понедельник, 24 февраля 2014 г.

Гитлеровская машина шпионажа: Специальные операции - Блестящий успех

продолжение...
Блестящий успех

В штаб Гудериана их вызвали 26 июня, но прибыть к месту удалось только на следующий день – дороги были забиты войсками, а требовать себе привилегий они не стали, опасаясь привлечь к себе внимание советских шпионов. Командовавший группой лейтенант решил атаковать мост на закате, когда солнце будет слепить русских часовых. План был прост. Два грузовика с отступающими «красноармейцами» пробиваются к мосту. Первый проезжает, второй – дабы задержать подрывников и дать лейтенанту время обнаружить заряды – останавливается на середине моста якобы из-за механической поломки. Лейтенант на эту роль подходил идеально, поскольку безукоризненно владел русским да еще был одет в форму офицера НКВД. Человека в такой форме простые солдаты боялись и презирали, что давало лейтенанту дополнительное преимущество.

Фельдмаршал Кессельринг (с жезлом) вместе с итальянскими генералами проводит смотр италь янских частей. В 1943–1945 гг. Кессельринг руководил оборонительной кампанией в Италии
Для начала несколько пикирующих бомбардировщиков изобразили атаку на мост, усилив панику и дав «красноармейцам» повод соскочить с грузовика и подобраться к мосту. Какой-то офицер хотел погрузить на освободившуюся машину своих раненых, и тут уже «энкавэдэшнику» пришлось употребить власть. Перейдя мост, он затеял перепалку с советским офицером, отвечавшим за подрыв моста. Тем временем второй грузовик проехал через мост. Заряды быстро обнаружили и обезвредили. Лейтенант сбросил советскую форму и был убит в завязавшейся перестрелке. На протяжении получаса горстка диверсантов сдерживала атаки советских солдат, потому что спешившие им на помощь танки попали под сильный огонь противника. Вернувшиеся в сумерках «Юнкерсы-87» быстро разбомбили оборонительные позиции русских. Согласно первоначальному плану, коммандос должны были удерживать мост в течение 15 минут – они продержались два часа. Но вся слава досталась танкистам, а диверсанты покинули поле боя никем не замеченные и отправились зализывать раны.

Место заточения Муссолини в области Абруцци, гостиница в горном массиве Гран-Сассо. Находясь там, дуче узнал, что Италия капитулировала, а его должны выдать союзникам
В период наступательной фазы войны на Востоке коммандос использовали часто и с большим успехом, но позднее, в конце 1942 г. и начале 1943 г., когда характер боевых действий изменился не в пользу германских войск, от них уже мало что зависело. В руководстве вермахта зазвучали голоса, требовавшие распустить подразделения «Бранденбург». Но Гитлер придерживался иного мнения. В феврале 1943 г. фюрер увидел в коммандос тот инструмент, с помощью которого можно одержать несколько впечатляющих побед и поднять боевой дух войск. Для смелых, дерзких и рискованных операций требовался особый командир, и таковым стал Отто Скорцени. Огромный, с изуродованным шрамами лицом, этот австриец стал командующим германскими коммандос 20 апреля 1943 г. После назначения он первым делом сел за изучение абверовских досье на британских коммандос, парашютнодесантные части особого назначения (САС), морскую пехоту США. Скорцени планировал рейды в Иран и на Урал, когда пришло известие о том, что в Италии Большой фашистский совет отстранил от власти Муссолини и поставил на его место маршала Бадольо.

Телефонный звонок застал Скорцени в его штаб-квартире под Берлином, в местечке с неподходящим названием Фриденталь (Тихая долина). Скорцени вызвали в столицу, откуда он вылетел в ставку Гитлера «Волчье логово» в Восточной Пруссии. Там Скорцени никогда раньше не был и с самим фюрером не встречался. Войдя в кабинет, Гитлер в группе офицеров сразу выбрал внушительного австрийца. «У меня для вас миссия первостепенной важности», – бросил фюрер и разразился гневной тирадой в адрес неверных итальянцев, «посмевших» вызвать его гнев смещением Муссолини. «Его нужно спасти, прежде чем эти предатели выдадут его врагу. Вы, Скорцени, спасете моего друга, – продолжал фюрер, не сводя глаз с 35-летнего офицера, – и ваш успех изменит ход войны. За результат миссии вы отвечаете передо мной лично». Гитлер пожал ему руку, и ошеломленный Скорцени вышел. Теперь его прямым начальником стал Карл Штудент.

Штудент отдает Скорцени последние приказания по спасению Муссолини во время инспекторского смотра перед вылетом с аэродрома Прарира
27 июля Штудент и Скорцени приземлились в аэропорту Рима и сразу же отправились во Фраскати, штаб-квартиру фельдмаршала Кессельринга, германского главнокомандующего в Италии. Кессельринг простодушно верил итальянцам, заверявшим его в том, что дуче еще в Риме. Тем временем мнительный Бадольо уже распорядился тайно переправить свергнутого диктатора на остров Понца. Обе стороны вели сложную игру, в которой обман перемежался с заверениями в дружбе, оттягивая неизбежное с тем, чтобы использовать ситуацию к собственной выгоде. Проведя нелегкую и отнявшую немало времени детективную работу, Скорцени определил местонахождение Муссолини – островок в Тирренском море неподалеку от северо-восточного берега Сардинии. Островок назывался Маддалена.

Скорцени проверил информацию через агентов абвера и контакты в Италии и получил подтверждение. Воздушная разведка показала, что оборонительные сооружения на острове укреплены и расширены, и это тоже указывало на пребывание там важной персоны. Во время одного из разведывательных полетов самолет, в котором находился Скорцени, был атакован британскими истребителями и упал в море. Немцам удалось выбраться из машины, а спасло их, по иронии судьбы, итальянское судно, патрулировавшее остров и имевшее задачу предотвратить похищение дуче германскими союзниками. Через некоторое время Скорцени и его люди вернулись на Маддалену под видом немецких моряков. Лейтенанту Вагнеру поручили определить точное местонахождение Муссолини. Пройдясь по местным барам, Вагнер наткнулся на торговца овощами, который указал ему на виллу Вебер. Шпион и его случайный проводник провели какое-то время в засаде, пока не заметили знакомую лысую голову и римский профиль дуче в окружении нескольких охранников. Щедро отблагодарив торговца за помощь, Вагнер вернулся к Скорцени с хорошими новостями. Скорцени составил новый план, предусматривавший полномасштабную акцию. Назначили и день – 28 августа. Однако постоянное и назойливое внимание со стороны немцев вызвало у охранников дуче понятное беспокойство. 27 августа с острова взлетел и взял курс на континент гражданский самолет с опознавательными знаками Красного Креста. Вагнер снова отправился в разведку и узнал, что Муссолини эвакуировали. Лейтенант известил о случившемся Скорцени, и операция была отменена буквально в последний момент.

Уникальный снимок коммандос Скорцени сразу после приземления на плато перед отелем в горном массиве Гран-Сассо. Десантники занимают позиции перед штурмом
Скорцени вернулся в кабинет, но тут удача повернулась к нему лицом. В Риме к нему заглянул офицер СС Герберт Капплер, который сообщил, что в горах в области Абруцци, к востоку от города, творится нечто странное. Без каких-либо видимых причин вокруг лыжного курорта, массива Гран-Сассо, выставлено усиленное охранение. Объяснение могло быть только одно: Муссолини перевезли в это уединенное, изолированное место. Поблагодарив товарища по СС, Скорцени решил, не тратя время зря, проверить новый след. К этому времени он уже собрал вокруг себя надежную команду из опытных подчиненных, таких как лейтенант Вагнер, и платных итальянских информаторов, державших его в курсе всего интересного. Скорцени выяснил, что на плато Кампо-Императоре есть отель, попасть к которому можно только на фуникулере из Ассерджи. Проехать к отелю по дороге, на машине, было невозможно, следовательно, и оборонять его не составляло особого труда. Для содержания пленного Муссолини лучшего места не найти.

Опасаясь, что немцы прознали о местонахождении дуче, итальянцы держались настороженно и сильно нервничали, поэтому Скорцени не мог позволить себе ни одного неверного шага. Чтобы проверить информацию о Гран-Сассо и не вызвать подозрений, генерал Штудент приказал офицеру медслужбы Лео Крутоффу узнать у итальянцев, не согласятся ли они предоставить лыжный курорт в распоряжение вермахта для отдыха раненых солдат. Крутофф приехал в Ассерджи, но к фуникулеру его не допустили карабинеры. Немцу объяснили, что отель закрыт для посторонних и передан в распоряжение военных. Крутофф вернулся в Рим расстроенный. Штуденту и Скорцени ничего не оставалось, как только посочувствовать врачу и выразить сожаление по поводу столь невежливого поведения союзников. Теперь сомнений не осталось: Муссолини прячут на Гран-Сассо.

Представленный Скорцени новый план поразил его начальство своей дерзостью: он возьмет 100 десантников-парашютистов на планеры, пролетит над горными перевалами к Гран-Сассо и высадится на плато. Бесшумные планеры не вызовут тревоги у итальянцев, а когда охрана все же увидит их и поймет, в чем дело, будет уже поздно. Начальство выразило серьезные сомнения в практической возможности реализовать задуманное, но Гитлер – всегда восхищавшийся такими качествами, как решительность, дерзость и отвага, – поддержал Скорцени.

Полковник Мари (справа) поздравляет командира коммандос Ральфа фон Берлепша после успешной операции
В 13:00 12 сентября 1943 г. двенадцать немецких самолетов с планерами на буксире поднялись в воздух с аэродрома под Римом и взяли курс на горы в области Абруцци. Радлю, правой руке Скорцени, пришла в голову блестящая мысль взять с собой сочувствующего немцам генерала Солети. Человек авантюрного склада, Солети с удовольствием согласился принять участие в рискованной операции. Самолеты уже набрали высоту, когда Скорцени, с трудом поместившийся в тесном планере, смог наконец оглянуться и с ужасом обнаружить, что два планера исчезли в облаках. Потеря была бы не столь велика, если бы в них не находилась штурмовая команда и проводник. Теперь ему приходилось рассчитывать только на память.

Участники дерзкого и блестяще выполненного рейда купаются в лучах славы
Внизу появился отель. Скорцени приказал пилоту сесть как можно ближе к отелю. Планер буквально рухнул на землю, и десантники с командиром во главе устремились к отелю. Заметив в верхнем окне кого-то похожего на Муссолини, Скорцени взлетел по лестнице. Оставшийся внизу Солети приказал итальянским солдатам сложить оружие. Муссолини уже вывели из отеля, когда на плато приземлился небольшой разведывательный самолет «Шторьх». Принимать на борт сразу двоих, Муссолини и Скорцени, пилот, капитан Герлах, поначалу отказывался из-за опасности перегруза. Скорцени призвал его не трусить. В конце концов Герлах дал полный газ, и самолетик буквально сорвался с обрыва в глубокое ущелье. Все трое уже решили, что настал их последний час, но опытному летчику удалось удержать машину в воздухе и долететь до Рима, где Муссолини встречала жена. Оттуда итальянский диктатор отправился в Германию. 14 сентября Гитлер устроил старому союзнику теплый прием в «Волчьем логове» в Растенбурге.

Скорцени проснулся знаменитым. Его имя было на устах у всех, а его успех придал мужества и укрепил моральный дух уставших и все острее ощущавших на себе бремя войны немцев. Что еще важнее, Муссолини создал фашистское государство на севере Италии и помог удержать южный (итальянский. – Ред.) фронт от развала. Кровавая война в этой стране продолжалась еще долго благодаря умелому и решительному руководству фельдмаршала Кессельринга.

Скорцени (с биноклем на груди) и Муссолини (в черном пальто) в окружении немецких солдат и итальянских поклонников дуче после прибытия в Рим
Обретенная Скорцени слава выдвинула его кандидатом на роль исполнителя других подобных операций, о которых думали Гитлер и Гиммлер. Один такой план, рожденный фантазией Гиммлера и встреченный Скорцени без особого энтузиазма, заключался в том, чтобы отправить к берегам Америки подводную лодку и выпустить по Нью-Йорку самолет-снаряд «Фау-1» – в отместку за начатые США бомбежки Германии. Скорцени указал на проблемы как технического, так и практического плана, решения которых потребовала бы реализация задумки Гиммлера. Зато он поддержал предложение летчицы-испытательницы Ханны Рейч (Райч) направить пилотируемый «Фау-1» на палату общин британского парламента. В последний момент это безумие остановил маршал Мильх, не пожелавший рисковать Рейч, самой знаменитой летчицей Германии.

Скорцени пришлось ждать, пока его специфическим талантам найдется достойное применение. Следующей сценой для него стали Балканы, где разыгрался очередной кровавый спектакль, угрожавший неприятностями рассыпающейся империи Гитлера. После неудачных попыток прийти в 1943 г. к соглашению с партизанским лидером, маршалом (с 1943 г.) Тито, абверовские агенты в контролируемых партизанами районах сообщали о сильном падении боевого духа среди его бойцов. В начале 1944 г. было принято решение воспользоваться сложившейся ситуацией и предложить югославскому руководителю иной подход. Если с коммунистическим лидером нельзя договориться, его можно похитить или убить, нанеся таким образом сокрушительный удар по всему партизанскому движению.

Диверсанты Третьего рейха - Первый фильм (2/2) Отто Скорцени


назад                                       Оглавление                                          Далее

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: