среда, 15 июня 2011 г.

Кейт Пентус: «Не хочу быть министром только потому, что я женщина»

Когда Кейт Пентус назначили на пост министра окружающей среды, основным аргументом оппонентов стало то, что накануне выборов она ни слова (!) не сказала об окружающей среде. Министр реагирует на обвинения философски, замечая, что в задачи оппонентов как раз таки и входит критика. Что же касается темы окружающей среды, то это, как утверждает Кейт Пентус, было ей близко еще со времен работы старейшиной Кесклинна. «Если по какой-то теме я выступала меньше, то это не значит, что данная область мне не интересует», - поясняет министр. А среди прочего, о чем, быть может, говорят не так много, ее интересует изучение русского языка и гонки «Формулы-3».

- Вы удивились, получив место министра окружающей среды?

- Это был мой личный выбор, без моего согласия меня не смогли бы утвердить на этой должности. Большим сюрпризом это все же не было.

- Но полгода назад вы вряд ли об этом думали…

- Конечно, полгода назад я об этом не думала, так как выборы еще только предстояли. Будет ли у политика возможность стать министром, зависит в первую очередь от результатов выборов.


- На ваш взгляд, министр должен быть специалистом в своей отрасли или просто хорошим управленцем?

- Министр должен быть очень хорошим руководителем своей команды, но в своих решениях опираться и на мнение специалистов в данной области. Он должен уметь смело спрашивать, слушать, принимать во внимание мнения специалистов и на основе всего этого принимать решения…

- Остальную работу делают советники?

- Не только советники, в каждом отделе есть специалисты, есть заместители канцлеров… Но в данном случае я говорю не только о тех, кто работает в министерстве. Область окружающей среды – это и различные объединения, общества, вне министерства. И при вступлении в должность я сказала, что хожу встречаться и прислушиваться к мнениям подобных обществ извне министерства.

- Сколько человек у вас в подчинении?

- Зависит от самого понятия «подчинение». Если говорить о министерстве, то сотни.

- Скольких из них вы знаете в лицо и по имени?

- Пока что я не осмелюсь сказать, что знаю, например, 90%, но я общаюсь с ними каждый день, поэтому постепенно буду со всеми знакомиться, чтобы знать как в лицо, так и по имени.

Отдыхать на природе стали культурнее

- Одним из пунктов коалиционного соглашения значится такой: «Чистая вода всем жителям страны». Проблема питьевой воды для нас, наверное, все-таки не самая серьезная?

- Сейчас уже нет, а вот до недавнего времени была таковой. Еще лет пять назад даже в крупных населенных пунктах бывали случаи, когда из-под крана вместо воды шла жидкость с неприятным запахом.

- А где на данный момент в Эстонии хуже всего обстоит с этим дело?

- Например, в Ида-Вирумаа. Инвестиции в этот регион и сами проекты находятся еще в незавершенной стадии. Конечно, есть единичные примеры тех мест в Эстонии, где дела с очисткой сточных вод могли бы обстоять лучше, но в любом случае нынешнее положение куда лучше, чем лет 10 назад.

- В правительственной программе также говорится, что государственный лес должен стать общедоступным местом отдыха. Мне кажется, тут есть некоторое противоречие с тем, что отдыхать на природе многие не умеют, и в итоге леса страдают.

- Я бы сказала, что поведение людей меняется в лучшую сторону. Сейчас даже нет необходимости в инспекторе, который бы контролировал действия отдыхающих. Если кто-то посторонний сделает замечание некорректно ведущим себя на природе людям, то к этому замечанию прислушиваются.

- Но могут и по голове дать!

- (смеется) Со мной такого, к счастью, не случалось. Хотя я всегда могу призвать к порядку, если вижу, что кто-то ведет себя на природе недостойным образом.

- Насколько наши люди образованы и осведомлены в сфере окружающей среды? Довольны ли вы тем, как преподают природоведение в школах? Или это все же не главный предмет?

- Очень многое зависит от самих учителей. В части преподавания природоведения наши учителя очень хорошие. Ищут какие-то дополнительные материалы, чтобы сделать этот предмет интересней и привлекательней для учащихся. Природоведение – это такой предмет, который нельзя учить только по учебнику, надо устраивать практические занятия на природе, экскурсии. И именно эта практическая часть очень хорошо проводится в школах. Что касается образованности в сфере окружающей среды, то этому, наверное, нельзя научиться, изучая лишь природоведение. Эту науку надо постигать параллельно с другими, например, с физикой, химией, надо учиться тому, как явления взаимодействуют между собой в природе в целом.

Продажа квот до суда доведет

- Борцы с глобальным потеплением осуждают Эстонию за продажу квот на выброс углекислого газа, так как это способствует накоплению парниковых газов в мире. В чем здесь проблема и как ее можно решить?

- Во-первых, тема квот связана с межгосударственным соглашением с целью уменьшить загрязнение окружающей среды и мотивировать предприятия инвестировать в технологии, благодаря которым в воздух будет выбрасываться меньше углекислого газа. Это смысл политики по отношению к углекислому газу.

Имеется две системы торговли квотами. Первая касается всех государств, которые присоединились к так называемому Киотскому протоколу. Там есть условие: деньги, полученные от торговли квотами, следует направлять в инвестиции по уменьшению загрязнения. Эстонию, кстати, похвалили за приобретение на вырученные деньги новых трамваев для таллиннской трамвайной линии №4.

Вторая система создана внутри Евросоюза. Ее суть в том, что задачами по уменьшению загрязнения занимается не государство, а сами предприятия. Европейская комиссия дает им право в определенных количествах выбрасывать углекислый газ в воздух в период 2008-2012 гг. Изначальная идея была такова, что члены ЕС предоставляют Еврокомиссии свои программы по распределению квот. Комиссия анализирует, решает, насколько обоснованы количества, которые государство отдает тому или иному предприятию, и тогда уже одобряет или отклоняет программу.

В первой программе Эстония запрашивала 24 млн. тонн, то есть мы хотели дать своим предприятиям право на выброс углекислого газа в воздух в размере 24 млн. тонн. Еврокомиссия посчитала, что такое количество не обосновано. Например, у предприятия есть право на выброс 5 млн. тонн, а реально оно выбрасывает только 2 млн. Значит, оставшиеся 3 млн. тонн можно кому-то выгодно перепродать.

- И сейчас Эстония готова идти с этим вопросом в суд?

- Когда Еврокомиссия отклонила ходатайство о 24 млн. тонн, Эстония подала в суд и выиграла это дело. Потом мы подали новую заявку, в которой числилось около 14,3 млн. тонн углекислого газа. Но и ее Еврокомиссия отклонила. На этот раз причиной отказа было то, что у Эстонии нет права на получение бесплатных квот на количество углекислого газа, которое связано с экспортом электричества. Но мы считаем, что есть. Еврокомиссия говорит, что бесплатные квоты на экспорт электричества уже были выделены Латвии и Литве, и если дать еще и Эстонии, то получится выделение в двойном объеме. Это суть последнего серьезного спора с Еврокомиссией.

Правительство обсудило, есть ли теоретическая возможность обратиться в суд. Но есть вероятность, что дело продлится дольше полутора лет, и мы не успеем подать программу распределения квот до конца 2012 года. Предыдущее судебное дело длилось два с половиной года. И в то же самое время те предприятия, кого это дело затрагивает, находятся в подвешенном состоянии, так как нет ясности, в каком же объеме можно выбрасывать углекислый газ воздух, в каком размере следует делать инвестиции. Так что на данный момент мы ищем компромисс, чтобы запрашиваемое нами количество квот все-таки было одобрено.

- То есть, по сути, это и социальная проблема? Скольких предприятий это касается?

- Различных производителей электричества и станций насчитывается около 40. Среди них есть те, чей объем экспортируемого электричества больше, и те – чей меньше.

«Не хочу быть министром только потому, что я женщина»

- Вы – единственная женщина в нынешнем составе правительства. По-моему, это катастрофически мало. Почему в Эстонии настолько маскулинная политика? Или правительство в этом отношении не показатель?

- Я бы не имела ничего против большего количества коллег женского пола. Но дело в том, что в политике нет различий относительно пола. Наверное, в Эстонии пока что мало женщин, которые готовы к такой напряженной работе. Я неоднократно призывала женщин идти в политику. В Эстонии много тех, кто мог бы стать хорошим политиком. Чем больше женщины осмеливаются пробовать свои силы, тем лучше.

- Многие страны вводят систему квот. Как вы к этому относитесь?

- Мне это не нравится. Как будто женщины не могут по-другому участвовать в политике, только на основании квот! К тому же вопрос в следующем – а что дальше? Сначала квоты по половому признаку, дальше – по национальности, например… Я бы не хотела быть в правительстве только из-за того, что надо выполнить какие-то квоты.

- Вашу кандидатуру не раз называли в качестве преемника Андруса Ансипа на тот случай, если он уйдет из большой политики. Как далеко простираются ваши политические амбиции?

- Каждый политик должен быть в определенной степени амбициозным. Мои амбиции связаны прежде всего с так называемым содержанием. Я считаю, что те люди, чьи амбиции связаны исключительно с какой-то должностью, не будут успешны в долгосрочной перспективе.

- Если не ошибаюсь, вы уже почти год учите русский язык. Это правда?

- Да, это так. Хотя больше не посещаю занятия. Года полтора-два назад регулярно ходила на уроки русского языка, раз в неделю по три часа.

- И как оцениваете свои успехи? (Задаю вопрос по-русски, хотя до этого интервью шло на эстонском. – Прим. А.Т.)

- (улыбается и отвечает по-русски) Думаю, что самый большой барьер – это, наверное, психологический, мне не нравится делать ошибки. Дома смотрю новости на русском, читаю газеты, интернет, но говорить еще не решаюсь.

- Основная цель нынешней политики образования сводится к тому, чтобы все владели эстонским. А в качестве языка международного общения сгодится английский. Русский вам зачем?

- Меня так воспитывали: чем больше языков человек знает, тем проще ему общаться, тем больше у него возможности получать информацию из разных источников. Я считаю, что это правильное отношение.

- Насколько много политики в вашей обычной жизни? У вас есть, к примеру, друзья, разделяющие взгляды Центристской партии?

- В числе друзей таковых вроде бы нет. Но политики ведь тоже разные… Друзей выбираю исходя из общих интересов, ценностей. Я за то, чтобы государство не сильно вмешивалось в личную повседневную жизнь. Не ценности надо создавать исходя из политической принадлежности, а наоборот – политическую принадлежность надо выбирать исходя из устоявшихся личных убеждений. Поэтому среди моих друзей те, кто думают со мной в одном направлении.

Блондинку тоже можно принимать всерьез

- На моей памяти вы неоднократно перекрашивали волосы – были и блондинкой, и рыжей, и с темными волосами. Это обычная женская перемена настроения или как-то связано с имиджем политика?

- Цвет моих волос и политика не связаны между собой.

- Но некий подтекст все же имеется? Может, кому-то политика-блондинку тяжело воспринимать всерьез?

- Я думаю, что это предубеждение. Никогда не меняла цвет волос по такой причине. Это чистые эмоции, никакого подтекста здесь нет.

- Вы – одна из наиболее привлекательных женщин в эстонской политике. В то же время редко становитесь героиней светской хроники. Это сознательный выбор – держаться в стороне от всего, что не касается серьезных вещей, или просто не хватает времени на развлечения?

- Во-первых, спасибо за комплимент. А во-вторых, я никогда не выбираю мероприятия по степени вероятности попадания в светскую хронику. Моя жизнь, связанная с работой, настолько интенсивна, что свободное время нравится проводить в кругу друзей, семьи. На прошедших выходных, например, я очень усердно работала в саду. Конечно, все зависит от конкретного момента. Вдали от светских мероприятий я не держусь, но в то же время не ставлю цели попасть в светскую хронику.

- Семья, дети, домашний очаг – вы представляете свое будущее таким или на первом месте карьера?

- Одно другого не исключает. Я очень счастливый человек. У меня есть близкие, которые меня всегда поддерживают, есть самый лучший в мире спутник жизни, родители, на которых я могла всегда опереться, два замечательных брата, оба младше меня, с которыми можно обсудить любые темы. Поддержка семьи для меня очень многое значит. Без этой поддержки я бы не смогла быть успешной в профессиональном смысле. Поэтому семья и карьера для меня неразделимые вещи, все должно быть в равновесии.

- Как идут дела у вашего брата? (Стен Пентус является гонщиком в соревнованиях «Формула-3». – Прим. А.Т.) Следите за выступлениями?

- И за результатами брата слежу, и сами гонки мне нравятся. Мой отец участвовал в кольцевых гонках еще во времена Советского Союза, а до этого ездил на таких маленьких мотоциклах. И, будучи еще ребенком, я ходила с ним на соревнования, это был очень захватывающий мир. С тех пор во мне живет любовь к быстрым автомобилям.

- А вы превышаете скорость?

- (смеется) До какого-то времени я была в семье белой вороной, так как у меня вообще не было водительских прав. Получила их всего два года назад. Я очень аккуратный участник дорожного движения, не понимаю лихачей. Подобные экстремалы подвергают опасности не только себя, но и других. Поэтому увидеть меня, превышающей скорость на автомобиле, не представляется возможным. Мой брат говорит, что люди, которые реализуют себя в более мирной деятельности, не нуждаются в таком проявлении эмоций, как лихачество на дорогах.
Ещё:
Премьер-министр: портрет без ретуши
Двенадцать друзей Ансипа
Глава МВД Keн-Maрти Вахер: Я надеюсь на добровольцев и помощников полиции
Рейн Ланг: наша культура имеет сильную позицию
---------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментариев нет: