понедельник, 18 июля 2011 г.

Россия, помоги русской интеллигенции в Эстонии!

Недавно в эстонском ежемесячнике «Дипломатия» чиновник МИДа заявила, что российская политика поддержки соотечественников имеет противоположную направленность устремлениям эстонской политики интеграции.

По словам автора, эта политика стоит на трех основах: поддержке русского языка и культуры; борьбе против фальсификации истории; защите прав соотечественников.

Причем первый пункт используется только в качестве фигового листа для укрепления двух последних, истинных целей, пишет бывший министр культуры Яак Аллик для портала Slavia.ee

Автор призвала читателя трижды задуматься, прежде чем принимать участие в любых проектах, цель которых - содействие политике российских соотечественников в Эстонии.

Мне кажется, что в подобной постановке вопроса сквозит некоторая параноидальность в отношении к соседу. Но задуматься о целях и средствах политики соотечественников стоит.

Почти 20 лет отношения между Россией и Эстонией на точке замерзания. Но когда-то же должно наступить время для изменения вектора движения. Необходимо снова начать движение навстречу друг другу, и это чувствуют многие деятели культуры, предприниматели, простые люди среди эстонцев, не говоря о местных русских, которым никак не хочется все время доказывать, что они не троянский конь России. Структура неэстонского населения (390 000) Эстонии весьма сложна, чем во многом объясняется и противоречивое разнообразие интересов русскоговорящих.

Сегодня русское население – наиболее социально и экономически уязвимая часть эстонского общества: более высокая безработица и более низкие доходы – у русских. У них более низкая продолжительность жизни и более высокая преступность, наркомания, алкоголизм. Но главное обстоятельство, которое действительно угрожает сохранению русской культуры, а в итоге и национального идентитета русскиx в Эстонии, это то, что сегодня русскоговорящее население почти не имеет собственной интеллигенции. Доля интеллигенции, особенно гуманитарной, среди этой группы была незначительной и в советское время, но поскольку возможности получения высшего образования на русском языке и рынок труда для русскоязычных специалистов в Эстонии крайне ограничен, то многие способные представители молодого поколения уже уехали и будут уезжать в западном направлении.

Я думаю, что главной целью российской политики поддержки соотечественников должна стать помощь в сохранении и воспроизводстве русской интеллигенции в Эстонии. Для решения этой задачи у русских в Эстонии собственных материальных и духовных средств уже не хватает, а у эстонского правительства не хватает ума, чтобы понять приоритетность этой цели для сохранения межнационального мира в Эстонии.

Борьбу против фальсификации истории также лучше деполитизировать, оставив ее для дискуссий между историками. Из Эстонии трудно понять, почему нынешняя официальная Россия не хочет дистанцироваться от ответственности за преступления сталинского режима и признать насильственный характер инкорпорирования государств Балтии в состав Советского Союза. C другой стороны, и утверждения некоторых эстонских политиков о том, что за свободу Эстонии можно было бороться в составе гитлеровской армии, естественно, раздражают Россию и также далеки от истины.

Если вернуться к возможной и благородной цели политики соотечественников – поддерже сохранения и воссоздания русской интеллигенции в Эстонии, то для ее достижения можно найти очень разные формы и методы. В этом плане одной из острейших проблем является подготовка учителей для русской школы. Эстонское государство участвует только в подготовке учителей русского языка для эстонских школ и эстонского для русских. Учительский корпус становится все старше, а его омоложение происходит стихийным образом. Решению вопроса могло бы помочь межправительственное соглашение о сотрудничестве в подготовке учителей для русских школ: либо в России, куда направлялись бы выпускиники русских гимназий из Эстонии, либо в Эстонии, где можно было бы наладить такую подготовку силами русскоязычных частных вузов при методическом, научном и организационном содействии России.

Кардинальное решение проблемы подготовки интеллигенции, в том числе учительства, для русскоговорящей части общества не может, конечно, состояться без доброй воли эстонского государства и согласования политики Эстонии и России по данному вопросу. Базой для решения вопроса могли бы стать уже созданные три колледжа при Тартуском, Таллиннском и Таллиннском техническом университетах, работа которых ориентирована на русскоговорящих студентов.

Если будет признано необходимым, что для положительной интеграции эстонского общества требуется остановить уход мыслящей части русскоговорящей молодежи на Запад, то, я уверен, не будет никакого криминала, если подготовка таких специалистов будет вестись в государственных вузах Эстонии отчасти и на русском языке, с привлечением специалистов из России. Но ждать особой активности в подобной постановке вопроса от эстонской стороны сегодня, разумеется, не приходится.

Полагаю, что Россия могла бы активно помочь, а в некоторых случаях и спасти, отдельные творческие коллективы, выделяя гранты под их проекты, поддерживая писателей (и переводчиков), художников, журналистов, своим творчеством сохраняющих и приумножающих русскую культуру в Эстонии. Здесь следует указать и на то, что в Эстонии уже нет ни одной русскоязычной ежедневной газеты, а литературно-художественные журналы «Таллинн» и «Вышгород» превратились практически в ежеквартальные альманахи без постоянных средств к существованию.

Продуманная и целенаправленная поддержка именно русскоязычной интеллигенции, а не маргинальных политических группировок со стороны России могла бы стать серьезным вызовом для эстонских властей. Системная помощь русскоговорящей интеллигенции не только спасет русскую общину Эстонии от деградации, но и могла бы стать аргументом против политики ассимиляции русскоязычного меньшинства. Еще один серьезный резерв помощи русскоговорящим жителям Эстонии - внимательное отношение к этническим эстонцам и финно-угорским народам, живущим в России. Насколько бы убедительнее выглядела Россия, помогай она более целенаправленно своим финноугорским согражданам поддерживать свои языки и культуру, а также развивать контакты с Эстонией.

Зачем мне, эстонскому политику, обо всем этом заботиться? Moлодым в Эстонии, и эстонцам, и русским, в общем-то уже почти все равно, почему поссорились Россия и Эстония и что они вместе и порознь теряют от этого экономически и политически. Но нам не может быть безразличным, если это обернется уходом России с культурного, человеческого пространства Эстонии. Если серьезно, то без российской нефти как-то просуществовать можно, но очень трудно жить без русской культуры, тех ценностей, которые создавались в ее недрах, получили распространение и признание во всем мире и стали частью самосознания очень многих людей, причем не только русских, за пределами России.

 -------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: