понедельник, 10 февраля 2014 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Война без пощады - Полковник Таврин, Операция «Дрозд»

продолжение...
Полковник Таврин

Среди таких завербованных был и Петр Иванович Таврин, попавший в плен (добровольно перешедший к немцам. – Ред.) в районе Ржева в мае 1942 г. Имея высокие правительственные награды и безупречный послужной список, он тем не менее согласился стать германским агентом. В сентябре 1942 г. Таврин перешел на советскую сторону и после тщательной проверки НКВД (к которой его подготовил Гелен) вернулся в ряды Красной армии. Гелен возлагал на этого агента большие надежды и не ошибся – в следующие два года Таврин не только получил повышение, но и был отмечен наградой.

Советские военнопленные, несмотря на плохое обращение со стороны немцев, иногда соглашались сотрудничать с абвером
Таврин занимал несколько высоких постов в советском Министерстве обороны, Ставке, получил звание полковника и, наконец, попал в штаб блестящего маршала (генерала армии (1944). – Ред.) Ивана Черняховского, командовавшего Брянским фронтом. (Черняховский с июля 1942 г. командовал 60-й армией на Воронежском, Центральном и 1-м Украинском фронтах. С 15 апреля 1944 г. – командующий Западным, с 24 апреля – 3-м Белорусским фронтом. – Ред.) Он посылал по радио подробные, точные сообщения, имевшие огромную ценность для немцев и позволявшие им отражать наступления Красной армии. В августе 1944 г. Таврин сообщил в отдел «Иностранные армии Востока», что НКВД, похоже, подозревает его, и Гелен, проявив редкую лояльность к русскому агенту, согласился прислать за ним самолет. 5 сентября полковник с женой выехал к определенному месту, откуда их должен был забрать «Мессершмитт». Однако по дороге ехавших на мотоцикле супругов остановил патруль. При досмотре у них нашли немецкое радио и шифровальные таблицы, записанные на сигаретной бумаге и спрятанные под подкладкой мундира. Поняв, что игра проиграна, Таврин признался, что работает на немецкую разведку. Его пытали и допрашивали, а потом супругов расстреляли (сведения не соответствуют действительности. Петр Шило (еще будучи советским гражданином, бежав из тюрьмы, где сидел за растрату, исправил фамилию на Таврин) перешел к немцам в мае 1942 г. под Ржевом. После подготовки в сентябре 1944 г. был переброшен на самолете «Арадо-232» через линию фронта с целью совершения террористических актов против советского руководства – вместе с мотоциклом, особым портативным гранатометом «панцеркнакке», стрелявшим из рукава, и «Звездой» Героя СССР на груди. Главная цель – Сталин. Но в тот же день Шило (Таврин) был задержан в Смоленской области. Позже поработал на советскую разведку под контролем. В 1952 г. расстрелян. – Ред.). Гелен узнал о случившемся из советской прессы, которую в отделе тщательно изучали. Он сожалел о потере ценного агента, полученная от которого информация заполнила три пухлые папки в архиве службы.

Операция «Дрозд»

Рейнхард Гелен делал все, что мог, отдавая все силы тайной войне против СССР.
Он разделял взгляды Оберлендера на политику Гитлера
Василий Антонович Скрябин родился в 1920 г. и потерял родителей во время сталинских чисток 1930-х гг., хотя и был родственником наркома иностранных дел Вячеслава Скрябина, более известного под псевдонимом Молотов. До 17 августа 1941 г. Скрябин служил в 38-м гвардейском полку, а потом, как сотни тысяч других красноармейцев, сдался немецкой армии. Ум, красноречие, надежность и отличное знание немецкого произвели впечатление. Его завербовали, дали кодовое имя Игорь и определили напарником к опытному агенту Альберту Малеру, Грегору. Грегор родился в 1909 г. в Санкт-Петербурге. Отец его был немцем, мать – русской. В 1928 г., после смерти отца, он эмигрировал в Германию и до войны работал агентом под руководством полковника Рауха в кенигсбергском отделении абвера. В 1942 г. Гелен переманил Грегора в отдел «Иностранные армии Востока», где тот поначалу работал переводчиком. Но Гелен готовил его и Игоря для операции «Дрозд» – инфильтрации в Москву – и надеялся, что Игорь, с его умом и образованием, в конце концов займет высокий пост в Красной армии или, может быть, советском правительстве, а Грегор пригодится для выполнения более простых заданий.

Оба агента прошли в отделе самую тщательную подготовку, получили прекрасные документы и прошли подробнейший инструктаж на тему жизни в Советской России. Игоря одели в мундир майора Генерального штаба, Грегора – в форму старшего лейтенанта. Гелен лично осмотрел обоих перед отправкой, после чего агентов отвезли на аэродром 304 возле белорусского города Витебска, откуда переправили через линию фронта и выбросили в сектор генерала Козлова. Утром 10 августа они закопали парашюты и комбинезоны и направились в штаб 11-й гвардейской дивизии. Там «офицеры», майор Генштаба Посючин и его адъютант, лейтенант Красин, предъявили документы, согласно которым Посючин был представителем маршала Василевского. Козлов не только поверил документам, но и оказал гостям теплый прием с последующим банкетом. Через два дня Козлов выделил «представителям Ставки» автомобиль и водителя и даже снабдил «майора» присланными из штаба армии секретными планами. Грегор тут же переслал информацию в службу Гелена, откуда ее передали командованию армейской группы и ОКВ.

Печальные последствия провалившегося наступления маршала Тимошенко в июле (в мае. – Ред.) 1942 г., когда немецкая разведка – редкий случай – взяла верх над советской
За время инспекционной поездки по Центральному фронту пара дважды меняла внешность и в конце, переодевшись в гражданское платье, отправилась в Москву. Гелена интересовали данные по производству вооружений, и Грегор, предъявив документы о ранениях и представившись ветераном, устроился электриком на военный завод Госплана. Скрябин тоже нашел работу, подружку по имени Марфа и квартиру в Москве. Устроившись в столице и по-прежнему выдавая себя за офицеров Красной армии, шпионы без труда сняли под Москвой дачу, где проявляли снятые микрофильмы. Микрофильмы переправлялись через линию фронта Власовым, офицером, выполнявшим роль курьера. Сообщения были столь объемными, что передача их занимала порой недели, но зато Гелен получал информацию, подобной которой не было ни у одной другой разведслужбы.

К октябрю 1944 г. проблемы с переправкой материалов обострились, и Гелен отозвал обоих агентов в Германию. Посланный за ними самолет приземлился на лугу, примерно в 70 километрах к западу от Москвы. Но вовремя к назначенному месту прибыл только Грегор, а ждать пилот отказался. Когда появились Игорь и Марфа, самолет уже взлетал. Грегор попытался убедить летчика вернуться, но тот не желал рисковать. Позднее, уже в январе 1945 г., Гелен предпринял вторую попытку забрать своего агента уже с территории занятой Советами Восточной Пруссии (за Восточную Пруссию тяжелейшие бои велись с 13 января по 25 апреля. Здесь столкнулись огромные массы войск, и каким образом могла быть совершена попытка вывоза агентов, непонятно. – Ред.), но на связь никто не вышел, и о дальнейшей судьбе Скрябина и Марфы ничего не известно.

Сколь бы впечатляющими ни выглядели приключения участников операции «Дрозд» в Москве, они меркнут на фоне величайшего успеха Гелена. Проверяя украинцев в лагере Люкенвальде, немцы обнаружили политрука, служившего на Западном фронте, которым командовал маршал Жуков, и попавшего в плен в сражении под Вязьмой в октябре 1941 г. (командующим Западным фронтом в этот период был генерал-полковник Конев. Жуков был назначен командующим после образования Вяземского котла (7 октября) – 10 октября. – Ред.) На первый взгляд Владимир Минишкий не представлял собой ничего особенного, на самом же деле до войны он был секретарем ЦК (не соответствует действительности. Каким «секретарем» и чего, выяснить не удалось. – Ред.) коммунистической партии СССР (была ВКП(б). КПСС она стала в 1952 г. – Ред.). В мае 1942 г., проведя в лагере восемь месяцев, Минишкий выразил согласие сотрудничать с немцами. Не отличаясь твердостью убеждений, он потерял веру в победу своей страны. Поговорив с советским офицером лично, Гелен завоевал его доверие хорошим обращением, уважительным отношением и проявленной заботой о его семье. Он также пообещал Минишкию хорошую должность в Германии и помощь в вызволении родных.

Вальтер Шелленберг, организовавший в 1942 г. группы
коммандос «Цеппелин». Однако СД, как и абвер, так и
не стала большим игроком на Восточном фронте
К этому времени в Москве у Гелена уже был радист, которому приказали передавать в отдел полученную от Минишкия информацию. Последний получил кодовое имя Фламинго и агентурный номер V-438, прошел инструктаж и был отправлен через линию фронта с подлинными сведениями, которые могли бы заинтересовать НКВД. Минишкия тщательно, как каждого побывавшего в плену, допросили. В конце концов его истории поверили, чему помогла и доставленная им информация. Минишкий связался с радистом, получил свою прежнюю должность в партии (?! – Ред.) и даже стал впоследствии членом (?! – Ред.) ГКО. Фламинго сообщил о важном совещании 14 июля 1942 г., на котором присутствовали Шапошников, Ворошилов, Молотов, а также представители американской, британской и китайской военных миссий. Речь шла о предполагаемом отступлении Красной армии к Волге, тактике выжженной земли и обязательном удержании Сталинграда, Кавказа и порта Новороссийск на Черном море. Для отвлечения немецких войск намечалось провести наступления под Орлом и Калинином (к югу и северо-западу от Москвы).

Наземная и воздушная разведки подтвердили информацию агента V-438 об отступлении советских войск к Волге. Гелен предупредил ОКВ о планируемом русском наступлении, которое началось в июле 1942 г. Имея на руках данные Фламинго, немцы предприняли необходимые меры, и в результате маршал Тимошенко потерял в наступлении 250 тысяч солдат, 1249 танков и более 2000 артиллерийских орудий. В течение лета 1942 г. агент V-438 докладывал своим новым хозяевам о диспозиции советских частей, планах командования и заседаниях ГКО. Донесения продолжали поступать и осенью, но шпионом постепенно овладевала депрессия. В октябре 1942 г. Гелен, считавший, как и Канарис, что лояльность и великодушие, проявленные в отношении агента, не пропадут втуне, организовал эвакуацию Минишкия и его семьи. На этот раз операция прошла гладко, и Фламинго благополучно пережил войну.

назад                                       Оглавление                                          Далее


-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: