четверг, 27 февраля 2014 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Специальные операции - Операция «Ход конем», Операция «Панцерфауст».

продолжение...
На этот раз германская пропаганда имела все основания
для торжества. Мечта Геббельса сбылась:
успех Скорцени поднял боевой дух немцев
Операция «Ход конем»

Разработанная ОКХ операция «Ход конем» предусматривала массированное наземное наступление против партизанских сил в Западной Боснии с использованием планеров и парашютного десанта, который атаковал бы штаб Тито в городке Дрвар. Именно к реализации этой, второй его части и привлекли Скорцени в качестве советника.

Из собранной абверовскими агентами информации следовало, что в штабе Тито есть представители советской и союзнической военных миссий. Их планировалось захватить или уничтожить. Источники утверждали, что Тито охраняют 350 бойцов элитного батальона «Эскорт». Сам городок Дрвар был расположен весьма удобно, в излучине реки Унац, которая и защищала его с трех сторон. Пройти к нему можно было лишь с боями по узкой теснине между поросшими лесом средневысотными горами.

Операцию назначили на 25 мая 1944 г.; время начала – 7:00. Прибыв в Белград и услышав, что сербские агенты абвера уже знают о планируемом немцами наступлении, Скорцени предложил скорректировать план, но в белградском отделении абвера его заверили, что утечка ничего не значит и что действовать нужно по графику. Скорцени нехотя согласился. Как выяснилось позже, партизаны, зная о планируемом противником наступлении, не имели никаких сведений о его воздушной составляющей. Ничего не знали о своей миссии и отобранные для дела бойцы 500-го парашютного батальона. В курсе были только его командир, оберштурмфюрер Рибка, и старшие офицеры. Детали личному составу сообщили только в ночь с 24 на 25 мая.

Ханна Рейч (Райч) на слушаниях после войны
– о плане Скорцени направить самолет-снаряд
«Фау-1» на британский парламент
Самолеты с первой штурмовой группой взлетели перед рассветом. Через 52 минуты полета транспортные «Юнкерсы-52» приблизились к долине, над которой уже висело облако дыма после массированного налета на город бомбардировщиков. Держась плотным строем, «юнкерсы» произвели сброс десанта (мусульмане-боснийцы в годы войны, как правило, поддерживали немцев и хорватов, осуществляя геноцид сербов. – Ред.). Тем временем планеры ДС-230, пилотируемые опытными летчиками люфтваффе, приземлились у входа в «Цитадель», пещеру, где располагался штаб Тито. Поначалу все складывалось в пользу немецких и боснийских десантников. Им удалось захватить центр связи, который отчаянно защищали женщины-партизанки. Но вскоре выяснилось, что абверовская разведка пропустила важную деталь: в последнее время оборонительные укрепления «Цитадели» были значительно усилены. Сопротивление не только не ослабло, но и возросло. Десантникам, высадившимся у города, потребовался целый час, чтобы взять Дрвар, и, когда они прибыли к «Цитадели», штурмующие крепость понесли большие потери убитыми и ранеными.

Положение немцев быстро ухудшалось. Совершить фланговый маневр десантникам помешали более сотни получивших подкрепление партизан, в составе которых дрались курсанты элитной офицерской школы. В то же время Дрвар с востока атаковал 1-й батальон 1-й партизанской бригады. Коммандос были зажаты с двух сторон, а прибывшая в 12:30 вторая штурмовая группа попала под убийственный пулеметный и минометный огонь. В дополнение ко всему тяжелое ранение получил Рибка. Он приказал своим людям отходить к городу. Руины целлюлозной фабрики хорошим прикрытием быть не могли из-за слишком протяженного периметра обороны, а вот кладбище представляло собой более удобную позицию. Пока шел бой, Тито выбрался из осажденной «Цитадели» через боковой туннель к высохшему руслу. Оттуда он вместе со своим штабом и офицерами союзных миссий добрался до деревни Поточи, где его ждал поезд, который и увез партизанского вождя в Западную Боснию (в хорватскую Далмацию. – Ред.). Там, на острове Вис в Адриатическом море, Тито устроил новый штаб.

Югославские партизанки шли в бой в первых рядах – к ужасу противника. Отличались храбростью и высокой дисциплиной
Зная, что партизаны пленных не берут, десантники сражались с отчаянием обреченных, отбивая одну за другой массированные атаки. Бой затянулся до ночи и продолжился на кладбище. На следующее утро Тито приказал своим бойцам отступить, но их накрыли немецкие пикирующие бомбардировщики. За ударом с воздуха последовало прибытие 13-го полка СС дивизии «Принц Евгений» (7-я добровольческая горнострелковая дивизия СС), который пробился в Дрвар и спас оставшихся в живых парашютистов. Операция «Ход конем» провалилась, но партизаны еще долго не могли оправиться от нанесенного удара и на значительное время отказались от активных действий. Скорцени, не принимавший в операции непосредственного участия и выполнявший лишь роль советника, возложил ответственность на сухопутные части, не успевшие прийти вовремя к Дрвару.

Иосип Броз Тито, по национальности хорват, партизан,
взявшийся за оружие только после нападения
Германии на СССР.
Попытка захватить маршала Тито в 1944 г. не удалась
В середине 1944 г. ситуация на Восточном фронте серьезно ухудшилась и противник уже приближался к границам рейха. Возможности для использования Скорцени и его «стальных бойцов» появлялись все чаще. На южном участке Восточного фронта обострилось положение союзника Германии, Румынии, поражение которой открывало перед Советами путь на Балканы и лишало Гитлера крупнейшего поставщика нефти.

Когда в августе 1944 г. король устроил переворот, сместив прогерманского диктатора Антонеску, всем стало ясно, что войска необходимо отводить. В ситуации, когда нужно руководствоваться девизом «Спасай что можно», требовалось во что бы то ни стало удержать горные перевалы в Карпатах. Решение задачи поручили Скорцени, который, в свою очередь, остановил выбор на знакомом ему австрийце Вальтере Гирге. В свои 22 года Гирг уже считался среди коммандос ветераном и имел репутацию человека бесстрашного и решительного. Удерживать перевалы Скорцени отправил его с двумя взводами, сформированными в Тимишоаре. В распоряжении Гирга были несколько опытных коммандос и люди, знающие русский. Он разделил имеющиеся силы на четыре группы по десять человек в каждой, вооружил всех местных немцев и мобилизовал 2 тысячи солдат люфтваффе. Используя методы партизанской войны и действуя в тылу наступающих русских, Гирг сумел задержать противника (не замечено и не отражено в источниках. – Ред.) и спасти от катастрофы весь юго-восточный участок фронта. (Катастрофа произошла. Только в ходе Ясско-Кишиневской операции Красной армии 20–29 августа 1944 г. были уничтожены 22 немецкие дивизии и разгромлены почти все румынские дивизии на советско-германском фронте. Безвозвратные потери немцев и румын составили свыше 400 тысяч человек, в том числе 208,6 тысячи пленными (из них 25 генералов). Красная армия захватила свыше 2000 орудий, 340 танков и штурмовых орудий, около 18 тысяч автомашин. Потери Красной армии в ходе этой операции: 13 197 человек убитыми и пропавшими без вести, 53 933 ранеными, 75 танков, 111 самолетов, 108 орудий. Юго-восточный участок Восточного фронта немцам пришлось создавать практически заново (с помощью венгров, дополнительно выделивших значительные силы). – Ред.)

Операция «Панцерфауст»

Карпатский фронт несколько стабилизировался, но за ним для Германии назревала другая проблема. К осени 1944 г. у Гитлера появились серьезные основания усомниться в верности другого, дотоле преданного союзника – Венгрии. Во главе ее стоял регент, адмирал Хорти, который, ненавидя коммунистов, с недоверием относился и к нацистам. На протяжении многих лет Германия использовала Венгрию как аграрный и сырьевой придаток, эксплуатируя ее богатства и почти ничего не давая взамен. Кроме того, Хорти защищал всех граждан Венгрии, в том числе и евреев, и не позволял депортировать их в нацистские лагеря смерти в Польше. Более того, адмирал подумывал уже о том, чтобы взять пример с соседней Румынии и, пока не поздно, переметнуться на другую сторону. К востоку от Венгрии оборону держали миллион немцев и венгров, но в случае предательства Хорти фронт рухнул бы, и тогда русские могли бы вторгнуться в Германию через Австрию. Наученный опытом Румынии и подозревая Хорти в намерении перейти на сторону союзников, Гитлер принял меры по отстранению адмирала от власти. 10 сентября 1944 г. он вызвал Скорцени и, объяснив задачу, выдал ему полный карт-бланш на любые действия. Скорцени, выдавая себя за туриста, «доктора Вольфа», отправился в Будапешт. План его заключался в том, чтобы убрать Хорти, но сохранить в целости венгерское правительство. К регенту-адмиралу в стране относились с почтением, и, если бы он пострадал от рук немцев, неприятностей было бы не избежать. Осмотрев правительственные здания на Крепостном холме, «доктор Вольф» увидел впечатляющую оборонительную систему. Прямой штурм такой крепости, защищаемой к тому же большим и стойким гарнизоном, представлялся бесперспективным.

Адмирал Хорти (в черной шинели), венгерский регент и диктатор. На снимке – с заместителем фюрера Рудольфом Гессом (левая рука на ремне) в предвоенной Германии
От представителей абвера и СД Скорцени узнал, что Хорти уже вступил в переговоры с русскими через двух офицеров маршала Тито, которые находились в Будапеште с секретной миссией и контактировали с сыном регента Николасом Хорти. Похищение Николаса сорвало бы планы регента и дало бы немцам инструмент для давления на самого адмирала с целью вынудить его отречься от власти.

Первая попытка похищения сорвалась, когда Хорти неожиданно прибыл в дом, где его сын вел тайные переговоры. Во второй раз удача отвернулась от Николаса. Коммандос и несколько человек из патруля снова окружили здание, а четверо агентов СД заранее проникли в комнату над той, где шли переговоры. Было это 14 октября 1944 г. У дома уже стояли автомобили, в ожидании сигнала коммандос и патрульных. Когда они без предупреждения ворвались в здание, охранники Николаса открыли огонь. Завязался настоящий бой. Скорцени свистнул три раза, подавая сигнал Фелькерзаму и его группе. С охранниками справились. Агенты СД схватили Николаса, закатали в ковер и самолетом вывезли в Германию.

Пришло время разобраться и с самим регентом, который в тот же день выступил по радио с антигерманской речью, заявив, что Германия проиграла войну и что Венгрия соглашается с условиями перемирия с СССР. Скорцени знал, что замок защищают 2 тысячи солдат элитных частей венгерской армии и что численность дислоцированных в Будапеште немецких подразделений в три раза меньше. Но ни штурмовать, ни обстреливать замок он не собирался, как не собирался оставлять за собой кровавый след. Скорцени приготовил ловушку.

Будапешт. Крепостной холм (Будайская крепость), неприступная, как считал Хорти, цитадель в сердце столицы, которая пала перед Скорцени без единого выстрела. Сына Хорти похитили, чтобы вынудить Венгрию продолжать войну на стороне Германии
Разработанный Скорцени план операции под кодовым названием «Панцерфауст» был хитроумным, дерзким и необычным. Двум батальонам предстояло отвлечь внимание венгров, тогда как штурмовая группа должна была проникнуть в замок через главный вход. За полчаса до рассвета Скорцени сказал своим людям следующее: «Огонь не открывать. Оружие держать на предохранителе. Что бы ни случилось – без приказа офицера не стрелять». Операция началась. Выстроив своих людей колонной, Скорцени занял место в первом (из четырех) танке. Расчет строился на том, что венгры не станут стрелять в идущую мирно колонну. Скорцени блефовал, и весь план мог сорваться, если бы у кого-то из его людей сдали нервы. В 5:55 15 октября колонна, словно огромная гусеница, двинулась по единственной дороге к воротам замка. Не усмотрев ничего подозрительного, обманутые внешним миролюбием союзников, постовые дали немцам пройти. Главная площадь была занята в считаные минуты и без единого выстрела.

Без каких-либо помех колонна миновала казармы и здание военного ведомства, где находились по тысяче солдат охранявшего замок гарнизона, и направилась к дворцу регента. Скорцени в сопровождении офицеров и Фелькерзама поднялся по главной лестнице. Какой-то взволнованный полковник встретил их с оружием в руках, но Фелькерзам выбил у него пистолет. Венгерского солдата, нацелившего на немцев пулемет, быстро обезвредили. Скорцени направился к кабинету коменданта. Фелькерзам доложил, что дворец уже занят и что на Крепостном холме все тихо. Услышав это, комендант счел за лучшее сдаться. Венгры сложили оружие, и Скорцени позвал офицеров в тронный зал. Там он обратился к венграм с небольшой речью, назвав их кузенами и призвав не ссориться, а сомкнуть ряды перед лицом «красных орд», уже стучащихся в ворота их родины. Венгры, ободренные такими словами, полностью с ним согласились.

Адмирала Хорти схватили и отправили в тот же баварский замок, где уже находился его сын. Правительство возглавил граф Ференц Салаши, вождь венгерских фашистов. Хотя Хорти уже почти договорился о капитуляции перед союзниками, с его устранением ситуация изменилась, и Красной армии пришлось брать Венгрию и Будапешт силой. Большая часть венгерской армии сражалась вместе с немцами до конца. Скорцени одержал самую блестящую свою победу.

После успешного выполнения будапештской миссии слава Скорцени (второй слева в первом ряду) выросла еще больше
К сожалению, имя Скорцени, которое обычно ассоциируется с такими успешными операциями, как спасение Муссолини и устранение Хорти, связано также с операцией «Гриф», проведенной на Западном фронте в декабре 1944 г. Тогда Скорцени собрал команду из немцев, говорящих по-английски с американским акцентом. Их задача заключалась в том, чтобы, действуя в тылу неприятельских войск, сеять панику и смятение. Самому Скорцени идти за линию фронта запретили, что сильно его разозлило, поскольку он всегда считал, что хороший командир должен делить со своими людьми все опасности и лишения. Цель операции «Гриф» была достигнута – в тылу американцев воцарился хаос. Задержанному на блокпосту генералу Омару Брэдли пришлось под дулами автоматов называть имена голливудских звезд, чтобы подтвердить свою личность. Закончилась все тем, что людей Скорцени схватила американская военная полиция и они были расстреляны как шпионы.

После Арденнского сражения таланты Скорцени уже не находили должного применения. Ему поручали обычные операции по сдерживанию советских войск, вторгшихся уже в Восточную Германию и занявших самое сердце Пруссии к востоку от Эльбы. Сопротивление было бесполезно и лишь стоило жизни тысячам (сотням тысяч. – Ред.) солдат, включая юных Фелькерзамов. И сам Скорцени, и его офицеры и солдаты заслужили лучшей участи.

назад                                       Оглавление                                          Далее

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: