четверг, 23 января 2014 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Схватка на нейтральной территории - УСС в Швейцарии, Блестящая возможность, Агент 805

продолжение...
Швейцарский патрульный полицейский.
Сценка противоречит представлению об
эффективности и дотошности
контрразведывательного отдела
швейцарской тайной полиции
УСС в Швейцарии

В 1943 г., через несколько недель после того, как немцы оккупировали территорию нейтральной вишистской Франции, ее границу со Швейцарией перешел неприметный американец, представившийся юридическим советником посольства США в Берне. На самом деле ему было поручено возглавить отделение УСС в Швейцарии и заодно всю разведывательную работу против нацистской Германии. Звали этого проницательного, спокойного, сдержанного человека, большого любителя трубки и адвоката по профессии, Аллен Даллес. Шпионскую миссию в Берне он выполнял еще во время Первой мировой войны и теперь вернулся, так сказать, на знакомую игровую площадку. Своим появлением американец как бы объявлял заинтересованным лицам, что открыт для деловых предложений. Желающих вести бизнес с УСС оказалось немало. Даллес завербовал агента 476 (Геро фон Шульце-Гаверница), немецкого полуеврея, миллионера и плейбоя, имевшего через сестру прекрасные контакты с германской знатью, экономической элитой и политическими лидерами. Гаверниц также зарабатывал огромные деньги на торговле с Германией и другими воюющими странами, благодаря чему мог знакомиться с такими людьми, как Ганс Гизевиус, который, в свою очередь, был связан с людьми в самом абвере. Позднее выяснилось, что Гизевиус, при поддержке Канариса, искал у УСС помощи для германской оппозиции.

Блестящая возможность

Самый крупный успех на поприще разведки пришел к Даллесу по чистой случайности. Британцы не проявляли к контактам с немцами ни малейшего интереса, и, когда какой-нибудь немец-антифашист звонил в британское представительство в Берне, военный атташе, полковник Картрайт, советовал ему обратиться в посольство Соединенных Штатов. Человек, пришедший в американское посольство и спросивший Джеральда Майера, ошибочно полагал, что тот работает на УСС. Майер согласился принять посетителя, но, когда тот положил на стол три страницы документов, извинился, вышел и поднялся к Даллесу. Тот выразил готовность встретиться с незнакомцем и его таинственным другом из министерства иностранных дел Германии. Вечером 18 августа 1944 г. два немца пришли на квартиру Майера с пухлой пачкой документов. Даллес, представившись помощником Майера, «мистером Дугласом», спросил гостей, как они могут доказать, что не действуют по заданию СД. Немцы ответили, что, будь они подсадными утками, принесли бы не 186 документов, а два или три. Майер и «Дуглас» просмотрели бумаги, содержавшие самую разную информацию: от сведений о германской агентурной сети в Мозамбике до стенограмм переговоров Риббентропа с японцами. Документы были подлинными и представляли собой настоящий кладезь шпионской информации. Отбросив маску притворства, Даллес предложил чиновнику из министерства, которого звали Фриц Кольбе, заглянуть к нему на Херренгассе, 23. На следующий после встречи день Кольбе получил кодовое имя Джордж Вуд и агентурный номер 805. Кольбе искренне ненавидел нацистов и от платы за шпионскую работу отказался, заявив, что надеется лишь на справедливое отношение к себе после войны. В обмен на обещание Даллес в последующие двадцать месяцев получил 1600 совершенно секретных документов министерства иностранных дел.

Город Берн, Швейцария. Числившийся «юридическим советником» при посольстве США Аллен Даллес на самом деле руководил работой Управления стратегических служб в этой стране
Агент 805

Неприметной внешности 43-трехлетний мужчина, Кольбе двадцать лет занимал невысокую, но ответственную должность в министерстве иностранных дел и был помощником Карла Риттера, ярого нациста и офицера по связи МИДа с ОКХ и ОКВ. Такое положение давало Кольбе доступ к многочисленным документам и секретным сообщениям преимущественно разведывательного и военного характера. Он был не разочаровавшимся неудачником, а искренним противником нацистского режима, благоразумно скрывавшим свои истинные чувства. Человек обаятельный, Кольбе сумел уговорить свою подругу, фрейлейн фон Хаймердингер, содействовать его поездке в качестве курьера в Швейцарию. В министерстве иностранных дел соблюдался строгий режим секретности, и, когда Кольбе вернулся в Берлин после первой поездки, офицер по безопасности спросил, где он провел вечер 18 августа. Приняв слегка виноватый вид, Кольбе объяснил, что познакомился с симпатичной швейцаркой, которая, к сожалению, оказалась «не совсем чистой». В доказательство он даже показал направление на анализ крови и предписание на прохождение курса профилактического лечения. Невзрачный и скучный с виду, Кольбе не был ни тем ни другим и обладал двумя обязательными для каждого шпиона качествами: хладнокровием и богатым воображением. В октябре, приехав снова в Берн, он доставил Даллесу очередной пакет с документами, а в декабре привез новости об агенте Цицероне в Анкаре. Даллес поставил в известность руководство УСС в Вашингтоне, а то, в свою очередь, настоятельно предложило британцам остановить опасную утечку. К этому времени сомнений в искренности агента 805 уже не осталось.

В марте 1944 г. Даллесу понадобилась информация о японском флоте, но он не знал, когда и где появится Джордж Вуд. Даллес послал в Цюрих открытку, в которой просил «друга» узнать, можно ли еще достать хитроумные японские игрушки, поскольку у его сына скоро день рождения. Кольбе, находившийся тогда в Берлине, получил открытку и сразу понял, что нужно американцу. Приехав через несколько недель в Берн, он передал 200 снятых на микропленку документов по японскому флоту. Обрадованный Даллес тут же сообщил в Вашингтон, что Пасхальный Кролик принес целых 200 пасхальных яиц. Из Вашингтона последовал ответ: «Вот лапочка!» И действительно, Джордж Вуд служил американцам так же верно, как Ресслер швейцарцам и русским.

Если на швейцарской сцене немцы потерпели самые чувствительные поражения в шпионской войне, то Турция оказалась местом их величайших триумфов. Современная Турция – детище турецкого военачальника Кемаля Гази Мустафы – с 1934 г. Ататюрка («отец турок») (в Первую мировую войну сыграл видную роль в обороне Дарданелл (1915), занимал высшие командные посты на Кавказском фронте (1916–1917 гг., где был неоднократно бит Н. Юденичем) и сирийско-палестинском фронте (1917–1918). – Ред.), возглавившего националистические силы, которые свергли в 1924 г. султана, разбили греков, провозгласили республику и приступили к модернизации застойного государства. (Греки потерпели поражение 30 августа 1922 г. в битве при Думлупынаре, после чего изгнаны из Анатолии (11 октября в Муданье страны Антанты подписали с Турцией перемирие, 24 июля 1923 г. в Лозанне – Лозаннский мирный договор). Султанат был упразднен 1 ноября 1922 г., 29 октября 1923 г. Турция была провозглашена республикой. – Ред.) С недоверием относясь к Германии, союзнице Турции в Первой мировой войне, Ататюрк не скупился на дружественные жесты в адрес СССР. Он не был поклонником Гитлера и держал под контролем традиционную для турок ксенофобию и антисемитизм. После его преждевременной (р. 1880) смерти в ноябре 1938 г. во главе страны встал Исмет Иненю. Новый премьер относился к Германии благожелательнее предшественника и в течение войны придерживался нейтралитета, что на деле открыло страну для немецких агентов.

Начиная с 1930-х Стамбул служил своего рода базой для рассыпанных по всему Ближнему Востоку германских шпионов. Резидент абвера в турецкой столице Роде надеялся, что турки помогут немцам захватить британские нефтяные промыслы в районе иракского Мосула и русские в Азербайджане. Сменивший его в 1941 г. Пауль Леверкюн попытался интриговать с арабскими националистами. Попытка переворота в Ираке в 1941 г. провалилась, но его организатор, поклонник нацистов, генерал Рашид Али Гайлани, нашел временное убежище в Стамбуле, откуда через некоторое время благополучно добрался до Берлина. С гордыми и впечатлительными турками Леверкюну повезло больше – британцы всегда относились к ним с презрительным высокомерием, и теперь они с готовностью помогали немцам. Именно в германское посольство и обратился однажды турок, работавший в британском консульстве и бесплатно предложивший копии содержимого консульского сейфа. Так Леверкюн получил доступ к секретной и конфиденциальной корреспонденции и документам. Данный факт показывает, сколь ненадежной была система безопасности в дипломатических представительствах Британии.

Генерал Мустафа Кемаль (в центре), более известный как Ататюрк, в высокой папахе. Снимок сделан после окончания гражданской войны в Турции, в 1923 г.
Другим персонажем в турецком плавильном котле был Франц фон Папен. Бывший канцлер и открытый критик Гитлера, он должен был бы погибнуть в ходе общей чистки 1934 г. («ночи длинных ножей»), когда от эсэсовских пуль пали многие его бывшие коллеги. Папен, однако, сумел выжить и даже получил назначение, в начале 1939 г., послом в Турцию – при том, что они с Риббентропом терпеть не могли друг друга. Зато Папен пользовался симпатией своего британского коллеги Хью Нэтчбулл-Хьюгессена, считавшего немецкого посла человеком вежливым, дружелюбным и информированным. Папена, в целом благожелательно относившегося к альянсу с Турцией, шокировало и огорчило откровенно высказываемое Иненю восхищение Гитлером и нацистскими вожаками. Сохраняя связи с германской оппозицией, посол тем не менее тесно сотрудничал с Леверкюном и обменивался с ним информацией. Не терял он контакта и со старым знакомым, адмиралом Канарисом, которого регулярно информировал о политической и военной ситуации в Турции. В свою очередь, Канарис держал его в курсе берлинских дел. К туркам Папен ни доверия, ни симпатии не испытывал и от прогермански настроенного турецкого офицерского корпуса держался в стороне. При таком отношении у него, разумеется, завелись враги, и 24 февраля 1939 г., когда посол с супругой прогуливался по главной улице Анкары, за спиной у них взорвалась бомба. Пара осталась целой и невредимой, погибла лишь ни в чем не повинная турчанка. Турецкое правительство рассыпалось в извинениях, но Папен счел их неубедительными и неискренними, сохранив чувство, что за покушением стоят турки. Четыре дня спустя турецкая полиция провела показную акцию, окружив советское консульство в Стамбуле и заставив его служащих сдаться. За попытку покушения на жизнь германского посла арестовали македонского турка Омера Токката.

10 марта советская газета «Известия» обвинила СД в том, что за покушением стоит она, и заявила, что турки, руководствуясь политическими причинами, решили возложить вину на Советский Союз. Папен официально отверг это обвинение, но в частном порядке высказывал уверенность в том, что это СД убедила турок устроить взрыв, а потом возложить вину на Советы. Разминувшись со смертью, Папен укрепился в необходимости работать в пользу мира с западными странами и Россией, если это будет содействовать прекращению гитлеровской агрессии.

назад                                       Оглавление                                          Далее

Шпионы Сталина и Гитлера, часть 2



-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: