четверг, 6 февраля 2014 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Война без пощады. - ОУН, Батальон «Нахтигаль», «Иностранные армии Востока»

продолжение...

Петр Вершигора, предводитель советских украинских
партизан и смертельный враг как немцев,
так и украинских националистов.
Командовал тысячами партизан на Украине
ОУН

Гораздо большего абвер ожидал от молодого, динамичного радикала Коновальца и его ОУН (Организации украинских националистов). Украинцы даже за границей не чувствовали себя в безопасности, и, например, Коновалец погиб от руки подосланного НКВД убийцы (его ликвидировал, подарив коробку конфет со взрывчаткой, П. Судоплатов. – Ред.). Его место во главе ОУН занял Андрей Мельник, но радикальное крыло организации перешло под руководство Степана Бандеры. ОУН раскололась на две враждующие фракции: ОУН (М) Мельника – умеренные и ОУН (Б) Бандеры – радикалы.

Мало кто знал, однако, что оба вождя украинских националистов получали деньги от абвера. Когда Бандера основал Украинскую повстанческую армию (УПА), абвер в 1938 г. организовал тренировочные лагеря для молодых украинских боевиков, которые обучались приемам и методам партизанской войны. Потом их отправили на курсы саботажа в лагерь Квенцгут, где готовили к засылке в Польшу и Советскую Украину. Деятельность украинских националистов поддерживали японцы – во-первых, у них был общий враг, СССР, а во-вторых, в Маньчжурии жило немало выходцев из Украины. Впоследствии именно эта связь оказалась наиболее полезной.

Отношения немцев с различными украинскими организациями складывались нелегко. Проверку на верность Германии украинцы прошли в марте 1939 г., когда Гитлер, озабоченный тем, как завоевать благорасположение венгров, передал Венгрии, населенной украинцами (русинами, которых в СССР отнесли к украинцам. – Ред.), чехословацкую Закарпатскую Украину. Возмущенные таким решением, ее жители восстали, подняли желто-голубой флаг и были жестоко наказаны новыми оккупантами. Еще большее напряжение в германо-украинских отношениях вызвал заключенный Гитлером и Сталиным пакт о ненападении, согласно которому тренировочные лагеря абвера прекратили существование. На деле абвер просто передал эти центры своим японским партнерам, которые продолжали их содержать. С началом операции «Барбаросса» прошедшие обучение в них скрытно проникали в советский тыл, действуя впереди наступающих немецких войск. Они устраивали диверсии, перерезали линии телефонной и телеграфной связи, взрывали мосты. Позднее немцы использовали их против советских партизан на оккупированных территориях.

Батальон «Нахтигаль»

Осенью 1940 г., когда на Западном фронте наступило затишье из-за неопределенности с операцией «Зелеве» («Морской лев»), ОКВ/ ОКХ приступило к разработке плана вторжения в СССР. Зимой 1940/41 г. в Нойхаммере, близ Легницы, появился новый тренировочный лагерь. Партизан-агентов набирали из отрядов ОУН и УПА Степана Бандеры, а руководил ими выдающийся украинский командир Сконпрынка. Другим источником пополнения были украинские по составу польские подразделения, перешедшие на сторону немцев во время их вторжения в Польшу. Курс подготовки отличался особой суровостью, и Сконпрынка неустанно подчеркивал, что готовит солдат для освобождения оккупированной родины. Немецкое командование подразделения представляли лейтенант Альбрехт Херцнер и профессор Т. Оберлендер. Абвер назвал подразделение, в которым многие хорошо пели, «Нахтигаль», то есть «Соловей». Имя красивое, но не дела.

Украинцы тепло приветствуют своих германских освободителей от «сталинского ярма» в августе 1941 г. Их энтузиазм скоро угас из-за колонизаторской политики Гитлера
В июне 1941 г. «Нахтигаль» был придан частям специального назначения. 29–30 июня, услышав о запланированной расправе с соотечественниками в львовской тюрьме НКВД, «Нахтигаль» вступил в бой до подхода немцев и продержался несколько часов. Как и литовцы, украинцы наивно верили, что немцы сразу после изгнания Советов предоставят их стране независимость.

О создании независимой Украины они и объявили первым делом, когда захватили радиостанцию во Львове. Немцы тут же опровергли это заявление и сообщили, что Западная Украина включена в состав генерал-губернаторства (то, что осталось от Польши. – Ред.) Ганса Франка. Моральный дух во всех украинских подразделениях (созданных немцами), особенно в «Нахтигале», заметно упал, и немцы решили их распустить.

Рассерженный Оберлендер, эксперт по Украине и горячий сторонник ее независимости, добился аудиенции у Гитлера и высказал неудовольствие столь пренебрежительным отношением к ценному союзнику Германии в войне против Сталина. На фюрера его доводы никакого впечатления не произвели. Демонстрируя невежество и поразительную глупость, он сказал: «Вы не понимаете, что говорите. Россия – наша Африка, а русские – наши негры». Сраженный таким ответом, профессор вернулся для доклада командиру полка «Бранденбург» и в запальчивости выпалил: «Такова концепция Гитлера, и с такой концепцией мы проиграем войну». Оберлендер не ошибся в своем предсказании.

Поначалу немцев на Востоке спасало лишь то, что Сталин настолько настроил против себя украинцев своими действиями – разорительной экономической политикой, массовыми репрессиями и депортациями, – что они были готовы служить немцам даже после событий 1941 г. В конце концов, выбирая между двух зол, украинцы, как и народы Прибалтики (некоторая часть тех и других. – Ред.), предпочли то, которое не знали. Удивительно, но даже годом позже 200–250 тысяч украинцев служили в рядах германской армии и СС (защищая общую родину, СССР, в рядах советских вооруженных сил погибло (включая замученных в плену и другие демографические потери) 1 377 400 украинцев. – Ред.). Что касается прибалтов, то они и после трех лет унижений и оскорблений бросились в 1944 г. помогать частям СС, защищавшим их страны от наступавшей Красной армии (в том числе от 8-го Эстонского стрелкового корпуса и других соединений. – Ред.).

Профессор Оберлендер, человек, посмевший выступить против
восточной политики Гитлера и указаний обращаться с украинцами
и другими славянами как с «неграми» в «нашей Африке»
«Иностранные армии Востока»

ОКХ осталось недовольно работой отдела «Иностранные армии Востока», и прежде всего его главы, полковника Эберхарда Кинцеля, во время операции «Барбаросса». Кинцель служил в свое время НД под началом Николаи, но показал себя безответственным, необязательным весельчаком. 1 апреля 1942 г. Кинцеля убрали, а на его место назначили Рейнхарда Гелена, который полностью перестроил отдел. Гелен заменил прежний персонал людьми молодыми, энергичными, разделявшими его приверженность делу. Он разделил отдел на три подотдела – по одному на каждую группу армий, действовавших на Восточном фронте, – и добавил еще один для работы против партизан. Вопросами общей политики занимался прибалтийский немец, полковник Алексис фон Ренне, бегло говоривший по-русски.

Гелен поручил Ренне собирать информацию о противнике, а также поддерживать связь с абвером, СД, ОКХ и ОКВ. В крепости Бойен, в Восточной Пруссии, заработала группа дознавателей под началом капитана Бернхарда фон Блоссфельда, до войны управляющего отелем «Рим» в Риге. Ему помогал бывший советский майор Василий Сахаров, проводивший большую часть допросов. Были созданы лагеря для военнопленных – отдельно для казаков, украинцев и неславян. Гелен создал также огромный архив по СССР и Балканам с материалами на самые разные темы – экономика, общество, руководители, военные возможности. Особый отдел занимался изготовлением поддельных документов и добился столь больших успехов, что к его услугам прибегали СД и абвер. Разумеется, у отдела «Иностранные армии Востока» было немало агентов, действовавших в тылу противника, хотя и не все они пользовались благосклонностью Гелена.

Одним из таких был агент Ивар в Ленинграде. Ивар достался Гелену в наследство от Кинцеля, и новый начальник вскоре заметил, что агент присылает ему «старье». Ивар находился в Ленинграде с февраля 1941 г., а в феврале 1943 г. он сообщил, что 33-я армия генерала Ефремова планирует перейти в наступление на центральном секторе фронта в районе Ржева. Получив предупреждение Гелена, ОКВ провело соответствующую подготовку и сосредоточило у Юхнова достаточные силы, которые атаковали и окружили 33-ю армию. Генерал Ефремов, не желая испытать на себе гнев Сталина (не желая сдаваться. – Ред.), застрелился. Это был крупный успех, доказавший, что назначение Гелена на должность руководителя самой важной разведслужбы Третьего рейха не было ошибкой. Вскоре он получил в свое распоряжение лагерь абвера в Люкенвальде, а потом и другие лагеря военнопленных, что позволило расширить базу для набора агентов.
назад                                       Оглавление                                          Далее


-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: