четверг, 2 января 2014 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Островная крепость - Агент Трицикл, Агент Артист: Джебсен, Гибель Джебсена

продолжение...
Агент Трицикл

  Знаменитый – или печально известный – берлинский бордель «Салон Китти», созданный и посещавшийся самим Гейдрихом. Получаемая в салоне информация имела весьма ограниченное использование
Агент Трицикл – такое кодовое имя британцы дали Душко Попову, сербу из богатой, по меркам 1930-х, югославской семьи. Деньги дали Попову возможность получить образование в Германии, в Гейдельбергском университете, где он познакомился и подружился Йоханом Джебсеном, сыном якобы богатой датско-немецкой семьи торговцев и судовладельцев. Джебсен (если это действительно был Джебсен) работал на абвер и летом 1940 г. завербовал Попова. Первая встреча серба с немецким контролером – шефом местной резидентуры, майором Людовико фон Карстхоффом – состоялась чуть позже в Лиссабоне. Карстхофф представил Попова главе абвера-3 (контрразведка), капитану Крамеру. Крамер имел богатый опыт разоблачения двойных агентов, и Попов сразу показался ему подозрительным. Вернувшись однажды вечером в отель, серб заметил симпатичную брюнетку, которая то и дело на него поглядывала. Попов понял, что девушку послали проверить его. Подыграв немцам, Душко прошел проверку и был принят в ряды абвера. Началась подготовка, за которую отвечал Карстхофф. Новичка научили пользоваться «лейкой» (фотоаппарат, считавшийся тогда портативным, его советские аналоги – ФЭД и «Зоркий». – Ред.), шифровать и правильно отправлять донесения. По окончании курса подготовки Попову присвоили кодовое имя – Иван I.

Попов прибыл в Англию 20 декабря, после 10-часового перелета Лиссабон – Лондон на самолете голландской компании КЛМ, которая осуществляла рейсы между нейтральными странами и странами-союзницами. В аэропорту его встречал, однако, не абверовский связной, а Джок Хорсфолл из дивизиона «А» МИ-5. Серба отвезли к отелю «Савой», где познакомили с полковником Робертсоном, шефом отдела В1 МИ-5. Этот отдел отвечал за двойных агентов, используемых СИС для разрушения разведывательной системы абвера. Интенсивные допросы продолжались четыре дня, после чего Попов стал уже агентом СИС под псевдонимом Скаут. Новичок удостоился чести встретиться с шефом СИС Стюартом Мензисом и побывал на вечеринке, где познакомился с цветом британского разведывательного сообщества. В абвере, разумеется, об этом не знали.

Контролером Попова стал Билл Люк, а прикрытием – экспортно-импортная компания «Тарлэйр лтд», учрежденная как бы для торговли с Испанией и Португалией. Создав прикрытие, серб возвратился в Лиссабон. Карстхофф предложил ему создать агентурную сеть для местной резидентуры абвера. МИ-5 с готовностью дала добро на выполнение этого задания.

Бомбардировщик «Хейнкель-111», покрашенный в черный цвет. Использовался абвером для заброски агентов в Британию
В организованной Поповым и МИ-5 сети оказался и Дикки Меткалф, бизнесмен с хорошими контактами, получивший, поскольку был довольно округлых форм, кодовое имя Шарик, и Фридель Гартнер, работавший на Макса Найта и приглядывавший до начала войны за немцами и людьми, сочувствовавшими нацистам в Британии. Скрывавшийся под псевдонимом Желатин Гартнер регулярно снабжал лиссабонских абверовцев политической информацией. Брат Душко, доктор Иво Попов, значился в сети под кодовым именем Дредноут. Роль его заключалась в том, чтобы информировать СИС об операциях, планируемых абвером против Британии. Сам же Попов получил новый псевдоним – Трицикл.

В марте 1941 г. Карстхофф, встретившись с Поповым в Лиссабоне, дал ему очередное задание: оказать помощь союзнику Германии, империалистической Японии. Во время визита в Берлин японский посол Йосиро Мацуока попросил немцев отвезти военноморскую делегацию Японии в Таранто. Именно там в ноябре 1940 г. британские военно-морские силы под командованием адмирала Каннингхэма потопили (сильно повредили один новый линкор («Литторио») и два старых линкора («Джулио Цезаре» и «Конте де Кавур»). Первые два после долгого ремонта вернулись в строй, последний так и не привели в порядок. Были повреждены также тяжелые крейсера «Больцано» и «Тренто». – Ред.) значительную часть итальянского флота, осуществив показательную атаку силами самолетов-торпедоносцев с авианосца «Илластриес» (всего 21 тихоходный самолет). Немцы пошли навстречу союзнику и уговорили итальянцев принять японскую делегацию. В Таранто японские офицеры тщательно изучили расположение бухты, состояние ее обороны и побеседовали с итальянскими коллегами, пережившими нападение британцев. По всей видимости, их интересовала эффективность внезапной атаки на стоящий на рейде флот противника.

В свете внезапного интереса японцев к печальному опыту итальянцев Карстхофф выразил желание, чтобы Попов отправился в США, создал там агентурную сеть и провел разведку американской военно-морской базы в Перл-Харборе, на острове Оаху (Гавайские острова). Попов вылетел в Соединенные Штаты в августе 1941 г. Прямо с аэродрома агенты ФБР отвезли его на Манхэттен, где состоялась в высшей степени неудачная встреча гостя с директором Эдгаром Гувером. Последний моментально проникся к сербу неприязнью. Попов попытался предупредить нетерпимого и ограниченного американца, рассказав ему об интересе японцев к Таранто и британской атаке на итальянский флот, а также о помощи абвера в наблюдении за Пёрл-Харбором. Но Гувер и слушать ничего не хотел от этого, как он выразился, «балканского плейбоя» и немецкого шпиона. Серб оставался в Нью-Йорке еще год – ухаживал за женщинами, пил и кутил – и вернулся в Лиссабон только в октябре 1942 г. Неудачу в создании агентурной сети на Гавайях он объяснил нехваткой денег. Невероятно, но в лиссабонском отделении абвера приняли столь неуклюжее объяснение.

К концу 1942 г. Попов возвратился в Лондон и занялся набором новых агентов. Одним из них стал Юджин (Евгений) Сотастарич, которого абвер, по рекомендации Попова, выпустил из германской тюрьмы. СИС организовала его приезд в Лондон – через Гибралтар и Лиссабон. Он тоже был югославом и до немецкой оккупации работал морским пилотом. Получивший в СИС кодовое имя Метеор, Сотастарич оказал Попову большую помощь в составлении отчетов о состоянии британского флота, которые высоко ценили в абвере.

Второго нового агента доставили в Лондон тем же маршрутом и выпустили только в декабре 1943 г. после долгих допросов и проверок. Это был хорватский дворянин, школьный приятель Попова, граф Франж де Руда. МИ-5 присвоила ему довольно обидный псевдоним Фрик. Де Руда стал адъютантом по морским делам югославского короля в изгнании Петра II. Такое прикрытие дало ему доступ, хотя и непрямой, к британским министрам и даже самому Уинстону Черчиллю. Лиссабон поздравил Попова с ценным приобретением, в очередной раз подтвердив, что абвер по-прежнему ничего не подозревает.




Агент Артист: Джебсен

Йохан Джебсен, старый приятель Попова по Гейдельбергскому университету, вероятно, с самого начала догадывался о его работе на англичан и в конце концов сам вступил в игру как двойной агент по прозвищу Артист. Однако СД держала его под наблюдением, и ему приходилось действовать с крайней осторожностью. В паре с Поповым Джебсен вел успешный бизнес, занимаясь экспортом иберийских (португальских и испанских) товаров, что позволяло ему вести в Лиссабоне приятную жизнь плейбоя. Он всегда носил монокль, всегда имел при себе внушительную сумму и раскатывал по городу в «роллс-ройсе». Попов тоже ни в чем себе не отказывал.

Результат блестяще проведенной британцами атаки самолетов-торпедоносцев с авианосца на итальянский военный флот, стоявший на якоре в бухте Таранто, в 1940 г. Готовясь впоследствии к нападению на Перл-Харбор, японцы внимательно изучали этот рейд
Знакомые характеризовали Джебсена как человека симпатичного, но скользкого, как угорь. Состояние он заработал не только легальной торговлей, но и контрабандой оружием. Романы с секретаршами лиссабонской резидентуры абвера позволяли ему быть в курсе всех дел отделения, о чем он и докладывал Попову. Однако офицер СД Вальтер Зальцер, давно присматривавшийся к Джебсену, приказал агенту СД Балхорну держать под наблюдением удачливого плейбоя.

Гибель Джебсена

Душко Попов, он же агент Трицикл и агент Иван,
самый знаменитый и загадочный двойной агент
Второй мировой войны. Фотография сделана после войны
Время действовать пришло в 1944 г. По одной версии, Джебсена похитили рано утром из его же дома, усадили в машину и скрытно вывезли в Испанию. Согласно другой версии, все было не так просто. В лиссабонской резидентуре получили телеграмму с известием о том, что Йохан Джебсен награжден Крестом «За боевые заслуги», который ему нужно получить. Джебсен попался на эту уловку, явился в отделение, где его свалил на пол офицер абвера, доктор Шрайбер, воскликнувший при этом: «Вот тебе награда!» Джебсена опоили до бесчувственного состояния, уложили в сундук и отправили в Берлин с дипломатическим багажом. В Германии агента передали в нежные руки гестапо. Так или иначе, каким бы способом абвер ни вытащил Джебсена из Португалии, тот оказался в конце концов в концлагере Ораниенбаум, где и был казнен в 1944 г. После войны, как гласит легенда, Попов отыскал похитителя Джебсена, офицера СД, и Вальтера Зальцера, проводившего «интенсивные допросы» в здании на Принц-Альбрехтштрассе. Далее Попов «угостил» Зальцера его же «лекарством», в результате чего тот остался инвалидом.

Еще одним агентом, задействованным в операции «Лена», был Вульф Шмидт. Завербованный в 1940 г., он стал звездой гамбургского отделения абвера. Судьба свела Шмидта со шведом по имени Геста Кароли, завербованным примерно в то же время. Пару перебросили в Брюссель, где они жили в пансионате возле Гар-дю-Нор. Там же, в пансионате, Кароли познакомился с горничной-бельгийкой. Узнав об этом, Шмидт отправился в отель «Метрополь», где остановился их контролер Николаус Риттер. Последний устроил так, чтобы девушку и ее отца арестовали на две недели, до отбытия агентов в Англию. Кароли отправили 6 сентября 1940 г. и сбросили с парашютом около Оксфорда, где его тут же задержали и арестовали по подозрению в шпионаже. Шведа доставили затем в лагерь 020, где им занялся специалист по немецким шпионам, полковник Робин Стивенс. Кароли был поражен его знаниями всех деталей работы гамбургского отделения абвера и штата сотрудников. Человек весьма самоуверенный и надменный, Кароли предпочел заговорить и рассказал об агенте Шмидте, который должен был прибыть следом.

назад                                         Оглавление                                          Далее

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: