понедельник, 24 марта 2014 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Всемирная паутина - Операция «Тигр», Немецкие шпионы в Латинской Америке

продолжение...
Операция «Тигр»

Для защиты своих индийских колониальных владений англичане создали первую постоянную службу безопасности – Индийское бюро политической разведки. Бюро должно было защищать Индию от внешних и внутренних врагов. В годы Первой мировой войны Индии пришлось обороняться от попыток немецко-турецких отрядов вторгнуться на ее территорию из Ирана и Афганистана. (Попытки немцев и турок организовать свою агентуру в Иране были пресечены русскими. В октябре 1915 г. корпус генерала Баратова (8 тысяч) занял Тегеран, затем выдвинулся к Хамадану, разгромил турецкоиранские отряды (8 тысяч) и ликвидировал в стране агентуру Германии и Турции, поставив надежный заслон против германотурецкого влияния в Иране и Афганистане. Хорасанский отряд русской армии (1000 человек, 4 орудия) обезвредил германо-турецкие группы, следовавшие через Южный Иран к афгано-иранской границе. Хорасанский отряд совместно с английским отрядом в Систане установил подвижную завесу на фронте Мешхед – Бирдженд – Систан – Оманский залив, не допуская проникновения германо-турецкой агентуры в Афганистан и британскую Индию. – Ред.) Теперь англичане столкнулись с более сильным врагом – разведкой нацистской Германии. Лишь в апреле 1939 г. германский МИД обсудил с абвером вопросы стратегии на международном уровне в том случае, если Британия проявит враждебность.

Порт и нефтеперерабатывающий завод в Абадане, на котором немцы планировали совершить диверсии с целью прекращения поставок нефти англичанам и их союзникам
Вниманию Канариса был предложен план совместного русско-германского вторжения в Индию, что, даже на уровне угрозы, могло заставить англичан перебросить массу своих войск из Европы на Ближний Восток. В разработке этого плана известную роль сыграл Иоганнес Эпплер-Гафер. Во время его пребывания в Стамбуле в декабре 1937 г. он познакомился с воинственным вождем иранского племени кашкаев Эмиром Азурнухом (кашкаи – народность, живущая в иранских провинциях Фарс и Исфахан. Говорят на тюркском языке, близком к азербайджанскому. В описываемое время вели кочевой образ жизни. – Ред.). Азурнух предложил Эпплеру совершить путешествие на Восток для встречи с другим заговорщиком, вождем одного из афганских племен Гулямом Баракатуллой, который поддерживал связи с другими афганскими племенами, обитающими близ северо-западной границы британской Индии – самого уязвимого пограничного района этой английской колонии. Два года спустя, в мае 1939 г., Эпплер, переодетый турком, перебрался из Эрзерума в Восточную Анатолию. Через месяц он оказался в Масуле, родной деревне Баракатуллы. Здесь Эпплера встретил Азурнух, который свел его с афганским вождем. В 1932 г. Баракатулла принимал участие в вооруженном восстании в Кабуле, поднятом против тогдашнего пробританского правительства. Это восстание было осуществлено при поддержке ГРУ, советской военной разведки. Поскольку на 1939 г. пришлось время самого плодотворного сотрудничества Германии и СССР в военно-политической сфере, то это полностью устраивало Эпплера.

Для того чтобы осуществить новое восстание, Баракатулла связался с племенем афридиев, живущих неподалеку от известного Хайберского прохода – своего рода ворот, ведущих на равнины Индии. Он познакомил Эпплера со связным афридиев Меджди, который поддерживал контакты с Факиром Ипи, Хаджи Мирзой Али, правителем Северного Вазиристана. Разговоры велись долго, до наступления ночи. Эпплер отправил в Берлин сообщение о том, что находится в самом сердце Афганистана. Позднее он перебрался на северо-восток Афганистана, в Кафиристан, где встретился лично с Факиром Ипи, после чего вернулся в Иран. Эпплер создал шпионскую сеть, планируя в случае плотных контактов с русской разведкой или отдельно, силами немецких агентов, провести ряд диверсий в британской Индии. Из этих заоблачных планов ничего не вышло, однако абвер продолжал лелеять подобные мечты. Прибалтийский немец из Литвы, профессор Манфред Обердерфер, убедил Канариса в необходимости отправки нового агента в район северо-западной границы британской Индии. Под этим агентом, бегло говорившим на языках народов Ирана и Афганистана, он, конечно, имел в виду самого себя. Кроме того, он собирался воспользоваться своим медицинским образованием и специализацией на лечении проказы для придания экспедиции убедительности. В Индию Обердерфер отправился вместе со своим помощником Фредом Брандтом. Медицинская миссия, занимавшаяся лечением проказы, прибыла в Афганистан в 1940 г. В Герате «врачи» наняли проводника-афганца, оказавшегося тайным агентом Индийского бюро политической разведки. Итальянский посол в Кабуле познакомил немецких врачей-шпионов с полковником британской армии, дезертировавшим из Индии и высказавшим желание служить немцам. Полковник предложил немцам провести их в опасный район северо-западной границы. Здесь Обердерфер и его спутник попали в засаду, устроенную местным племенем. Обердерфер умер в автомобиле по пути в Кабул.

Немецкие шпионы в Латинской Америке

Шпионская деятельность в Афганистане была опасной и далекой от комфорта и внешней роскоши. В Латинской Америке она отличалась привлекательностью, однако зачастую была не менее опасной. В кафе на набережной Гаваны у одного щеголеватого иностранца в шикарном белом костюме и шляпе-панаме был свой постоянный столик. Сидя за ним, он обозревал стоявшие на рейде корабли. Отсюда этот либо американец, либо европеец наблюдал за гаванским портом, самым стратегически важным и оживленным во всем Карибском бассейне. Этот человек не делал никаких записей и лишь запоминал все примечательное. Беспечно сидя за чашкой кофе и газетой, щеголь совмещал приятное с полезным, то есть с работой, за которую ему платил абвер или СД: собирал информацию о перемещениях грузов враждебных держав. Нейтральная Куба, которой с 1933 г. правил диктатор Фульхенсио Батиста, сместивший в результате военного переворота своего предшественника генерала Мачадо, была превосходным местом для шпионской деятельности абвера в Новом Свете. Это была своего рода дверь в США, поскольку Кубу отделяло от Флориды расстояние всего в 160 километров (если быть точным, то 225 километров, но от Гаваны до Ки-Уэста на островке островной гряды Флорида-Кис (к которому проложена шоссейная дорога на опорах) 150 километров. – Ред.).

Гавана была битком набита американскими, английскими и союзными им (норвежскими и голландскими) грузовыми кораблями, перевозившими нефть из Мексики и Техаса на Британские острова. Сведения, собранные завсегдатаем гаванского кафе, помогали германским подводным лодкам топить эти корабли в водах Атлантического океана. Щеголеватого немецкого агента звали Энрико Луни. Его настоящая фамилия была Гейнц Лунинг. Он родился в 1910 г. в Гамбурге, часто бывал в Вест-Индии и бегло говорил по-испански. Луни был завербован абвером в 1940 г. и, получив хорошую разведывательную подготовку, приступил к шпионской деятельности в Латинской Америке. В Барселоне он сел на испанский корабль «Сьюдад-де-Мадрид» и 20 сентября 1941 г. приплыл на нем в Гавану. Для прикрытия настоящей своей деятельности Луни обзавелся магазином, торгующим одеждой. Он ежедневно посещал свое любимое кафе на Порто-Чико, откуда открывался потрясающий вида на порт Гаваны. Проведя там пару часов, Луни, медленно прогуливаясь, направлялся домой, где составлял донесение, которое отправлял по вполне «невинному» адресу в Барселону. Если сведения было необходимо отправить срочно, то он передавал их по радио сразу в Испанию. Так протекала жизнь спокойного и малозаметного немецкого шпиона, агента абвера в Гаване, 11 долгих и жарких карибских месяцев. Так продолжалось бы и дальше, если бы Луни не совершил роковую ошибку.

Большая часть почты, отправлявшейся в Европу из Латинской Америки, и в частности с Кубы, проходила через контролируемые англичанами Бермудские острова, где отдел перехвата писем (ОПП) имел свою самую большую зарубежную резидентуру, которая располагалась в отеле «Принцесса Гамильтон». Резидентуру ОПП возглавил офицер СИС Питер Уилсон, под началом которого находился целый штат молодых трудолюбивых женщин. Ведомство Уилсона было главным источником информации для МИ-5, занимавшейся поиском немецких шпионов в Новом Свете. У цензоров вызвал подозрение тот факт, что в переписке Луни с Испанией во многих письмах один и тот же почерк, но все они были подписаны разными именами. Эта «мера предосторожности» Луни оказалась излишней и послужила обратному. Копии его писем ОПП стала посылать агентам ФБР в Гаване. ФБР собрало нужные доказательства и 15 августа 1942 г. арестовало Луни. Несмотря на неудовольствие тех кубинцев, которые ненавидели янки и симпатизировали нацистам, 8 ноября 1942 г. – в тот же день, когда американцы высадились в Северной Африке, – Гейнца Лунинга, приговоренного к смертной казни, расстреляли. Еще одним агентом абвера на Кубе был Ричард Доррес, активно занимавшийся шпионажем с 1941 г. по конец 1942 г. Дорреса так никогда и не нашли, потому что после ареста и казни Лунинга он хорошо понимал, что его ждет та же участь и поимка – всего лишь вопрос времени.

назад                                      Оглавление                                          Далее

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: