четверг, 23 января 2014 г.

Эстония пытается определить «сланцевую стратегию» до 2030 года

На этой неделе в Таллине обсуждали программу оценки влияния на окружающую среду документа, посвящённого далёким перспективам использования «нашего всё» - сланца. Речь о проекте государственной программы использования сланца на период до 2030 года.

Главные вопросы, которые естественно порождает такой программный документ, - сколько в Эстонии осталось сланца и какими будут показатели его добычи и переработки через полтора десятилетия? Ответ на первый вопрос в проекте есть: на конец 2012 года, объём эстонского сланцевого месторождения оценивался в 4,774 миллиарда тонн. А вот уровень сланцедобычи 2030 года пока остаётся открытым. Чтобы определить контрольные цифры, надо учитывать ряд значимых факторов: европейские требования и ограничения, уровень технологии и производственных мощностей, баланс между потребностями в «коричневом золоте» и экологией.

Неясности присутствуют и в других моментах. Например, перспективы использования сланца в энергетике зависят от другого также находящегося в процессе составления документа - «Программы развития энергохозяйства до 2030 года». Нарвские электростанции стареют, и, хотя там проведены определённые усовершенствования, ясной картины, какие мощности понадобятся в будущем и в какие сроки придётся сделать соответствующие инвестиции, тоже нет. Что же касается точных прогнозов потребности в сланце для производства масла, то здесь мешает нестабильность мировых цен на энергоносители и топливо.

Некоторые тенденции, однако, понятны. Так, проект программы констатирует, что доля подземной добычи, очевидно, с годами вырастет и разработки будут двигаться к югу. А поскольку при шахтной добыче потерь сланца больше (надо оставлять целики), то надо активизировать и исследования по их снижению. Чтобы снизить потери и риски проседания земли, выработки можно было бы заполнять твёрдым материалом, но до сих такие исследования результатов не принесли. Кстати, нет и целостной картины - где вообще возможны обрушения закрытых шахт.
В черновике программы описано также влияние сланцевой отрасли на водные ресурсы северо-восточного региона. «Исходя из добычи и использования сланца, достижение хорошего состояния грунтовой воды в Северо-Восточной Эстонии в ближайшие два десятка лет невозможно», - констатирует проект. Зона негативного влияния с добычей может расшириться, и уже возрастает давление на более глубокие слои, где восстановление водных запасов идёт медленнее. Нет пока ясности, как после окончания работы шахты «Эстония» и карьера «Нарва» создать наилучший режим для водоёмов Куртна и как улучшать состояние Нарвского водохранилища и Наровы, на которые влияют электростанции.

В социальной части программа, например, отмечает, что большинство ведущихся сегодня научных исследований посвящённых сланцу, заканчиваются в 2015 году. Сланцевые исследования - эстонское «ноу-хау», но в конкуренции с другими научными направлениями по мировым критериям они проигрывают и нуждаются в особой господдержке - например, путём выделения в отдельную академическую программу.

Если программа «Сланец-2030» будет принята в нынешнем варианте и не останется на бумаге, то Ида-Вирумаа может надеяться на то, что в регион будет направляться больше налогов за природопользование и они будут использоваться для смягчения последствий сланцедобычи и сланцепереработки. Во всяком случае, пока такое положение в проекте есть. Что же до проблемы «сланец и здоровье», то в 2013 году начато исследование на эту тему, итоги которого программа тоже обещает учесть.

Государственная программа развития сланцевой отрасли до 2030 года сменит программу на 2008-2015 годы. По закону о недрах, без такой программы нельзя выдавать разрешения на добычу.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: