четверг, 6 марта 2014 г.

Добро пожаловать на вторую холодную войну

Период "после окончания холодной войны" теперь, возможно, следует считать периодом "между холодными войнами", пишет директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин в Foreign Policy. События вокруг Украины фактически обозначают прекращение партнерства и сотрудничества Запада и России. Украинский кризис знаменует конец постсоветской пассивности России. Тренин уверен: действия Путина в Крыму и разрешение Совфеда на применение войск на Украине - знак, что Москва впервые с 1989 года возвращается в Европу как активный игрок.

На взгляд Тренина, нас ждут "интересные" времена в китайском понимании этого слова" - то есть годы, преисполненные опасностей. "Геополитическая обстановка в новой Восточной Европе кардинально изменится", - прогнозирует политолог. Украина лишь спустя некоторое время будет воссоздана "в какой-то новой форме - почти наверняка без Крыма - и с новой структурой, вероятно, учитывающей ее национальную и культурную сложность". Все бывшее советское Причерноморье - от Молдавии-Приднестровья до Абхазии-Грузии - станет выглядеть совсем не так, как сегодня. Грузия вернется на путь ускоренного вступления в НАТО, в Молдавии возможна нестабильность. Приднестровье будет тяготеть к русскоязычной Юго-Восточной Украине. Все громче будут звучать призывы к "постоянному, если и символическому" размещению войск США в Польше и Балтии, а также к вступлению Финляндии и Швеции в НАТО.

Отношения России и НАТО вернутся в более привычное русло враждебности. "Например, не придется толковать об Иране при модернизации ПРО НАТО", - поясняет автор.

Из российско-американских отношений окончательно улетучится "тепло", считает Тренин. Но конфронтация времен холодной войны не возобновится - стороны просто отдалятся друг от друга. "Торговля и инвестиции будут ограничены ввиду санкций правительства США, и российский фондовый рынок, где большинство владельцев - иностранцы, рухнет", - говорится в статье. Зато торговые связи России и ЕС сохранятся, так как их экономики взаимозависимы.

На этом фоне России понадобится укреплять связи с Китаем. "Газпрому", возможно, придется согласиться продавать газ в Китай, хотя Пекин предлагает заниженные цены. После вероятного исключения из G8 Москве придется больше пользоваться другими глобальными форумами (БРИКС, ШОС и т.п.). Но там доминирующей силой будет Пекин, а не Москва. "В результате Москва лишится своего уникального положения - присутствия во всех крупных многосторонних организациях, как западных, так и не западных", - говорится в статье.

Картина мрачная, заключает Тренин. "К счастью, некоторые из худших черт первой холодной войны вряд ли когда-нибудь возродятся", - пишет он. Официальный российский патриотизм не станет полновластной новой идеологией. Госкапитализм в России будет походить скорее на экономику времен царизма, личные свободы сохранятся, открытость внешнему миру - в основном тоже. Внутренняя ситуация станет напоминать начало 50-х годов XIX века в царствование Николая I.

Геополитическое соперничество России и США не ограничится Украиной, но серии "войн чужими руками" не будет, считает Тренин. США попытаются путем экономических санкций расколоть российскую элиту и восстановить россиян против правительства. Доктрина ядерного сдерживания вернется, соперничество в военной сфере перекинется на киберпространство и глобальные удары обычными вооружениями.

Такова будет заря новой эры, считает автор. "Как и после обеих мировых войн, неспособность решить проблемы, порожденные несовершенным мирным договором, и полностью интегрировать в новую систему одного из бывших противников, влечет за собой новый конфликт - даже если крупной войны вновь удастся успешно избежать", - пишет он.

Новый конфликт вряд ли будет таким яростным и затяжным, как первая холодная война. Он не будет главным конфликтом эпохи. "Но он будет вполне реальным", - заключает автор.
inosmi.ru, foreignpolicy.com
-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: