четверг, 16 января 2014 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Схватка на нейтральной территории. - Секретная служба полковника Массона и «Бюро Ха», «Бюро Ха», Картограф: агент Дора и его сеть, Рудольф Ресслер и его германские генералы

продолжение...

Секретная служба полковника Массона и «Бюро Ха»

Министр обороны Швейцарии Рудольф Мингер сделал правильный выбор, когда в 1939 г. назначил полковника Анри Гюйсана, аристократа и франкофила, главнокомандующим швейцарской армией. Принимая такое решение, Мингер не только учитывал профессиональные качества полковника и послужной список, но и его патриотизм и приверженность демократии. К тому же Гюйсан прекрасно понимал ценность разведки, этого тайного оборонительного оружия республики. Получив должность главнокомандующего, Гюйсан увеличил численность армии до 400 тысяч и укрепил оборонительные сооружения в альпийской области – против «неизбежного» германского вторжения.

Швейцарские солдаты в южной части страны осматривают границу с Италией. Армия этой маленькой страны всегда отличалась превосходной подготовкой и высокой дисциплиной
Летом 1938 г., когда над Центральной Европой собрались тучи приближающейся войны, Швейцарская армейская разведка (ШАР) имела мизерный бюджет в 2500 фунтов стерлингов и штат сотрудников в пять человек. Возглавлял разведку полковник Роже Массон, еще один франкофил, на протяжении нескольких лет безуспешно добивавшийся от бундесрата и правительства конфедерации серьезного внимания к нуждам разведки. Во время мюнхенского кризиса в октябре 1938 г. штат ШАР увеличили до шести офицеров. Только лишь в сентябре 1939 г. Массон получил наконец подобие серьезного бюджета – 20 тысяч фунтов и 10 офицеров. Это позволило ему создать небольшую агентурную сеть вдоль германской и австрийской границ. Новый главнокомандующий Гюйсан, теперь уже генерал, был шокирован размерами своей разведывательной службы. К счастью для страны, в результате усилий майора Хаусманна, ненавидимого пацифистами и социал-демократами, в республике появилась наполовину частная разведывательная служба «Бюро Ха». Именно Хаусманн, а не Массон, постоянно информировал Гюйсана о маневрах немцев.

Помимо «Бюро Ха» и службы армейской разведки, у Гюйсана был еще один источник. Судя по всему, агент Х входил в состав высшего германского командования и направлял свои отчеты непосредственно швейцарскому генералу. В начале 1940 г. Х, например, предупредил Гюйсана о вторжении немцев в Скандинавию. Апрельское 1940 г. нападение Германии на северных соседей шокировало Швейцарию. В 130-тысячной немецкой общине этой альпийской республики многие увидели потенциальную пятую колонну. Еще сильнее ударило по швейцарцам падение в июне Франции, в результате чего страна не только оказалась отрезанной от Запада, но и была фактически изолирована. Для Массона, Гюйсана и Хаусманна пришло время действовать.

Рудольф Ресслер, самый успешный и ценный агент
военного времени. Благодаря полученным от него сведениям СССР,
несмотря на определенные просчеты, отразил германские
наступления в 1941 и 1942 гг.
«Бюро Ха»

Хаусманн учредил «Бюро Ха» в сентябре 1939 г. как независимую службу разведку, поскольку опасался, что официальная служба разведки, ШАР, слишком мала и слаба, чтобы защитить страну. В 1941 г. «Бюро Ха» предоставило премьер-министру Пиле-Голазу сведения о том, что швейцарские дипломаты в Германии находятся под пристальным наблюдением. Пиле-Голаз заявил немцам резкий протест, однако проведенное позже расследование показало, что те самые дипломаты проявили вопиющую небрежность, неосторожность и некомпетентность.

Эта ошибка «Бюро Ха» вызвала в адрес Хаусманна град критики со стороны как премьер-министра, так и швейцарских умиротворителей Гитлера. Впрочем, на стороне «Бюро» всегда выступал генерал Гюйсан, желавший знать, где и когда Германия может нанести удар по Швейцарии, и стремившийся блокировать работу немецкой разведки с помощью швейцарской контрразведки. Лучшего, чем «Бюро Ха», инструмента у него не было. «Бюро» имело прямой выход на штаб-квартиру Гитлера через сеть «Викинг», которая передавала Гюйсану боевые планы вермахта, сведения о перемещениях войск и планируемых операциях. Таким образом главнокомандующий заранее знал о возможных шагах немцев.

«Бюро Ха» прикрывало также самое знаменитое шпионское кольцо Второй мировой войны, сеть «Люси» Рудольфа Ресслера, которая в конце концов стала – пусть и косвенным образом – частью советской группы «Дора», действовавшей на территории Швейцарии. Так официально нейтральные швейцарцы внесли через «Бюро Ха» серьезный вклад в поражение германских войск на Восточном фронте.

Картограф: агент Дора и его сеть

Шандор Радо, агент Дора и бывший агент венгерских коммунистов, попал в поле зрения ГПУ (ГПУ было с 1922 по 1923 г. С 1923 по 1934 г. ОГПУ. Здесь ГУГБ в системе НКВД. – Ред.) в октябре 1935 г. в Москве. После вербовки его в начале 1936 г. послали в Швейцарию, обеспечив деньгами для открытия небольшого бизнеса, компании «Геопресс лтд», в Женеве. Став оперативным директором советской разведки в Швейцарии, Радо координировал и контролировал работу двух шпионских сетей. Во главе одной стоял швейцарский социалист Отто Пюнтер, управлявший Международным социалистическим агентством и создавший – через группы итальянских антифашистов – прекрасную разведывательную сеть в Италии. После 1933 г. Пюнтер обратил самое пристальное внимание на нацистскую Германию и поставлял швейцарцам самые свежие новости из независимых источников в этой стране. Во время ознакомительной поездки в Испанию в 1936 г. Пюнтер был завербован советским резидентом Карлосом и получил кодовое имя Пакбо. Сети Доры и Пакбо объединились в конце 1936 г. после встречи в одном бернском ресторанчике. Другим агентом Доры была Соня, предоставившая сети курьера (Анну Мюллер), надежного «пианиста» (радиста), агента Джима (Алана Фута) и умелого «сапожника» (мастера по изготовлению фальшивых документов) Макса Хабианика. Работая в базельской полиции, Хабианик снабжал группу Доры бланками швейцарских паспортов. Фут был родом из Йоркшира и в начале 1930-х совершил переход из консерваторов в коммунисты. Во время гражданской войны в Испании (1936–1938) он воевал на стороне республиканцев в составе интернациональных бригад. Из всех агентов Доры он был самым профессиональным и, возможно, самым хладнокровным и умным. Радо завербовал также швейцарскую пару, Георга и Ольгу Хамельн, у которых был радиомагазин в Женеве, буквально в паре шагов от офиса «Геопресс лтд». Ценность их заключалась еще и в том, что они не только ремонтировали и собирали приемники и передатчики, но и согласились быть для Доры «пианистами».

Другим ценным звеном сети была агент Сисси, умная, строгая польская еврейка по имени Рашель Дюбендорфер. Под ее началом работали несколько служащих Международного бюро труда, находившегося тогда в Женеве. Одним из этих служащих был невысокий мужчина с мрачным взглядом на жизнь, агент Тейлор, или Кристиан Шнейдер, состоявший в бюро переводчиком. До весны 1941 г. Тейлор лишь снабжал Сисси политической информацией, но затем ей в руки вдруг хлынул поток военных сведений огромной важности. Заинтригованная, она попыталась узнать, кто является источником такой информации, кто скрывается за кодовым именем Люси, но Тейлор сказал, что источник надежен, однако раскрывать его личность он не станет ни при каких обстоятельствах. Сисси с уважением и пониманием приняла такую позицию и в дальнейшем сопротивлялась всем попыткам своего номинального шефа, Радо, и руководства советской разведки раскрыть этот секрет. В спорах с ними она доказывала, что источник, судя по качеству информации, имеет доступ к материалам верховного германского командования и, естественно, не может назвать себя из страха перед гестапо. Да и так ли уж важно знать имя, если сама информация верна и ценна?

Дорожный указатель в Люцерне демонстрирует не только
положение Швейцарии как сердца Европы, но и ее
центральную роль в шпионской войне на континенте
Рудольф Ресслер и его германские генералы

Так кто же он, источник Люси? Под этим псевдонимом скрывался Рудольф Ресслер, немец, родившийся в протестантской баварской семье в 1897 г. Он был журналистом и до 1933 г. возглавлял Народный театральный союз, когда эту организацию, привлекшую внимание Альфреда Розенберга, подмяли под себя нацисты. Либеральный консерватор и пацифист, Ресслер стал убежденным противником гитлеровского режима.

Проживая в Берлине, Ресслер был членом престижного клуба Herren Klubb, где познакомился и подружился с несколькими армейскими офицерами. Некоторые из них стали позднее его источниками. Другим ценным контактом стал Хавьер Шнипер, настоявший в июне 1933 г. на том, чтобы журналист, пока не поздно, покинул Германию, и нашедший для него и его супруги, Ольги, квартиру в Люцерне. Он же помог Ресслеру учредить издательство «Вита Нова паблишинг лтд» с офисами в старом квартале Люцерна.

30 мая 1939 г. Ресслер посетил двоих своих знакомых по Herren Klubb, генерала Фрица Тиля, заместителя начальника шифровального отдела Верховного главнокомандования вермахта, и его коллегу, барона, полковника Рудольфа фон Герсдорффа, ставшего впоследствии начальником отдела разведки группы армий «Центр» на Восточном фронте. С собой эти двое принесли шифровальную машину «Энигма» и немецкий коротковолновой передатчик последней модели. Тиль намеревался передавать особо важную информацию Ресслеру, которому предстояло расшифровывать сообщения с помощью «Энигмы». Кабинет Тиля находился в Бендлерблоке на Бендлерштрассе, где находились штаб-квартиры служб высшего армейского командования. В двух огромных залах этого здания круглосуточно работали сотни машин «Энигма», рассылавших зашифрованные сообщения. К заговору примыкал и начальник Тиля, генерал Эрих Фельгибель, с разрешения которого Тиль привлек к делу небольшую группу тщательно отобранных телеграфистов, которые должны были посылать сообщения позывному ИЛНБ (Ресслеру). Телеграфисты в тайны заговорщиков посвящены не были и просто выполняли свою работу, не зная, что и кому они передают.

В сентябре 1939 г. Ресслер дал объявление об открытой вакансии на должность корректора в его издательстве «Вита Нова». По счастливой случайности на объявление ответил Тейлор (Шнейдер). В течение 18 месяцев – а может быть, и больше – эти двое не знали о разведывательной работе друг друга. Только в апреле 1941 г. – и опять-таки случайно – Ресслер дал понять своему корректору, что информация от его контактов в Германии, поступая в «Бюро Ха», все же не используется должным образом против нацистов. Шнейдер ответил, что может помочь, поскольку связан с действующими в Швейцарии агентами советской разведки, которые сумеют применить разведданные с большей пользой. Ресслер согласился с ним, но настоял на том, чтобы его личность оставалась тайной. В дальнейшем Тейлор совершал регулярные поездки из Люцерна в Женеву, где передавал полученную от источника информацию своему контролеру Сисси. Она, в свою очередь, передавала сведения Радо, а тот, через Фута и Хамельна, – в московский Центр. В канун германского вторжения в Советский Союз (20–21 июня 1941 г.) Люси/Дора представили в Центр подробные данные о сосредоточенных на границе силах общей численностью 148 дивизий, включая 19 танковых и 15 моторизованных. (Информация почти точная. Против СССР немцы развернули 153 расчетные дивизии (152 дивизии и 2 бригады), в том числе 33 танковые и моторизованные. К этому надо добавить 37 расчетных (2 бригады приравнены к 1 дивизии) дивизий союзников Германии. Итого 190 дивизий, 5,5 миллиона человек против 170,5 советских расчетных дивизий и 2,9 миллиона человек у западных границ СССР (всего СССР имел перед началом войны 303 дивизии и 22 бригады, то есть 314 расчетных дивизий). – Ред.) Общий план войны предусматривал уничтожение Красной армии западнее Днепра и Двины с целью не дать советским войскам отступить на восток. Убежденный коммунист и сталинист, Радо передал информацию, хотя и не верил, что немцы начнут войну против СССР. В Люси он заподозрил агента абвера. В Москве полученные данные пометили как поступившие из «ненадежного источника».

Видя в Германии потенциального противника, швейцарцы создавали вдоль своих весьма уязвимых границ оборонительные позиции, подобные показанной на снимке
Нападение Германии на Советский Союз покончило с подозрениями и сомнениями. С 23 июня 1941 г. Люси/Дора стали для Москвы самым надежным источником информации о Германии, сообщения от которого помечались грифом «Срочно, расшифровать немедленно». Московский Центр платил Люси 7000 швейцарских франков ежемесячно и держал круглосуточно открытый канал связи. Тейлор перестал работать в бюро в Женеве и ежедневно встречался с Ресслером, который просиживал вечерами и ночами за расшифровкой информации, потоком идущей из Бендлерблока. Расшифрованные сведения шли далее по двум каналам: в ШАР (которая, игнорируя провозглашенную Швейцарией политику нейтралитета, отправляла их в Лондон) и, через Тейлора/ Сисси, к Радо. Москва получала данные о самых последних приказах по германским войскам на Восточном фронте. Люси подтвердил также, что Япония отказалась от намерения нападать на СССР, что позволило советскому командованию перебросить подкрепления с Дальнего Востока и начать 5 декабря 1941 г. контрнаступление под Москвой. Весной 1942 г. поток сообщений возрос настолько, что Отто Пюнтеру пришлось мобилизовать всю свою сеть. Радо завербовал двадцатидвухлетнюю Маргрит Боли, агента Софи, обученную Футом работе на передатчике. Софи стала третьей и последней «пианисткой» в швейцарской «Красной тройке», как называли их немцы.


назад                                         Оглавление                                          Далее

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: