стюарт отверг обвинения, но тем не менее был отдан под суд, признан виновным и получил пять лет заключения за шпионаж. Факт предательства родины молодым офицером шокировал британцев. Но за Бейли-Стюартом последовали другие. Германские агенты в Британии выдавали себя за журналистов или служащих полуправительственных организаций. Максу Найту, возглавившему специальный отдел МИ-5, оставалось только наблюдать за шпионами. В мае 1939 г. сэр Сэмюел Хор, министр внутренних дел королевства, выслал из страны шестерых видных немецких журналистов, заподозренных в шпионаже.

В 1935 г. хозяйка пансионата в Бродстэрсе, графство Кент, заявила о том, что проживавший у нее гость-иностранец уехал, не оплатив счет. Полиция предприняла расследование. Обнаруженные в комнате жильца бумаги показались полицейским подозрительными. Прибывшие на место представитель особого отдела и офицер МИ-5 Эдвард Хинчли-Кук нашли карты, диаграммы и всевозможные документы, имеющие отношение к британским ВВС и аэродромам в Южной Англии. Сам же «гость» оказался доктором Германом Герцем, сотрудником абвера с 1931 г., прибывшим в Британию с заданием собрать информацию по британским аэродромам. Сопровождавшая Герца «племянница» Марианна была его помощницей и секретаршей. 8 ноября 1935 г. Герц вернулся в Харидж, графство Эссекс, где был незамедлительно арестован и препровожден в Бродстэрс. Немец настаивал, что со счетом произошло досадное недоразумение, а собранные документы он собирался использовать при написании романа. Судья Центрального уголовного суда не поверил Герцу, и в марте 1936 г. немец получил три года тюремного заключения.

Риббентроп, посол Германии в Британии.
На снимке 30 октября 1936 г. он в цилиндре и белых
перчатках после аудиенции у короля Эдуарда VIII
Недооцененный, но опасный враг

Немецкий шпион, никогда не оставлявший неоплаченных счетов, барон Роберт Трек прибыл в Британию в начале 1936 г. со своей любовницей, баронессой Виолеттой фон Шредерс. Богатый гость снял два загородных дома и один городской по адресу: Шейн-Уок, 12, в окружении лондонского политического истеблишмента. Одна из его загородных усадеб, Лакингтон-Мэнор, находилась по соседству с поместьем сэра Стюарта Мензиса. Знакомство с сэром Стюартом позволило барону присутствовать на охоте Бофорта, мероприятии, патронируемом его высочеством принцем Уэльским. Мензис полагал, что Трек является агентом абвера и послан в Британию для поддержания связи и оказания влияния на принца.

20 января 1936 г. умер король Георг V. Одним из первых будущего короля Эдуарда поздравил личный эмиссар Гитлера, князь Кобург. Эдуард VIII оказал серьезную поддержку Германии во время мартовского 1936 г. Рейнландского кризиса, когда, поступившись традицией, оказал давление на правительство и тем самым удержал Британию от поддержки Франции. Он даже лично позвонил германскому послу Леопольду фон Хешу, заверив дипломата в своем твердом намерении противодействовать любым попыткам британцев вмешаться в германские дела. Когда Хеш неожиданно умер, миссис Уоллис Симпсон (1896–1986, урожденная Уорфилд, затем дважды была замужем (Спенсер и Симпсон, женой последнего числилась до 1937 г.), будущая жена Эдуарда VIII, попросила короля посодействовать возвращению своего друга Риббентропа, покинувшего Лондон в октябре 1936 г. Однако уже в декабре король отрекся 32 от престола, что стало серьезной потерей для сторонников умиротворения Гитлера. Тем не менее фюрер не оставил надежды использовать Эдуарда (после отречения – герцога Виндзорского) в своих интересах.

Иоахим Риббентроп


Как и Британия, Польша стала мишенью для нацистских спецслужб задолго до Второй мировой войны. Однако в этой области поляки не были пассивными жертвами. В том, что касается разведывательной работы, поляки – самый одаренный народ в мире. На что способна польская разведслужба, немцы поняли после взятия Варшавы.

Отношения между Германией и Польшей всегда складывались нелегко и непросто (начиная с возникновения польского государства в Х в., а особенно при Болеславе I Храбром (992-1025). – Ред.), в том числе и в ХХ в. Воссоздание Польши в качестве суверенного государства в 1918 г. стало для немцев шоком, а ее территориальные претензии к западному соседу раздражали их и озлобляли. Ограниченный в ресурсах, абвер Веймарской республики уделял первостепенное внимание именно этой, новой угрозе на восточной границе. Поскольку польская пресса почти не выдавала никакой важной для разведки информации, абвер использовал посещающих Польшу немцев, поляков, готовых шпионить за деньги, и просто добровольных агентов, предоставлявших сведения за символическую сумму.

Виндзоры посещают скачки на ипподроме Лонгчамп в пригороде Парижа в июне 1939 г. Они оставались близкими друзьями гитлеровской Германии даже несколько месяцев после начала войны. И находились под пристальным наблюдением МИ-5
Служба польской разведки (СПР), известная также как второй отдел польского Генерального штаба, была, пожалуй, самым талантливым и опасным противником абвера, если не считать советское ОГПУ при СНК. Возглавляли ее военные, вся карьера которых до и после независимости Польши прошла в тайных операциях и шпионской работе. В отличие от германских коллег они пропитались культурой секретности, потому что годами уходили от охотников из российских и германских спецслужб. Тот факт, что эти люди выжили, сам по себе свидетельствовал об их способностях и профессионализме в искусстве «тайной игры». И самым искусным из них был майор Цихон, возглавлявший отделение СПР в Быдгоще, городе у западной границы Польши. Перед бюро Цихона, как называлось это отделение, стояла задача: заниматься шпионажем против Германии. Эту задачу майор выполнял сам и с помощью 11 подотделов, расположенных вдоль германской границы. Цихон считался самым опасным противником Германии. Созданная им сеть проникла в самое сердце Германии. В Данциге (Гданьске) один из его агентов, мадам Шебинска, получала информацию об операциях абвера посредством обычных неофициальных контактов с работающими в этом международном порту офицерами абвера. Это позволяло СПР блокировать или саботировать едва ли не все направленные против Польши операции.

Граф Юрек Сосновский

На Цихона работал и один из самых блестящих шпионов довоенного времени. Граф Юрек Сосновский, красивый, отчаянно смелый польский аристократ, был богат и владел роскошной квартирой в центре Берлина. Выдавая себя за недовольного властью польского офицера, вынужденного покинуть родину, чтобы избежать преследований, он на самом деле выполнял задание СПР и лично Цихона. Совмещая бизнес с удовольствием, Сосновский заводил романы с женщинами высокого социального положения, что открыло ему доступ в самые влиятельные круги нацистской Германии к всевозможной информации, немалую часть которой он получал во время интимных встреч с любовницами. Принимая во внимание особый характер хранившихся в их головах сведений и сущность параноидального режима (весьма упрощенное понимание автором гитлеризма. – Ред.), которому они служили, остается только удивляться открытости и откровенности этих немок.

Сосновский быстро обзавелся целым гаремом женщин, снабжавших его важнейшей информацией, но, познакомившись с баронессой фон Берг, а до этого фрау фон Фалькенгайн (урожденной Цолленкопфен-Альбенклинген), он встретил не только страстную партнершу, но и сообщницу по шпионским делам, таланты которой не уступали его собственным. Их видели везде, где только ожидалось присутствие членов высшего берлинского общества: на конских скачках, балах, обедах, в ночных клубах. Проблемы ревнивого мужа не существовало – Фалькенгайн (Берг. – Ред.) была разведена (автор ошибается, до самой казни брак не был расторгнут. – Ред.). К сотрудничеству она привлекла фрау фон Нетцмер, работавшую секретаршей в отделе 1Н6 Генерального штаба, возглавляемого полковником Гейнцем Гудерианом (создававшим тогда новые танковые войска Германии). 1Н6 был самым секретным отделом Генштаба. Фалькенгайн быстро поняла истинные цели Сосновского и то, что он работает на СПР, но любовь к графу и соблазнительная возможность сыграть роль шпионки подвигли ее убедить Нетцмер добыть нужную информацию. Нетцмер передала ей план отдела, сведения об обязанностях Гудериана, расписание его рабочего дня, информацию о создаваемых танковых войсках и даже чертежи новых танков. Сосновский был очень доволен своей любовницей и ее агентом. В свою очередь Нетцмер привлекла к сотрудничеству фрейлейн фон Йену и трех других секретарш, которые помогали ей добывать секреты Генштаба. Агентурная цепочка протянулась по всему зданию на Бендлерштрассе. Пользуясь своими чарами, Сосновский между тем соблазнил супругу полковника Биденфура и подкупил лейтенанта Рутлоффа из военного ведомства Германии. К концу 1934 г. он получил более полутора сотен документов, ключ к сейфу Гудериана и даже наметки планов вторжения в Польшу.

Польский Джеймс Бонд, граф Юрек Сосновский (на снимке справа) в 1934 г. обедает в берлинском ресторане с любовницей, баронессой фон Берг
Но, как и многие другие шпионы, Сосновский допустил роковую – и типичную для него – ошибку: одна женщина в списке его побед оказалась лишней. В какой-то момент его любовницей стала венгерская танцовщица Рита Паси. Они даже ездили вместе в Венгрию. Паси отнюдь не обрадовалась, узнав, что ее обворожительный польский кавалер спит с целой армией берлинских дам, а потом еще и обнаружила, что он шпион. Терзаемая ревностью, танцовщица отправилась прямиком в штаб-квартиру абвера на Тирпицуфер, где рассказала о том, что Сосновский – шпион и что Нетцмер и Йена работают на него. Новость вызвала в ведомстве настоящий шок – там было известно, что женщины служат секретарями в отделе 1Н6, а значит, последствия утечек могут быть катастрофическими. Дело незамедлительно передали в гестапо Рихарду Протце, который нагрянул в берлинскую квартиру Сосновского во время праздничного обеда. Шпион, как говорится, собирал чемоданы. Протце громогласно объявил поляка подлым шпионом, но тот хладнокровно отверг обвинение.

Народный суд не выказал к подручным Сосновского ни малейшей жалости, приговорив Нетцмер и Фалькенгайн к смертной казни. В феврале 1935 г., после отказа фюрера даровать женщинам прощение, обеих обезглавили. Йена провела остаток жизни в германской тюрьме. А вот самого Сосновского в последнюю минуту, совсем в духе Джеймса Бонда, спас Канарис. В Берлине шеф абвера встретился с польским послом Йозефом Липским и предложил обменять Сосновского на агента (агентку. – Ред.), работавшего на абвер в Варшаве. Липский, не зная, что разговаривает с главой разведслужбы, согласился на сделку. Когда Сосновский появился в польской столице, ему, как и его истории, а также добытым им документам, никто не поверил – уж слишком хорошо все выглядело. Графа сочли двойным агентом и отправили за решетку. Пока он прохлаждался в тюрьме, польский Генеральный штаб и служба разведки проверяли его документы на подлинность. Проверка дала положительный результат, и поляки смогли в полной мере оценить масштабы военной экспансии западного соседа. В 1939 г., после нацистского вторжения, Канарис поручил Лахоузену, начальнику отдела 2 абвера, отыскать Сосновского, но неуловимый граф успел бежать и в конце концов попал в руки русских (по некоторым данным, графа в 1943 г. освободили, он вступил в ряды Войска польского и погиб в начале 1945 г., освобождая Варшаву. – Ред.)

Польские агенты на содержании у немцев

Успехи абвера в Польше не были ни столь частыми, ни столь блистательными, как успехи поляков в рейхе. Два поляка, бывшие агентами германской разведки, вели наблюдение за балтийскими базами польского военного флота на полуострове Хела (совр. коса Межея-Хельска) (севернее Данцига) и в Оксхефте (к северу от Гдыни). Более впечатляющего успеха абвер мог бы достичь, если бы внимательнее отнесся к человеку, который буквально постучался в его дверь. В 1930 г. офицер СПР по фамилии Толодзецкий, работавший под началом Цихона, предложил свои услуги польскому отделу абвера. Немцы, однако, заподозрили в нем подсадную утку, агента, засланного хитроумным майором из Быдгоща. На самом деле Толодзецкий действительно был предателем и мог служить источником бесценной информации. Закончилось все тем, что Цихон заподозрил своего подчиненного. Толодзецкого арестовали и повесили. Попал под подозрение и был арестован и другой офицер СПР. Абверовцы нашли его в октябре 1939 г. и передали СССР.

назад                                         Оглавление                                          Далее

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: