суббота, 15 марта 2014 г.

Новые евразийские Антанты над Украиной

("South China Morning Post", Гонконг)
Сян Ланьсинь — профессор Женевского института международных отношений и развития. В настоящий момент является старшим научным сотрудником Трансатлантической Академии, учрежденной немецким Фондом Маршалла о Вашингтоне. Он утверждает, что сегодня в ходе кризиса на Украине формируется новая евразийская Антанта, похожая на ту, что изолировала США из-за введения войск в Ирак и та, что в значительной степени затрагивает интересы Китая.


Представляется ироничным, что Китай — главный оппонент советской доктрины Брежнева в прежние времена — теперь поддерживает позицию России по Украине. Советский Союз в свое время использовал эту доктрину для введения войск в другие «братские» страны социалистического лагеря, такие как Чехословакия в 1968 году, и Запад ничего не предпринял. Мао Цзэдун был весьма разочарован такой политикой и даже начал называть советский подход «социалистическим империализмом».

Сегодня мир в корне изменился, и позиция поддержки России со стороны Пекина тщательно просчитана. Министерство иностранных дел заявило, что у сложившейся ситуации на Украине есть веские «причины». Си Цзиньпин в телефонном разговоре с президентом России Владимиром Путиным сказал, что «такой поворот событий, возможно, был случайным, но неизбежным». Такая открытая дипломатическая поддержка России имеет глубокую значимость, выходящую за рамки политического «медового месяца» для обеих стран.

Во-первых, Китай и Россия разделяют мнение о том, что так называемое «продвижение демократии» Западом не только продемонстрировало свою несостоятельность — яркий пример — «арабская весна», но и стало дестабилизирующим фактором в политике и экономике других стран.

Более того, страны Запада, похоже, всегда стремятся следовать двойным стандартам в отношении легитимности режима. В какой-то момент военный переворот в Египте против законно избранного правительства приветствовался как «победа демократии».

Запад — в особенности США — теряют доверие во всем мире. Режим, который сейчас существует на Украине, не является законно избранным и состоит из ультра-националистов, анархистов и частично даже неонацистов. Запад молча согласился со свержением избранного правительства ультра-националистическими военизированными формированиями.

И еще более настораживает, что первыми шагами временного правительства стали законы об исключении русского и других языков меньшинств из списка официальных, а также о запрете на партии, которые поддерживали смещенного президента Виктора Януковича.

Во-вторых, Запад — и особенно США — похоже, совсем потеряли чувство реальности. Действительная проблема на Украине состоит не в ситуации с Крымом, а во внутренней разобщенности. Ошибка англо-американского блока в отношении обещания членства в НАТО Украине и, что еще более нелепо, Грузии оказалась роковой.

Не так давно США непрестанно трубили про новомодную концепцию «права на защиту» — по сути, новую версию Брежневской Доктрины «ограниченного суверенитета». А теперь на Украине, где перспектива гражданской войны стала реальностью, они неожиданно снова стали продвигать Вестфальский принцип в пользу абсолютного суверенитета. Очевидно, что такой подход не может быть убедительным. У китайцев есть все основания поддержать русских в том, чтобы разоблачить это откровенное лицемерие и противостоять ему.

В-третьих, Китай может оказаться единственной державой, которая окажется в выигрыше от украинского кризиса. На протяжении нескольких лет США пытались осуществлять широко разрекламированное и скандальное, по мнению Китая, «возвращение в Азию» после колоссальных неудач на Ближнем Востоке. Теперь внимание американцев снова обращено в ином направлении. Более того, кризис на Украине поможет укрепить экономические связи между Пекином и Москвой.

Наиболее важным последствием украинского кризиса может стать возрождение антиамериканской Евразийской Антанты, которая появилась в ходе дебатов в связи с вторжением в Ирак в 2003 году. Этой Антанте, возглавляемой тогдашним французским президентом Жаком Шираком и немецким канцлером Герхардом Шрёдером, удалось объединить основные державы на евразийском континенте в благородной миссии по предотвращению стратегической ошибки со стороны США. И Пекин, и Москва, твердо поддержали франко-германскую антивоенную позицию. Несмотря на то, что Антанта не предотвратила вторжения в Ирак, роковая ошибка США стала абсолютно очевидной.

Полагаю, что немногие наблюдатели считают, что возможно повторение этой ситуации. Но мы являемся свидетелями многообещающей новой дипломатии, снова возглавляемой франко-германским «мотором», хотя в большей степени продвигаемой на сей раз немцами. Отправная точка этой «Новой восточной политики — остполитик» — в желании снять давние разногласия между Россией и Западом через честную попытку исправить прошлые ошибки, в особенности, безответственную идею о членстве Украины в НАТО.

Единственным путем для разрешения кризиса, по мнению Ангелы Меркель, является отказ от подобных амбиций и провокационной политики, принуждая украинский народ сделать четкий выбор между Западом и Россией — выбор, который неизменно повлечет за собой гражданскую вражду. «Нейтрализация» или, прямо говоря, «финляндизация» Украины — единственный выход из этой ситуации.

После десятилетий выстраивания дружеских отношений с Россией Германия находится в особой позиции, чтобы работать с Путиным по проблемам, представляющим взаимную озабоченность. Наконец наступило время Меркель, и немецкое руководство не упустит возможности наладить сотрудничество между Россией и Евросоюзом. Украинский кризис может оказаться незначительным эпизодом в «новой Восточной Политике г-жи Меркель», но никто не сможет помешать ей играть лидирующую роль в сохранении мира на Европейском континенте.

Кроме того, она может оказаться единственным западным лидером, который способен говорить Путину правду в лицо, плохую или хорошую, и добиться соглашения, которое заставит обе стороны, как Запад, так и Россию сделать шаг назад. Основная проблема сейчас — как совестными усилиями обуздать ультра-националистически настроенных политиков в Украине, которые зачастую выдают себя за прозападных лидеров.

Несмотря на дипломатические трения в конце тоннеля виден свет. Слово «деэскалация» стало популярным термином, который должен означать взаимную сдержанность. Если Меркель во взаимодействии с Путиным достигнет мирного решения, оба будут достойны Нобелевской премии за мир.

Китай крайне заинтересован в мирном разрешении кризиса не только в силу китайско-российской солидарности, но и ради долгосрочной перспективы новой евразийской Антанты. 2003-й год явился ключевым моментом для китайской дипломатии и поворотным пунктом формирования китайского подхода к ЕС. Антивоенная Антанта убедила Пекин, что Запад управляется не одним, а двумя игроками, чьи мотивы и линия поведения вряд ли пересекаются. С одной стороны — законопослушный и миролюбивый Евросоюз, с другой — милитаризованные, авантюрные и не соблюдающие правил США.

Неудивительно, что 2004 год был объявлен в Китае «Годом Евросоюза». С того момента Евросоюз стал крупнейшим экономическим партнером Китая, и между Пекином и Берлином были установлены эти в высшей степени особые отношения — как экономические, так и стратегические. Президент Си посетит Германию и Францию через несколько недель и совершенно очевидно, что Китай поддержит любое предложение Меркель, направленное на деэскалацию кризиса в Европе.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: